Ла­ри­са Вер­биц­кая:

Из­вест­ная те­ле­ве­ду­щая вспом­ни­ла, как по­ко­ря­ла Моск­ву, и рас­ска­за­ла о жиз­ни по­сле «Доб­ро­го утра»

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ксе­ния ПАДЕРИНА

Мы бы­ли очень счаст­ли­вы в ком­му­нал­ке

На ка­на­ле «До­маш­ний» стар­ту­ет но­вый се­зон про­ек­та «Моск­вич­ки», где из­вест­ные лю­ди рас­ска­зы­ва­ют свои ис­то­рии пе­ре­ез­да в сто­ли­цу. Од­ной из ге­ро­инь ста­ла Ла­ри­са Вер­биц­кая, ко­то­рая в свое вре­мя пе­ре­бра­лась в Моск­ву из Ки­ши­не­ва. - Ла­ри­са, у вас то же, как в песне, «Москва не сра­зу стро­и­лась»?

- Нач­нем с то­го, что я вполне се­бя счи­таю уже моск­вич­кой. Боль­шая часть мо­ей жиз­ни про­шла здесь. Как ме­ня при­нял го­род? Ну ко­неч­но, мне нуж­но бы­ло все на­чи­нать за­но­во, при­вы­кать к этим мас­шта­бам, к шу­му, за­па­ху. Москва со­вер­шен­но осо­бен­ная. Но я знаю точ­но: для то­го что­бы этот го­род стал тво­им, его нуж­но по­лю­бить и при­нять. По­то­му что пе­ре­де­лать его под свой лад или все вре­мя со­кру­шать­ся, что что-то не так, - это со­вер­шен­но бес­смыс­лен­но.

- И «Москва сле­зам не ве­рит» все­та­ки? Бы­ли сле­зы по ка­ким-то по­во­дам?

- Да мне неко­гда бы­ло осо­бо сле­зы вы­ти­рать. Бы­ло очень мно­го ра­бо­ты. Нуж­но бы­ло вы­стра­и­вать и свою

лич­ную, за­но­во. Сын се­мей­ную пе­ре­ехал жизнь. в Моск­ву Все со­всем бы­ло ма­лень­ким, по­шел в пер­вый класс. Нам при­шлось жить в ком­му­наль­ной квар­ти­ре, что для ме­ня бы­ло со­вер­шен­но но­вым опы­том. Та­кой по­лез­ный, бу­дем го­во­рить, опыт вы­жи­ва­ния. - В чем поль­за?

- Я по­ня­ла, что мож­но быть счаст­ли­вой и в та­ких усло­ви­ях. Не­обя­за­тель­но все сра­зу - и успех, и сча­стье. И ко­гда есть при­вкус то­го, что ты это­го до­сти­га­ешь сам, пре­одо­ле­ва­ешь труд­но­сти, до­би­ва­ешь­ся че­го-то, то­гда все ока­зы­ва­ет­ся цен­нее и до­ро­же. - До пе­ре­ез­да в Моск­ву в ка­ком ста­ту­се вы на­хо­ди­лись в Ки­ши­не­ве?

- Я не люб­лю сло­во «звез­да». Но я бы­ла по­пу­ляр­на. Ме­ня узна­ва­ли, моя фа­ми­лия бы­ла уже на слу­ху. В Ки­ши­не­ве бы­ли дру­зья, род­ствен­ни­ки, свя­зи, вы­стро­ен­ные го­да­ми. А тут все при­хо­ди­лось на­ла­жи­вать за­но­во. - Но вы еха­ли не на пу­стое ме­сто?

- Нет, ни в ко­ем слу­чае. Я еха­ла, зная, что ме­ня ждут на са­мом глав­ном и са­мом луч­шем те­ле­ви­де­нии стра­ны. Я про­шла про­слу­ши­ва­ние. И это­го бы­ло до­ста­точ­но для то­го, что­бы мне ска­за­ли: «Мы вас бу­дем ждать, при­ез­жай­те». Про­шло неко­то­рое вре­мя. Мне нуж­но

бы­ло ор­га­ни­зо­вать вы­пис­ки, про­пис­ки, уволь­не­ние. Мне да­ли на все это ме­сяц, но я при­е­ха­ла толь­ко че­рез три. - Но вас жда­ли?

- Как вы­яс­ни­лось, да. При этом Игорь Лео­ни­до­вич Ки­рил­лов очень уди­вил­ся: «А что же вы не при­е­ха­ли че­рез ме­сяц?» И воз­ник­ла та­кая дол­гая, страш­ная па­у­за. Мне ка­за­лось, что про­сто все ру­шит­ся. Он уви­дел, как ве­ли­ко мое пе­ре­жи­ва­ние, и тут же ска­зал: «Нет, нет, я по­шу­тил. Мы вас бе­рем, ко­неч­но».

С про­слу­ши­ва­ни­ем, кста­ти, был ку­рьез­ный слу­чай. Я то­гда впер­вые при­е­ха­ла в Моск­ву к му­жу и ока­за­лась в ком­му­наль­ной квар­ти­ре на Бе­го­вой. Утром мне нуж­но бы­ло ид­ти на встре­чу в «Остан­ки­но». Это был мо­мент, ко­гда ре­ша­лась моя судь­ба. И в этот же день в на­шей ком­му­нал­ке от­да­ла бо­гу ду­шу ба­буль­ка. Со­се­ди ме­ня обе­ре­га­ли, ни­кто мне об этом не со­об­щал, что­бы я не рас­стро­и­лась. Но ко­гда я уже вы­шла из ком­на­ты для то­го, что­бы на­ко­нец по­ехать на те­ле­ви­де­ние, я про­сто на­ткну­лась на крыш­ку гро­ба пе­ред сво­ей ком­на­той. И уже по­том, ко­гда все сло­жи­лось как нель­зя луч­ше, я по­ня­ла, что по­кой­ник - это к уда­че.

«Со­се­ди при­ня­ли и по­лю­би­ли»

- Как вам жи­лось в ком­му­нал­ке?

- Это был осо­бен­ный опыт для де­воч­ки, ко­то­рая вы­рос­ла в теп­ле и в люб­ви. Но, кста­ти го­во­ря, со­се­ди ме­ня очень лег­ко при­ня­ли. К бы­то­вым же усло­ви­ям надо бы­ло при­вык­нуть: что есть об­щая кух­ня, от­дель­ная кон­фор­ка... Нам с му­жем при­шлось де­лать ре­монт в зо­нах об­ще­го поль­зо­ва­ния - в ван­ной, на кухне. В квар­ти­ре не бы­ло го­ря­чей во­ды, мы ста­ли ини­ци­а­то­ра­ми ее по­яв­ле­ния. Но во­об­ще я по­ня­ла, что это все очень лег­ко мож­но пе­ре­жить, ес­ли есть мир в се­мье и по­ни­ма­ние, ра­ди че­го во­об­ще все это. Мы бы­ли очень счаст­ли­вы эти семь лет. - Семь лет в ком­му­нал­ке?

- Да. Из од­ной ком­на­ты мы по­том вы­рос­ли в две. Но из-за это­го по­те­ря­ли на­деж­ду улуч­шить свои жи­лищ­ные усло­вия - по­лу­чить от­дель­ную квар­ти­ру. По­лу­ча­лось, что квад­рат­ных мет­ров у нас до­ста­точ­но. К сча­стью, бы­ла ра­бо­та, я ве­ла кон­цер­ты - и по­яви­лась воз­мож­ность ку­пить ко­опе­ра­тив­ную квар­ти­ру. Мы ме­ти­ли на трех­ком­нат­ную. И ко­гда дело уже под­хо­ди­ло к то­му, что­бы на­ко­нец въе­хать в этот дом, нам вдруг го­во­рят: «Вы зна­е­те, трех­ком­нат­ная не по­лу­чит­ся. Уже нет этих квар­тир. Все рас­ку­пи­ли. Есть толь­ко че­ты­рех­ком­нат­ные». А у нас де­нег - ни ко­пей­ки боль­ше! Но все как-то ре­ши­лось: воз­ник­ли за­ра­бот­ки, по­езд­ки имен­но на

недо­ста­ю­щую сум­му. На­ша квар­ти­ра бы­ла с ок­на­ми на пру­ды, на 15-м эта­же, лифт не ра­бо­тал. Муж с сы­ном тас­ка­ли на­верх пар­кет. Те­перь, ко­неч­но, с улыб­кой вспо­ми­на­ем то вре­мя. К нам то­гда пе­ре­еха­ла еще и моя ма­ма из Ки­ши­не­ва. Она и се­год­ня с на­ми.

- У ва­ших ро­ди­те­лей ведь бы­ла ка­кая-то неве­ро­ят­ная ис­то­рия зна­ком­ства?

- Это прав­да. Со­всем недав­но я узна­ла об этом. Пред­ставь­те: 1958 год, фев­раль. В по­се­лок, где моя ма­ма рань­ше ра­бо­та­ла по рас­пре­де­ле­нию по­сле ме­ди­цин­ско­го учи­ли­ща, при­ез­жа­ет муж­чи­на, кад­ро­вый во­ен­ный. Сто­ит у ка­лит­ки до­ма, спра­ши­ва­ет хо­зяй­ку: «Те­тя Же­ня, а где Ле­ноч­ка?» Та го­во­рит: «А ее нет, она уеха­ла». До это­го мой бу­ду­щий отец при­ез­жал в этот по­се­лок в от­пуск, они с ма­мой по­зна­ко­ми­лись на танц­пло­щад­ке. И вот он воз­вра­ща­ет­ся, идет к ней, а Ле­на уже пе­ре­еха­ла, по­то­му что прак­ти­ка за­кон­чи­лась, она ре­ши­ла пе­ре­брать­ся в бо­лее ци­ви­ли­зо­ван­ный со­вре­мен­ный го­род. Он: «Как уеха­ла?! Я ни­че­го не знаю». И то­гда ведь ни те­ле­фо­нов, ни со­ци­аль­ных се­тей. И тут те­тя Же­ня го­во­рит: «Ты зна­ешь, она пись­мо при­сы­ла­ла. Мол, устро­и­лась, все у нее в по­ряд­ке». - «А где пись­мо?» - «Ой, не знаю. Я его вы­ки­ну­ла. Посмот­ри там, где-то в дро­вах. Мо­жет быть, оно еще ва­ля­ет­ся». Отец отыс­кал ском­кан­ный ли­сток бу­ма­ги и узнал род­ной по­черк. Так он, соб­ствен­но, на­шел свою судь­бу. Вско­ре они по­же­ни­лись, и че­рез 9 ме­ся­цев ро­ди­лась я. Это, ко­неч­но, очень тро­га­тель­но! - Сей­час вы жи­ве­те в той же квар­ти­ре, ку­да пе­ре­еха­ли из ком­му­нал­ки?

- Нет, мы уже разъ­е­ха­лись. У де­тей свои квар­ти­ры. А мы сей­час жи­вем с пре­крас­ным па­но­рам­ным ви­дом на Моск­ву, Кремль да­же ви­ден где-то и звез­ды на Спас­ской башне.

«Я не спа­ла нор­маль­но 27 лет»

- У вас уже взрос­лые де­ти. Чем они за­ни­ма­ют­ся?

- Сын - юрист, дочь окон­чи­ла Уни­вер­си­тет друж­бы на­ро­дов, она пи­ар­щи­ца, и у нее свой са­мо­сто­я­тель­ный биз­нес. Со­труд­ни­ча­ет с ком­па­ни­я­ми и за­ни­ма­ет­ся их про­дви­же­ни­ем.

- Для боль­шин­ства лю­дей вы до сих пор ас­со­ци­и­ру­е­тесь с Пер­вым ка­на­лом, хо­тя боль­ше не ве­де­те «Доб­рое утро». Эта ис­то­рия уже за­кон­че­на в ва­шей жиз­ни?

- Я по опре­де­ле­нию те­перь уже на­все­гда ве­ду­щая Пер­во­го ка­на­ла. До сих пор про­дол­жа­ет­ся мой кон­тракт, участ­вую в съем­ках, но уже в ка­че­стве экс­пер­та, го­стя, участ­ни­ка шоу. Я не ве­ду сей­час «Доб­рое утро», хо­тя де­ла­ла это 27 лет. И пусть кто-ни­будь по­вто­рит мой ре­корд (сме­ет­ся).

Ко­гда все сло­жи­лось, я по­ня­ла, что по­кой­ник - это к уда­че

- С ка­ким чув­ством вы ухо­ди­ли из сво­е­го ка­би­не­та? Пла­ка­ли, со- л а н би­рая ве­щи? а к й - Ну нет. Я спо­кой­но ухо­ди­ла. ы в Зна­е­те, моя жизнь дей­стви­тель­но р е из­ме­ни­лась. Но она не ста­ла ме­нее П ин­те­рес­ной. Я вам ска­жу, что я не спа­ла нор­маль­но все эти го­ды (эфи­ры «Доб­ро­го утра» на во­сточ­ные ор­би­ты на­чи­на­ют­ся, ко­гда в Москве ночь. - Ред.). А те­перь на­ко­нец-то осо­бен­но неж­но от­но­шусь к мо­е­му «доб­ро­му утру». Мне очень нра­вит­ся моя жизнь се­год­ня. - Ску­ча­е­те по ра­бо­те на Пер­вом?

- Нет. Я все знаю про эту ра­бо­ту. Очень мно­гое мне при­хо­ди­лось де­лать впер­вые на те­ле­ви­де­нии, сна­ча­ла на со­вет­ском, по­том - на рос­сий­ском. При мне по­яв­ля­лись но­вые фор­ма­ты, но­вые шоу, те­ле­ви­де­ние ста­ло круг­ло­су­точ­ным. Здо­ро­во, что я оста­ва­лась вос­тре­бо­ван­ной все это вре­мя. - Чем вы за­ни­ма­е­тесь сей­час?

- Я ве­ду тре­нин­ги по ими­джу и курс те­ле­ве­ду­щих, кон­суль­ти­рую. Это очень ин­те­рес­ный опыт. Ими­дж­мей­кер се­год­ня вы­стра­и­ва­ет весь об­раз че­ло­ве­ка, вплоть до ма­нер, ми­ми­ки, же­стов, по­ход­ки, ре­чи, темб­ра го­ло­са. Это очень ин­те­рес­ная часть мо­ей ра­бо­ты. Есть еще та­кое по­ня­тие, как «се­мей­ный имидж». Посмот­ри­те, как мно­го сей­час мо­ло­дых лю­дей, ко­то­рые про­сто не хо­тят всту­пать в брак. Они не вы­дер­жи­ва­ют про­вер­ки на проч­ность. - Вы с му­жем, кста­ти, в этом плане об­ра­зец - 33 го­да вме­сте...

- И они про­ле­те­ли как один день! Ка­жет­ся, что это так мно­го - 33 го­да. А на са­мом де­ле нет.

- И все-та­ки: на чем дер­жит­ся ваш се­мей­ный со­юз? Вы со­зда­е­те впе­чат­ле­ние че­ло­ве­ка некон­фликт­но­го, мяг­ко­го, де­ли­кат­но­го. Вот в этом весь сек­рет?

- Я во­об­ще Стре­лец по го­ро­ско­пу, а этот знак очень эмо­ци­о­наль­ный, взрыв­ной. Но, ра­бо­тая на те­ле­ви­де­нии, я на­учи­лась и ди­пло­ма­тии, и мяг­ко­сти, и уме­нию ухо­дить от кон­флик­та. Ко­неч­но, по­мо­га­ет юмор. Или, зна­е­те, я смот­рю на лю­дей в воз­расте, ко­то­рые вдруг на­чи­на­ют чуть-чуть ху­же слы­шать. И я при­шла к вы­во­ду, что они хо­тят жить спо­кой­но. - Про­пус­кая ми­мо ушей?

- Да. И это хо­ро­шо. Ес­ли мы в се­мей­ной жиз­ни да­же при хо­ро­шем слу­хе что-то не за­ме­тим, не рас­слы­шим или про­сто уй­дем в ком­на­ту, а по­том вер­нем­ся с хо­лод­ной го­ло­вой - это бу­дет пра­виль­но. Зна­е­те, раз­би­тую чаш­ку не скле­ишь. И очень цен­но про­не­сти, со­хра­нить, не раз­ру­шить то, что есть. - А ес­ли те­бя уже где-то на­кру­ти­ли, то как не при­не­сти нега­тив до­мой?

- Ко­гда я пе­ре­сту­паю по­рог те­ле­ви­де­ния, уже ни­кто не мо­жет ис­пор­тить мне на­стро­е­ние. Я на­це­ле­на толь­ко на съем­ку. Так и до­ма. У нас уже по­ве­лось: пер­вые ми­нут 15 - 20 - 30 ни­ка­кие го­ря­чие те­мы не об­суж­да­ют­ся. По­том ты осты­ва­ешь, ужи­на­ешь - и при­хо­дит по­кой. Ты ви­дишь на­про­тив лю­бя­щие гла­за и уже по-дру­го­му смот­ришь на эти про­бле­мы. Мы лю­бим об­суж­дать до­ма де­ла, де­лить­ся мне­ни­я­ми, вы­ска­зы­вать свою точ­ку зре­ния. Но мир в се­мье - это клю­че­вое.

Вер­биц­кая 27 лет ве­ла «Доб­рое утро» на Пер­вом ка­на­ле и это ре­корд про­грам­мы!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.