Аня Чи­по­в­ская: Мне по­вез­ло: есть лю­ди, ко­то­рым я до­ве­ряю

ПО­ПУ­ЛЯР­НАЯ АК­ТРИ­СА СЫГРАЛА ГЛАВ­НУЮ РОЛЬ В СЕ­РИ­А­ЛЕ «ХОЖ­ДЕ­НИЕ ПО МУ­КАМ»

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Од­на из са­мых кра­си­вых ак­трис со­вре­мен­но­сти, про­си­яв­шая в «От­те­пе­ли» Ва­ле­рия То­до­ров­ско­го, те­перь ис­пол­ня­ет роль Да­ши Бу­ла­ви­ной в се­ри­а­ле «Хож­де­ние по му­кам» (НТВ). Звезда по­ко­ле­ния, глян­це­вых об­ло­жек, ре­клам­ных кам­па­ний и потом­ствен­ная ак­три­са, ко­то­рая слу­жит в «Та­ба­кер­ке», Аня Чи­по­в­ская в ис­то­ри­че­ских ин­те­рье­рах на­ча­ла XX ве­ка смот­рит­ся весь­ма ор­га­нич­но. Как буд­то толь­ко что шаг­ну­ла из ре­во­лю­ци­он­но­го Пет­ро­гра­да в гла­мур­ную Моск­ву.

«Са­мой слож­ной бы­ла сце­на смерти ре­бен­ка»

- Ан­на, вы го­во­ри­ли, что брать­ся за эту роль бы­ло страш­но. Раз­ве­ял­ся ли страх те­перь?

- Ра­зу­ме­ет­ся, брать­ся за боль­шие и слож­ные ро­ли все­гда страш­но и очень вол­ну­ю­ще. Но крайне ин­те­рес­но и

необ­хо­ди­мо ак­те­ру для то­го, что­бы рас­ти. Для то­го что­бы узнать, на что спо­со­бен. В этом смыс­ле роль Да­ши - по­да­рок. Она неве­ро­ят­но объ­ем­на и мно­го­гран­на, это ге­ро­и­ня боль­шой и слож­ной судь­бы. Са­мое по­ра­зи­тель­ное в ней лич­но для ме­ня - это то, что при ка­жу­щей­ся хруп­ко­сти она силь­нее и му­же­ствен­нее по­чти всех во­круг. Да­ша неве­ро­ят­но ви­таль­на, умуд­ря­ет­ся со­хра­нять чув­ство юмо­ра и лю­бовь к жиз­ни в немыс­ли­мых об­сто­я­тель­ствах. Она на­сто­я­щая жен­щи­на. Пре­дан­ная, лю­бя­щая, про­ща­ю­щая. Да­ша чем-то на­по­ми­на­ет мне мою ба­буш­ку.

- Какая сце­на ста­ла осо­бен­но слож­ной для вас и по­че­му? Какая сце­на осо­бен­но за­пом­ни­лась вам?

- Са­мой слож­ной опре­де­лен­но бы­ла сце­на смерти ре­бен­ка. Я бы­ла со­вер­шен­но вы­хо­ло­ще­на по­сле нее, у ме­ня под­ня­лась тем­пе­ра­ту­ра и оста­ток дня я спа­ла. Сла­ва бо­гу, в тот день мне в гра­фик по­ста­ви­ли толь­ко эту сце­ну, за что огром­ное спа­си­бо Кон­стан­ти­ну Па­лы­чу Ху­дя­ко­ву (глав­ный ре­жис­сер про­ек­та. - Авт.) и нашему вто­ро­му ре­жис­се­ру. Та­кие ве­щи очень непро­сто иг­рать. Да­же впус­кать в се­бя это непро­сто.

- Нет ли опа­се­ний, что ва­шу ра­бо­ту зри­те­ли нач­нут срав­ни­вать с ра­бо­той Ири­ны Ал­фе­ро­вой в филь­ме 1977 го­да?

- Это не опа­се­ния, это факт. Обя­за­тель­но бу­дут срав­ни­вать. И с Ири­ной Ал­фе­ро­вой, и с Ни­ной Ве­се­лов­ской, сыг­рав­шей в филь­ме Ро­ша­ля. Но это со­вер­шен­но есте­ствен­но, и ме­ня это не пу­га­ет. С клас­си­че­ски­ми про­из­ве­де­ни­я­ми во­об­ще все­гда так. Нет иде­аль­ной Да­ши или иде­аль­но­го Те­ле­ги­на, рав­но как нет иде­аль­но­го Гам­ле­та или Джу­льет­ты. У каж­до­го они свои. Я на­хо­жу это нор­маль­ным.

Это моя Да­ша. И Да­ша Кон­стан­ти­на Ху­дя­ко­ва.

- Мож­но ли счи­тать ак­тер­скую профессию ли­це­мер­ной?

- Ли­це­дей­ство не есть ли­це­ме­рие. Мы не врем, а рас­ска­зы­ва­ем ис­то­рии. Что мо­жет быть луч­ше хо­ро­шей ис­то­рии, рас­ска­зан­ной хо­ро­шим язы­ком? Пе­ре­во­пло­ще­ние, на­о­бо­рот, ино­гда по­мо­га­ет луч­ше по­нять се­бя и лю­дей во­круг. Это как встать на чье-то ме­сто, войти в чье-то по­ло­же­ние. Весь­ма те­ра­пев­ти­че­ский эф­фект. И на­мно­го ме­нее эго­и­стич­ный, чем при­ня­то счи­тать.

- А плохую ак­три­су, как в «Зе­ле­ной ка­ре­те», сыг­рать трудно?

- Это бы­ло очень ве­се­ло и очень ин­те­рес­но. Мы всей пло­щад­кой вспо­ми­на­ли ка­ких-то ак­трис, ко­то­рые уди­ви­ли ка­при­за­ми или непро­фес­си­о­на­лиз­мом. Так что моя ге­ро­и­ня Ма­ри­на - это сбор­ная со­лян­ка из всех кли­ше о пло­хих ак­три­сах, чьих-то став­лен­ни­цах. Я кай­фо­ва­ла, ес­ли чест­но, что мож­но по­ду­ра­чить­ся и по­ху­ли­га­нить, а по­том в ки­но­те­ат­ре кто-ни­будь из них се­бя да­же узна­ет.

- Есть ли у вас про­валь­ные, на ваш взгляд, ра­бо­ты?

- Про­валь­ные ра­бо­ты есть у всех. На­зы­вать их я не бу­ду, это неэтич­но. Но из это­го скла­ды­ва­ет­ся опыт. Ак­те­ра­ми не ста­но­вят­ся, от­учив­шись че­ты­ре го­да в ин­сти­ту­те и по­лу­чив ко­роч­ку, со­об­ща­ю­щую об этом вол­ни­тель­ном со­бы­тии. Ак­те­ры слу­ча­ют­ся (или нет) в те­че­ние дол­го­го вре­ме­ни. С го­да­ми, с ра­бо­та­ми,

Ес­ли мой ре­бе­нок за­хо­чет стать ар­ти­стом, от­не­сусь к это­му спо­кой­но. Но по­мо­гать не бу­ду

с по­ис­ком, с от­кры­ти­я­ми и с про­ва­ла­ми, ра­зу­ме­ет­ся.

- По­чти во всех кар­ти­нах ва­ша ге­ро­и­ня вы­би­ра­ет муж­чин и влюб­ля­ет­ся. В «Хож­де­нии по му­кам» Да­ша фа­на­те­ет от по­эта Бес­со­но­ва. Для то­го что­бы в кад­ре сыг­рать лю­бовь, необ­хо­ди­мо ис­пы­ты­вать сим­па­тию к парт­не­ру?

- Сим­па­тия же­ла­тель­на, но не обя­за­тель­на. Ко­неч­но, хо­ро­шо, ко­гда вы с парт­не­ром го­во­ри­те на од­ном язы­ке и сов­мест­ные сце­ны до­став­ля­ют удо­воль­ствие, но в кон­це кон­цов для ра­бо­ты это не са­мое необ­хо­ди­мое ус­ло­вие. На­ша про­фес­сия пре­крас­на тем, что мож­но пол­го­да ра­бо­тать с че­ло­ве­ком в ре­жи­ме 24/7, а по­том во­об­ще боль­ше ни­ко­гда не встре­тить­ся.

- Вы мо­же­те пред­ста­вить се­бя вне ак­тер­ской про­фес­сии? Ес­ли да, то в ка­кой сфе­ре?

- Все­рьез ни­ко­гда об этом не за­ду­мы­ва­лась. Во­об­ще моя ра­бо­та уни­каль­на тем, что мож­но за од­ну жизнь прожить де­сят­ки жиз­ней. И по­быть кем угод­но. От ко­ню­ха до ко­ро­ле­вы.

«Со свод­ны­ми бра­тья­ми ла­за­ла по де­ре­вьям и ела все, что рас­тет в ого­ро­де»

- В ин­тер­вью Дмит­рию Бы­ко­ву че­ты­рех­лет­ней дав­но­сти вы на­зы­ва­е­те се­бя зло­па­мят­ной. С тех пор мно­гое из­ме­ни­лось? Это ка­че­ство по­мо­га­ло вам в жиз­ни? Ко­гда и по­че­му вы окон­ча­тель­но пе­ре­ста­ли до­ве­рять всем без ис­клю­че­ния?

- Я не пе­ре­ста­ва­ла до­ве­рять всем без ис­клю­че­ния. Про­сто я осто­рож­на и не но­шу ро­зо­вых оч­ков. И да, я мно­гое пом­ню, та­кое свой­ство ор­га­низ­ма. У ме­ня есть близ­кий круг лю­дей, ко­то­рым я до­ве­рю все что угод­но, и они то­же до­ве­ря­ют мне се­бя. Счи­таю, что это моя боль­шая уда­ча, по­то­му что это пре­крас­ные, уди­ви­тель­ные, та­лант­ли­вые и чест­ные лю­ди. Мне по­вез­ло.

- Ин­тер­нет пест­рит ва­ши­ми фо­то­сес­си­я­ми. В Ин­с­та­гра­ме то­же сон­мы ва­ших по­ста­но­воч­ных фо­то. Но зер­ка­ло при этом, как вы уве­ря­ли, це­ло­вать не лю­би­те. Есть что-то, что вас не устра­и­ва­ет в соб­ствен­ной внеш­но­сти и что бы вы ис­пра­ви­ли?

- Мне ка­жет­ся, нет жен­щи­ны, ко­то­рую устра­и­ва­ло бы аб­со­лют­но все в се­бе. Ну или она счаст­ли­ви­ца. Ска­жу так, я бла­го­дар­на ро­ди­те­лям и бо­гу за свою внеш­ность. Ра­зу­ме­ет­ся, ино­гда ду­ма­ешь, что вот это бы хо­те­лось чуть дру­гое и вот то еще немно­го из­ме­нить. Но к 30 го­дам я на­учи­лась се­бя при­ни­мать та­кой, какая я есть. Это са­мое пре­крас­ное ощу­ще­ние, ко­то­рое при­шло с воз­рас­том, и я этим очень до­воль­на.

- Жен­щи­на долж­на при­но­сить се­бя в жерт­ву ра­ди се­мей­но­го сча­стья?

- Как-то я сла­бо пред­став­ляю се­бе сча­стье по­сле жерт­во­при­но­ше­ний. Жен­щи­на ни­че­го не долж­на. Рав­но как и муж­чи­на. Ес­ли лю­ди счаст­ли­вы вме­сте, им ком­форт­но, они до­пол­ня­ют друг дру­га, рас­тут вме­сте, ес­ли они лю­бя­щие, вни­ма­тель­ны и бе­реж­ны - это за­ме­ча­тель­но. Ес­ли лю­ди не хо­тят быть друг с дру­гом, им неком­форт­но, боль­но, они му­ча­ют друг дру­га и окру­жа­ю­щих, куль­ти­ви­ру­ют друг в дру­ге чув­ство ви­ны, ес­ли они устав­шие, глу­бо­ко оди­но­кие, обо­злен­ные - о ка­ких жерт­вах речь?

- Вы бы хо­те­ли, что­бы ва­ши де­ти про­дол­жи­ли де­ло ди­на­стии Чи­пов­ских? Ран­няя сла­ва трав­ми­ру­ет пси­хи­ку че­ло­ве­ка-ак­те­ра?

- Ран­няя сла­ва - это опре­де­лен­но не лучшее, что мо­жет про­изой­ти в жиз­ни. Это пор­тит ха­рак­тер и ра­но ли­ша­ет ил­лю­зий и дет­ства. Мне тя­же­ло смот­реть на неко­то­рых де­тей, ко­то­рых тас­ка­ют с ка­стин­га на ка­стинг. Вид­но, что это не их вы­бор, про­сто ма­ма или ба­буш­ка свои ге­шталь­ты за­кры­ва­ют. Я спо­кой­но от­не­сусь, ес­ли мой ре­бе­нок за­хо­чет быть ар­ти­стом. Я по­ступ­лю, как моя ма­ма. Ме­шать не бу­ду. Но и по­мо­гать то­же.

- Ка­кой вы бы­ли в дет­стве?

- В ран­нем дет­стве я бы­ла по­лу­ди­кар­кой. По­то­му что жи­ла в До­нец­ке у ба­буш­ки с де­душ­кой, и мы со свод­ны­ми бра­тья­ми ла­за­ли по де­ре­вьям, стро­и­ли ша­ла­ши, сби­ва­ли в кровь все ко­неч­но­сти, иг­ра­ли в Тар­за­на, Джейн и обе­зья­ну, все вре­мя где-то про­па­да­ли, ели на бе­гу все, что рас­тет в са­дах и ого­ро­дах, бы­ли гряз­ные, рас­тре­пан­ные и аб­со­лют­но счаст­ли­вые. Пе­ред едой я ру­ки ми­нут пять мы­ла под ба­буш­ки­ным при­смот­ром. Это бы­ло хо­ро­шее вре­мя.

- Для саунд­тре­ка к «Хо­лод­но­му фрон­ту» вы от­лич­но спе­ли бес­смерт­ный хит «Нир­ва­ны» My Girl. Эту му­зы­ку вы слу­ша­ли в дет­стве? И ча­сто ли вы сей­час по­е­те в ду­ше?

- Это не пес­ня «Нир­ва­ны», это пес­ня груп­пы Lead Belly (аме­ри­кан­ский пе­вец пер­вой по­ло­ви­ны XX ве­ка. - Ред.). Но «Нир­ва­на» про­сла­ви­ла ее, да. Я в дет­стве мно­го все­го слу­ша­ла. В этом смыс­ле я все­яд­на, не пе­ре­но­шу толь­ко блат­ной шан­сон. Сей­час все с боль­шим вни­ма­ни­ем и ин­те­ре­сом от­но­шусь к клас­си­ке. Для ме­ня это по­ка не со­всем зна­ко­мая тер­ри­то­рия, но я чув­ствую, что клас­си­че­ская му­зы­ка - это то, че­го мне не хва­та­ло в жиз­ни. И да, я ча­сто пою в ду­ше.

- Где и при ка­ких усло­ви­ях вам лег­че все­го ду­мать?

- В по­ез­дах и на от­ды­хе.

- Ка­кие сны вам бы хо­те­лось уви­деть?

- На са­мом де­ле мне снят­ся по­тря­са­ю­щие сны. Очень яр­кие, неве­ро­ят­но ре­а­ли­стич­ные, ино­гда мно­го­уров­не­вые сны во сне. А еще по­чти все­гда я мо­гу до­смот­реть сон. Ес­ли слу­чай­но про­сы­па­юсь от звон­ка, то, ко­гда за­сы­паю, сон про­дол­жа­ет­ся даль­ше.

- Что пу­га­ет вас силь­нее все­го?

- Я бы хо­те­ла, что­бы с мо­и­ми близ­ки­ми все бы­ло в по­ряд­ке. Это са­мое глав­ное для ме­ня, и все мои стра­хи так или ина­че свя­за­ны с их бла­го­по­лу­чи­ем.

M o c . m a r g a t s n i

Текст: Егор АРЕФЬЕВ

ой­ак­три­сой идет в шко­лу, а на фо­то вни­зу - от­ды­ха­ет в са­на­то­рии Щ

Т Х и го го

M o c . m a r g a t s n i

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.