Уче­ни­ца - учи­те­лю, ко­то­ро­го под­ве­ла под ста­тью: «Про­сти ме­ня, ду­роч­ку ма­ло­лет­ку»

Ру­ко­во­ди­те­ля пат­ри­о­ти­че­ско­го цен­тра от­пра­ви­ли в СИЗО за по­це­луй с 13-лет­ней школь­ни­цей. Но де­воч­ка из­ме­ни­ла по­ка­за­ния - го­во­рит, что все при­ду­ма­ла.

Komsomolskaya Pravda - - Особый случай - Ан­на ПАШАГИНА («КП» - Но­во­си­бирск»)

«ПРЕДЛОЖИЛА СЕКС НА КОРЕЙСКОМ»

27-лет­ний Мак­сим* ру­ко­во­дит в Но­во­си­бир­ске част­ным во­ен­но­пат­ри­о­ти­че­ским цен­тром, он от­крыл его, от­слу­жив в ВДВ и по­лу­чив пе­да­го­ги­че­ское об­ра­зо­ва­ние. Учил ре­бят азам во­ен­ной под­го­тов­ки, раз­би­рать и со­би­рать ав­то­ма­ты, во­дил в по­хо­ды.

Ми­ла при­шла в центр два го­да на­зад, ей бы­ло

11 лет. Де­воч­ке мо­ло­дой пре­по­да­ва­тель по­ка­зал­ся ин­те­рес­ным: под­тя­ну­тый, ве­се­лый, с ору­жи­ем, пусть и хо­ло­стым, про­сто ге­рой из филь­ма.

- Она в пер­вый раз на­пи­са­ла мо­е­му сы­ну в

но­яб­ре про­шло­го го­да. Со­об­ще­ния в соц­се­тях бы­ли до­воль­но вы­зы­ва­ю­щи­ми. На­при­мер, на­пи­са­ла ему на корейском язы­ке фра­зу, в ко­то­рой предложила за­нять­ся сек­сом, - рас­ска­зал «КП» па­па пар­ня Кон­стан­тин Ев­ге­нье­вич.

Ро­ди­те­ли Ми­лы ис­то­рию не ком­мен­ти­ру­ют, а за­щит­ни­ки пе­да­го­га по­ка­за­ли пе­ре­пис­ку ре­бен­ка и ее учи­те­ля.

«Ты очень при­вле­ка­тель­ный, са­ма не знаю, по­че­му я в те­бе что-то на­шла» , - пи­шет де­воч­ка пе­да­го­гу.

«У те­бя в по­сле­ду­ю­щие 5 лет тво­ей жиз­ни встре­тит­ся столь­ко лю­дей, к ко­то­рым то­же бу­дет сим­па­тия. За­чем ты за­цик­ли­ва­ешь­ся на ком-то, кто на­мно­го стар­ше те­бя», - от­ве­ча­ет пе­да­гог.

Сов­па­де­ние или нет, но как раз в кон­це про

шло­го го­да Мак­сим ушел из клу­ба, пе­ре­дав браз­ды прав­ле­ния дру­гу, ре­шил пой­ти в биз­нес.

- Де­ти от­ни­ма­ли мно­го вре­ме­ни, но при­бы­ли это не при­но­си­ло, - объ­яс­ня­ют ро­ди­те­ли пар­ня.

СИГНАЛ ИЗ ШКО­ЛЫ

Но с быв­ши­ми вос­пи­тан­ни­ка­ми Мак­сим про­дол­жал встре­чать­ся.

В ян­ва­ре 2020 го­да Ми­ла на­пи­са­ла ему, что хо­чет по­кон­чить с со­бой из-за ссо­ры с ро­ди­те­ля­ми, по­про­си­ла по­го­во­рить с ней с гла­зу на глаз. Он со­гла­сил­ся.

А че­рез па­ру дней школь­ни­ца на­ча­ла рас­ска­зы­вать в соц­се­тях по­друж­кам, что це­ло­ва­лась с учи­те­лем «по­взрос­ло­му».

По шко­ле по­полз­ли слу­хи, по­том при­шел сигнал в по­ли­цию.

Де­воч­ка рас­ска­за­ла сле­до­ва­те­лю, что при­шла к Мак­си­му до­мой. Сна­ча­ла они пи­ли чай, по­том - пи­во. Ми­ла се­ла к Мак­си­му на ко­ле­ни, а он спро­сил, мож­но ли ее по­це­ло­вать. Школь­ни­ца не от­ка­за­ла...

«Я ПОСТАРАЮСЬ ВСЕ ИСПРАВИТЬ»

В ап­ре­ле Мак­си­ма вы­зва­ли к участ­ко­во­му, от­ту­да за­бра­ли в СИЗО, об­ви­нив в раз­врат­ных дей­стви­ях над несо­вер­шен­но­лет­ней. Он все от­ри­ца­ет. Го­во­рит, это фан­та­зии ре­бен­ка. На его сто­роне ро­ди­те­ли дру­гих де­тей, школь­ни­ки шлют в изо­ля­тор лю­би­мо­му пе­да­го­гу пись­ма.

Сре­ди этой по­чты есть и несколь­ко пи­сем от Ми­лы:

«Мак­сим, при­вет. Я на­пи­са­ла это пись­мо для

те­бя, что­бы из­ви­нить­ся пе­ред то­бой. Ты уж про­сти ме­ня, бес­тол­ко­вую де­воч­ку. Са­ма ви­но­ва­та, ты тут ни при чем, са­ма за­ва­ри­ла эту ка­шу и вдо­ба­вок те­бя втя­ну­ла. Про­сти ме­ня, ду­роч­ку ма­ло­лет­ку».

Или еще пись­мо. «Мак­сим, при­вет. Как де­ла, как здо­ро­вье? Все хо­ро­шо? Не умер еще? Но не со­всем жи­вой? А ме­ня эта си­ту­а­ция уже за­дол­ба­ла. Ко­гда ме­ня спра­ши­ва­ли, пе­ре­пи­сы­вал­ся ли ты со мной, я от­ве­ти­ла, что да. В этот мо­мент чув­ство­ва­ла дав­ле­ние со сто­ро­ны, не по­ни­ма­ла, ка­ко­го… они ле­зут в мою лич­ную жизнь. С пси­ху го­во­ри­ла эту ахи­нею, че­го не бы­ло. Я не зна­ла, что так бу­дет, не ду­ма­ла, что те­бя по­са­дят, что до та­ко­го дой­дет. Я пы­та­лась ска­зать сле­до­ва­те­лю прав­ду, как бы­ло на са­мом де­ле, но он на­ста­и­вал на мо­их по­ка­за­ни­ях, про­сто не слу­шал» , - пи­шет Ми­ла, уже от­ри­цая ка­кой бы то ни бы­ло по­це­луй.

След­ствие по де­лу про­дол­жа­ет­ся, ру­ко­во­ди­тель клу­ба на­хо­дит­ся под аре­стом. По предъ­яв­лен­ным об­ви­не­ни­ям ему гро­зит до 8 лет ли­ше­ния сво­бо­ды.

Мак­сим (на фо­то спра­ва) си­дит в СИЗО и ждет окон­ча­ния след­ствия, в это вре­мя его быв­шая уче­ни­ца Ми­ла пи­шет ему пись­ма (фо­то ввер­ху), где про­сит про­ще­ния: «С пси­ху го­во­ри­ла эту ахи­нею, че­го не бы­ло». За­щи­та со­би­ра­ет­ся ис­поль­зо­вать эти пись­ма на су­де.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.