Хью Джек­ман:

Я на­сла­ждал­ся об­ще­ни­ем со Свет­ла­ной Ход­чен­ко­вой

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Ес­ли кто-то и мо­жет оспа­ри­вать у Джор­джа Клу­ни лав­ры пер­во­го ки­но­кра­сав­ца Гол­ли­ву­да, то это, бес­спор­но, Хью Джек­ман. Волк-оди­ноч­ка с оба­я­тель­ней­шей улыб­кой, му­ску­ло­но­сец, чье­му тор­су по­за­ви­ду­ет лю­бой бо­ди­бил­дер, за­ме­ча­тель­ный тан­цов­щик и пре­вос­ход­ный пе­вец, он оди­на­ко­во хо­рош и в эк­шен, и в мю­зик­ле, и в лю­бов­ной дра­ме, на сцене и на экране. В его ба­га­же по­ка нет «Оска­ра», но за­то все осталь­ные при­зы - «То­ни», «Эм­ми», «Зо­ло­тые гло­бу­сы» - бук­валь­но тес­нят­ся на пол­ке. При этом он - од­на из самых непуб­лич­ных фи­гур ин­ду­стрии, за ним не чис­лит­ся гром­ких раз­во­дов, ра­зу­ха­би­стых за­яв­ле­ний, а ес­ли он и по­па­да­ет в скан­дал, то ис­клю­чи­тель­но в ка­че­стве жерт­вы. Я встре­ти­лась с Джек­ма­ном в свя­зи с вы­хо­дом на экра­ны России но­во­го филь­ма «Ро­со­ма­ха: Бес­смерт­ный».

- Хью, как вам уда­ет­ся быть са­мым незна­ме­ни­тым из зна­ме­ни­то­стей? Вез­де толь­ко и чи­та­ешь: Линдси Ло­хан опять в су­де, Лео­нар­до ДиКа­прио опять сме­нил по­дру­гу, и толь­ко о Хью Джек­мане - ти­ши­на.

- Мы, ав­стра­лий­цы, вы­рас­та­ем так да­ле­ко от осталь­но­го ми­ра, что при­вык­ли к ти­шине (сме­ет­ся). Я к то­му же еще по пред­кам - ан­гли­ча­нин, а они во­об­ще лю­бят все чув­ства за­го­нять внутрь. Прав­да, мой ан­глий­ский па­па к ста­ро­сти по­те­рял всю тра­ди­ци­он­ную сдер­жан­ность и те­перь ры­да­ет по лю­бо­му по­во­ду. Так что по­до­жди­те немнож­ко, по­ка я по­ста­рею, на­слы­ши­тесь и обо мне. Обе­щаю!

- А вы бо­и­тесь ста­ро­сти? Вот ваш са­мый зна­ме­ни­тый ге­рой в по­след­нем филь­ме идет на немыс­ли­мые стра­да- ния, лишь бы от­ка­зать­ся от бес­смер­тия, что бу­до­ра­жит мысль: нам бы всем его за­бо­ты...

- Не ска­жи­те. По-мо­е­му, при­но­сит стра­да­ния все, что вы­би­ва­ет­ся из за­ко­нов нор­маль­но­го жиз­нен­но­го цик­ла. Так по край­ней ме­ре мне ка­жет­ся. Я ко­гда был мо­ло­дым, умуд­рял­ся пор­тить се­бе от­пуск тем, что в первую по­ло­ви­ну его нор­маль­но от­ды­хал, а по­том на­чи­нал счи­тать дни: «Так... че­рез де­сять дней опять па­хать... че­рез де­вять дней - сно­ва в до­жди... че­рез во­семь дней... че­рез семь...» - и так гу­бил се­бе все удо­воль­ствие. По­том по­ум­нел и по­нял, что на­сла­жде­ние вклю­ча­ет и хо­ро­шую до­лю без­дум­но­сти. Так и с жиз­нью - у нее есть срок, ко­то­рый мы, сла­ва бо­гу, не зна­ем, по­это­му я ра­ду­юсь каж­до­му дню, в ко­то­ром на­хо­жу ме­сто и для се­мьи, и для ра­бо­ты, и для раз­вле­че­ний, и для хо­ро­шей еды.

- Вот и за­ме­ча­тель­но! Да­вай­те по­го­во­рим о счаст­ли­вой жиз­ни Хью Джек­ма­на и нач­нем с са­мо­го про­сто­го - с еды. Что же вы ели се­го­дня?

- Ой-ой-ой, про еду, ка­жет­ся, я бол­та­нул. Ел бу­тер­брод с ка­кой­то ре­зи­но­вой ту­ной, ко­то­рую до сих пор вы­ко­вы­ри­ваю из зу­бов.

- Лад­но, простим и пе­ре­фра­зи­ру­ем: а что бы вы хо­те­ли по­есть, что­бы по­чув­ство­вать се­бя счаст­ли­вым?

- За­кус­ку ка­кую-ни­будь лег­кую, пи­во, ла­за­нью и мо­ро­же­ное (за­ка­ты­ва­ет­гла­за). М-да, меч­ты... Ди­е­ту дик­ту­ет ра­бо­та. - И она... - Она тес­но свя­за­на с фи­зи­че­ски­ми упраж­не­ни­я­ми. Ко­гда я иг­рал Жа­на Валь­жа­на в «От­вер­жен­ных», это бы­ло не так жест­ко, там боль­ше пси­хо­ло­ги­че­ские на­груз­ки, а вот

ХЬЮ ОТ­ЛИ­ЧА­ЕТ­СЯ НЕ ТОЛЬ­КО ВЕ­ЛИ­КО­ЛЕП­НЫМ ЧУВ­СТВОМ ЮМО­РА, НО И ПРЕ­КРАС­НЫМ ЧУВ­СТВОМ СТИ­ЛЯ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.