Валерия: Я сме­та­ла пре­гра­ды без стра­ха

Зна­ме­ни­тая пе­ви­ца рас­ска­за­ла, чем жи­вут ее взрос­лые де­ти, и вспом­ни­ла о том, как на­чи­на­лась ее му­зы­каль­ная ка­рье­ра

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ин­на ФЕДОТОВА

Этим ле­том Валерия не пе­ре­ста­ва­ла нас удив­лять. Пе­ре­пе­ла свой хит «Ча­си­ки» с Его­ром Кри­дом, про­ве­ла от­пуск не где-ни­будь на Маль­ди­вах, а в кон­ном по­хо­де по Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии. Са­му Ва­ле­рию про­дол­жа­ют удив­лять и ра­до­вать де­ти - 25-лет­няя Анна, 24-лет­ний Ар­те­мий и 19-лет­ний Ар­се­ний.

«В на­шей се­мье все фи­зи­ки-ли­ри­ки»

- Сен­тябрь для ро­ди­те­лей непро­стое вре­мя - у де­тей на­чи­на­ют­ся за­ня­тия в шко­ле, в ин­сти­ту­те. Но у вас в се­мье ни школь­ни­ков, ни сту­ден­тов, по­хо­же, не оста­лось?

- Да, все мои де­ти уже жи­вут взрос­лой и са­мо­сто­я­тель­ной жиз­нью. До­ма с на­ми не жи­вет ни­кто, и я ни­ко­го не про­во­жаю на за­ня­тия. Аня пе­ре­еха­ла в свою квар­ти­ру, Ар­те­мий ра­бо­та­ет в Швей­ца­рии, у Ар­се­ния свой биз­нес.

С од­ной сто­ро­ны, немно­го груст­но, что учеб­ные хло­по­ты для нас в про­шлом. А с дру­гой - мы боль­ше не при­вя­за­ны к пер­во­му сен­тяб­ря, а то ведь рань­ше жизнь пла­ни­ро­ва­лась от ка­ни­кул до ка­ни­кул. - Ста­ли боль­ше пу­те­ше­ство­вать?

- Пу­те­ше­ству­ем, но ча­ще это крат­ко­вре­мен­ные вы­ез­ды. Есть три-че­ты­ре сво­бод­ных дня, а я уми­раю - хо­чу в Рим. Со­рва­лись с Ио­си­фом и по­еха­ли. Рань­ше мы се­бя так не ве­ли - как по­ря­доч­ные ро­ди­те­ли, каж­дый день учеб­но­го го­да бы­ли до­ма. Но что­бы пу­те­ше­ство­вать, нуж­но сво­бод­ное вре­мя, а мы мно­го ра­бо­та­ем. По этой при­чине по­ка не осво­и­ли Юж­ную Аме­ри­ку.

- Недав­но вы всей се­мьей ле­та­ли в Швей­ца­рию на день рож­де­ния к сы­ну Ар­те­мию. В Ин­с­та­гра­ме вы на­пи­са­ли, что сын не про­сто при­гла­сил на празд­ник, но и сам его опла­тил...

- Ко­неч­но, при­ят­но быть при­гла­шен­ны­ми на празд­ник, ко­то­рый ор­га­ни­зо­вал твой соб­ствен­ный сын. По­лу­чи­лось необыч­ное празд­но­ва­ние с дру­зья­ми и близ­ки­ми: пейнт­бол, про­гул­ки в го­рах, ужин в ре­сто­ране и но­чев­ка в оте­ле с ви­дом на Мон­блан. Тё­ма ско­пил немно­го де­нег, для Швей­ца­рии это неболь­шая сум­ма, биз­нес на нее не от­кро­ешь. А вот день рож­де­ния по­лу­чил­ся от­лич­ный. - Чем за­нят Ар­те­мий? Мно­го­го ли он до­стиг в сво­ей ра­бо­те?

- Труд­но ска­зать, мно­го­го ли он до­стиг, но у сы­на очень хо­ро­шая зар­пла­та. Тё­ма пы­тал­ся най­ти до­стой­ную ра­бо­ту в Москве, но ни­че­го не по­лу­чи­лось. Во­семь ме­ся­цев он по­му­чил­ся без солн­ца, в веч­ных проб­ках, а ко­гда в мае вы­пал снег, он нам ска­зал: «Боль­ше не мо­гу си­деть до­ма. По­еду ис­кать ра­бо­ту». Сын не си­дел и дня без де­ла - он нам с Ио­си­фом по­мо­гал. Но у маль­чи­ка прин­ци­пи­аль­ная по­зи­ция, ко­то­рую я ува­жаю: «Ро­ди­те­ли, с ва­ми класс­но, но я не хо­чу быть при вас. Хо­чу даль­ше дви­гать­ся са­мо­сто­я­тель­но».

Так Тё­ма в про­шлом го­ду уехал в Швей­ца­рию, на­шел ра­бо­ту - сна­ча­ла его взя­ли на ис­пы­та­тель­ный пе­ри­од

в сту­дию грам­за­пи­си. У маль­чи­ка три выс­ших об­ра­зо­ва­ния: два тех­ни­че­ских - в сфе­ре IT и биз­нес-ме­недж­мен­та, так­же он окон­чил ака­де­мию Берк­ли по саунд-ди­зай­ну и му­зы­каль­но­му про­дю­си­ро­ва­нию. По­сколь­ку все три об­ра­зо­ва­ния необ­хо­ди­мы для ра­бо­ты в этом ме­сте, он сра­зу снис­кал ува­же­ние вла­дель­ца ком­па­нии. Сын за­ни­ма­ет­ся про­дви­же­ни­ем ар­ти­стов, ко­то­рые со­труд­ни­ча­ют с этой фир­мой, так­же сни­ма­ет для них кли­пы, де­ла­ет за­пи­си. Я с гор­до­стью мо­гу ска­зать, что без него в ком­па­нии ни­че­го не ре­ша­ет­ся. Он раз­би­ра­ет­ся аб­со­лют­но во всем. Тё­ма недав­но на­пи­сал мне: «Ма­ма, спа­си­бо, что вы мне да­ли та­кое об­ра­зо­ва­ние. По­то­му что каж­дый день я при­ме­няю все то, че­му учил­ся». Мно­го со­ве­тов ему да­ет и Ио­сиф, они все вре­мя на свя­зи.

Есть, ко­неч­но, свои ню­ан­сы, что-то мо­жет не нра­вить­ся… Но в об­щем и це­лом сын за­ни­ма­ет­ся сво­им де­лом. Он вы­рос в этой сре­де. Тё­ма дол­гое вре­мя не мог опре­де­лить­ся, чем хо­чет за­ни­мать­ся: му­зы­кой или тех­но­ло­ги­я­ми. И судь­ба раз­вер­ну­ла его в сторону му­зы­ки. Рас­ска­зы­ва­ет мне: «Зна­ешь, ко­гда со­чи­няю му­зы­ку, я мо­гу да­же про еду за­быть…»

- Все де­ти у вас му­зы­каль­ные. Анна - ак­три­са, пе­ви­ца, Ар­се­ний - му­зы­кант, и Ар­те­мий, по­лу­ча­ет­ся, то­же...

- Ар­те­мий о д а р е н н ы й в му­зы­каль­ном плане. Он за­ни­мал­ся в му­зы­каль­ной шко­ле, иг­рал на клар­не­те, на фор­те­пи­а­но, да­же пел с ор­кест­ром. У него изу­ми­тель­ный слух, ин­то­на­ция чи­стая. Да, вы пра­вы, они все у ме­ня очень му­зы­каль­но ода­рен­ные де­ти, что ж тут по­де­ла­ешь. Так слу­чи­лось. Но это ослож­ня­ет им жизнь: ведь у них и му­зы­каль­ные спо­соб­но­сти хо­ро­шие, и тех­ни­че­ские. У нас у всех в се­мье так. Моя ма­ма сна­ча­ла по­сту­пи­ла на фи­зи­ко­ма­те­ма­ти­че­ский фа­куль­тет, по­том бро­си­ла и ушла в му­зы­каль­ное учи­ли­ще, по­том бы­ла кон­сер­ва­то­рия и так да­лее. Тро­ю­род­ная сест­ра вы­учи­лась на фи­зи­ка, а вто­рое об­ра­зо­ва­ние у нее му­зы­каль­ное. У ме­ня по фи­зи­ке и ма­те­ма­ти­ке бы­ли пя­тер­ки, мне очень нра­ви­лись эти пред­ме­ты. Это на­ша фа­миль­ная осо­бен­ность - мы все фи­зи­ки-ли­ри­ки. - Де­ти друж­ны меж­ду со­бой?

- У них очень хо­ро­шие от­но­ше­ния, они все вре­мя на свя­зи, зна­ют, что у ко­го про­ис­хо­дит в жиз­ни. Они под­дер­жи­ва­ют друг дру­га. На­при­мер, Тё­ма де­лал аку­сти­че­скую вер­сию пес­ни сво­е­му ар­ти­сту и по­про­сил Ар­се­ния по­участ­во­вать. Сень­ка был в Швей­ца­рии, при­шел в сту­дию, и они це­лый день за­пи­сы­ва­ли.

«Ма­ма - об­щи­тель­ный че­ло­век, к ней лю­ди тя­нут­ся»

- Вы рас­ска­зы­ва­ли нам в ин­тер­вью, что пе­ре­вез­ли ма­му Га­ли­ну Ни­ко­ла­ев­ну из го­род­ка Ат­карск в Моск­ву, ку­пи­ли ей кра­си­вую и удоб­ную квар­ти­ру. Как она осва­и­ва­ет­ся в сто­ли­це? - Ма­ма очень ак­тив­ная. У нее здесь об­ра­зо­вал­ся свой

круг об­ще­ния. Она за­ни­ма­ет­ся ан­глий­ским язы­ком, фит­не­сом, у нее есть свои уче­ни­ки, ко­то­рым она да­ет уро­ки иг­ры на фор­те­пи­а­но. И она уже по­дру­жи­лась со все­ми, кто к ней при­хо­дит. Ма­ма - об­щи­тель­ный че­ло­век, к ней тя­нут­ся лю­ди. Пред­ла­гаю: «Мам, пе­ре­ез­жай ко мне, бу­дем с то­бой ви­деть­ся все вре­мя». Она от­ка­зы­ва­ет­ся, го­во­рит, что хо­чет жить са­мо­сто­я­тель­но. Слу­ча­ет­ся, что зво­ню ей: «У ме­ня есть сей­час око­шеч­ко - от­прав­лю за то­бой ма­ши­ну. При­ез­жай!» А она от­ве­ча­ет, что не мо­жет, так как у нее урок. Она жи­вет по рас­пи­са­нию, и мне это очень нра­вит­ся. - То есть Га­ли­на Ни­ко­ла­ев­на адап­ти­ро­ва­лась в Москве от­лич­но.

- Она ас­си­ми­ли­ро­ва­лась аб­со­лют­но! Это за­ви­сит от ха­рак­те­ра че­ло­ве­ка. Ма­ма все­гда бы­ла лег­кой на подъ­ем, быст­ро при­вы­ка­ла к но­вым усло­ви­ям. Она лю­бит пу­те­ше­ство­вать. На­ка­нуне ее дня рож­де­ния у нас бы­ло несколь­ко сво­бод­ных дней, я по­зво­ни­ла ма­ме, по­ин­те­ре­со­ва­лась ее пла­на­ми, при­гла­си­ла по­ехать в Же­не­ву. И она бы­ла го­то­ва уже че­рез два ча­са вы­ле­тать!

- У вас друж­ная се­мья. С му­жем Ио­си­фом При­го­жи­ным вы вме­сте боль­ше 14 лет. По­че­му вам ин­те­рес­но вме­сте? Слу­ча­ют­ся ли ссо­ры?

- Мы в од­ной лод­ке, мы парт­не­ры: Ио­сиф все­гда ин­те­ре­су­ет­ся мо­ей точ­кой зре­ния по важ­ным и спор­ным мо­мен­там, он ре­ша­ет про­бле­мы, дер­жит все под кон­тро­лем. Бы­ва­ет, как у всех лю­дей, ссо­рим­ся. Мы лю­ди эмо­ци­о­наль­ные, по­это­му ино­гда оби­жа­юсь, но кон­флик­ты быст­ро сгла­жи­ва­ют­ся. Мы с Ио­си­фом ува­жа­ем друг дру­га, у

нас мно­го об­щих ин­те­ре­сов - мы лю­бим узна­вать но­вое, по­это­му ча­сто хо­дим на вы­став­ки, на пре­мье­ры, в пу­те­ше­стви­ях бе­рем пе­шие экс­кур­сии и про­хо­дим по несколь­ку де­сят­ков ки­ло­мет­ров пеш­ком. Нам вме­сте ин­те­рес­но.

«Я пе­ла пе­ред са­мим Коб­зо­ном и да­же не вол­но­ва­лась»

- Недав­но ушед­ший из жиз­ни Ио­сиф Да­вы­до­вич Кобзон был ва­шим учи­те­лем. Как вы по­зна­ко­ми­лись?

- Мне бы­ло 17 лет. Я при­е­ха­ла из Ат­кар­ска в Моск­ву по­сту­пать в Гне­син­ский ин­сти­тут (Рос­сий­ская академия му­зы­ки име­ни Гне­си­ных. - Ред.). То­гда толь­ко от­крыл­ся фа­куль­тет эст­рад­но­го во­ка­ла, и Ио­сиф Да­вы­до­вич пер­вый раз на­би­рал курс. Я при­е­ха­ла по­про­бо­вать свои си­лы и бы­ла де­вуш­кой уве­рен­ной. На про­слу­ши­ва­нии Ио­сиф Да­вы­до­вич ме­ня оста­но­вил и стал за­да­вать во­про­сы. В том чис­ле спро­сил: «Сколь­ко лет?» Хо­те­ла слу­ка­вить и ска­зать, что во­сем­на­дцать, по­то­му что на классический во­кал обыч­но при­ни­ма­ют с это­го воз­рас­та. Но по­ду­ма­ла, что все рав­но прав­да вы­яс­нит­ся, по­это­му ска­за­ла: «Сем­на­дцать». Он в от­вет: «Очень хо­ро­шо. Ка­кую му­зы­ку хо­ти­те петь?» Го­во­рю: «Джаз!» Это сей­час смеш­но вспо­ми­нать - как я мог­ла во­об­ще прий­ти учить­ся к Коб­зо­ну и за­явить, что хо­чу петь джаз?! А Ио­сиф Да­вы­до­вич по­сме­ял­ся, ска­зал: «Ну ре­бе­нок еще…» Он пер­вым по­ве­рил в ме­ня, дал мне шанс и тем са­мым из­ме­нил мою жизнь на­все­гда, опре­де­лил мою судь­бу. По­это­му я все­гда бы­ла и бу­ду ему бла­го­дар­на.

На сле­ду­ю­щий день по­сле про­слу­ши­ва­ния я сда­ла всту­пи­тель­ный эк­за­мен и по­лу­чи­ла пя­тер­ку. Ме­ня до­пу­сти­ли до сле­ду­ю­ще­го эта­па, и я все эк­за­ме­ны сда­ла на от­лич­но. В ито­ге по­сту­пи­ла с вы­со­ким про­ход­ным бал­лом. Пять лет Ио­сиф Да­вы­до­вич у ме­ня пре­по­да­вал. За­тем сту­дент­ка и на­став­ник ста­ли кол­ле­га­ми, мы дру­жи­ли се­мья­ми мно­го лет. Се­мья Ио­си­фа Да­вы­до­ви­ча - на­ши лю­би­мые и род­ные лю­ди. Как же груст­но и пе­чаль­но, что зем­ная жизнь ко­неч­на. - То­гда, в юные го­ды, вам бы­ло труд­но по­ве­рить в се­бя?

- Я в се­бя ве­ри­ла с са­мо­го ран­не­го дет­ства. Это и бы­ло мо­ей дви­жу­щей си­лой. Сей­час мод­но хо­дить на лич­ност­ные тре­нин­ги, где рас­ска­зы­ва­ют, как на­до жить. А мне в дет­стве в го­ло­ву вло­жи­ли нуж­ные уста­нов­ки, по­это­му у ме­ня бы­ла внут­рен­няя уве­рен­ность в сво­их си­лах, по­ступ­ках. Мо­жет, с го­да­ми я ее и рас­те­ря­ла, но не до кон­ца. Я ста­ла немно­го со­мне­вать­ся, по­то­му что чем боль­ше зна­ешь, тем боль­ше по­ни­ма­ешь свое че­ло­ве­че­ское несо­вер­шен­ство. А в юно­сти мно­гое «вы­стре­ли­ва­ет» и по­лу­ча­ет­ся, по­то­му что че­ло­век не толь­ко по­лон энер­гии, но и ни­че­го не бо­ит­ся, так как тол­ком не осо­зна­ет по­след­ствий по­ра­же­ний, неудач. У ме­ня бы­ли же­ла­ния, це­ли и уве­рен­ность в их до­сти­же­нии, по­это­му я про­сто сме­та­ла все пре­гра­ды без стра­ха. Пе­ре­до мной та­кие ма­сто­дон­ты си­де­ли на всту­пи­тель­ных эк­за­ме­нах! Я пе­ла пе­ред Коб­зо­ном! И я да­же не вол­но­ва­лась. Это сей­час я вы­хо­жу на сце­ну и пе­ре­жи­ваю… Недав­но раз­го­ва­ри­ва­ла с од­ной опер­ной ди­вой, она по­де­ли­лась схо­жи­ми ощу­ще­ни­я­ми: чем опыт­нее мы ста­но­вим­ся, тем боль­ше вол­ну­ем­ся. По­че­му? Она объ­яс­ни­ла мне это тем, что не име­ет пра­ва на ошиб­ку: ведь ее услы­шат сту­ден­ты, кол­ле­ги раз­бе­рут по по­лоч­кам все неточ­но­сти. С каж­дым го­дом от­вет­ствен­ность по­вы­ша­ет­ся. И нечто по­доб­ное про­ис­хо­дит со мной. - Кто по­мо­гал вам, юной ар­тист­ке, в са­мом на­ча­ле ка­рье­ры?

- Мне по­мо­га­ли учи­те­ля, ко­то­рые пре­по­да­ва­ли у нас на кур­се, по­ми­мо Ио­си­фа Да­вы­до­ви­ча, это Ге­ле­на Мар­це­ли­ев­на Ве­ли­ка­но­ва. Она по­зна­ко­ми­ла ме­ня с ху­до­же­ствен­ным ру­ко­во­ди­те­лем и ди­рек­то­ром Мос­ков­ско­го те­ат­ра эст­ра­ды Бо­ри­сом Бру­но­вым. И первые мои вы­ступ­ле­ния бы­ли с ор­кест­ром Те­ат­ра эст­ра­ды. Это бы­ла моя пер­вая афи­ша. А ко­гда я учи­лась на по­след­нем кур­се, слу­чи­лось зна­ком­ство с Алек­сан­дром Шуль­ги­ным, ко­то­рый в тот мо­мент де­лал меж­ду­на­род­ный му­зы­каль­ный про­ект. В стране уже на­ча­лась пе­ре­строй­ка, по­яви­лись но­вые воз­мож­но­сти. Шуль­гин об­ра­тил на ме­ня вни­ма­ние и при­гла­сил для уча­стия в этом про­ек­те. Ан­гло­языч­ный аль­бом мы пи­са­ли в Ан­глии, в Гер­ма­нии. С это­го все и на­ча­лось…

«Сей­час на­сту­пи­ло вре­мя фаст­фу­да»

- Сей­час мо­ло­дым та­лан­там не­обя­за­тель­но ехать в Моск­ву. Те­перь ар­тист с по­мо­щью ин­тер­не­та мо­жет за­явить о се­бе из лю­бой точ­ки стра­ны.

- Стар­то­вать он мо­жет от­ку­да угод­но. Но вся куль­тур­ная жизнь все рав­но в Москве.

- Хо­ро­шо, вот при­е­хал в Моск­ву мо­ло­дой ар­тист стро­ить ка­рье­ру. Сей­час ему бу­дет слож­нее про­бить­ся, чем в 90-е?

- Сей­час про­ще во­пло­щать в жизнь свои идеи. За­пи­сать пес­ню, снять клип про­ще и де­шев­ле. Рань­ше на всю Моск­ву бы­ла па­ра зву­ко­за­пи­сы­ва­ю­щих сту­дий с необ­хо­ди­мым обо­ру­до­ва­ни­ем. Ту­да по­па­да­ли по ве­ли­ко­му бла­ту, по­том дол­го жда­ли сво­ей оче­ре­ди, а ко­гда при­хо­ди­ли на сту­дию, то мог­ли ра­бо­тать огра­ни­чен­ное вре­мя. Сей­час пес­ню мож­но за­пи­сать да­же до­ма и по­лу­чить очень при­лич­ное ка­че­ство. До­ро­го­сто­я­щие пуль­ты боль­ше не нуж­ны да­же для за­пи­си жи­во­го ор­кест­ра, те­перь все необ­хо­ди­мое для за­пи­си есть в ком­пью­те­ре. - По­это­му кон­ку­рен­ция сей­час бе­ше­ная. Ка­кие еще по­яви­лись ми­ну­сы?

- Кон­ку­рен­ция - это са­мо со­бой. Но столь­ко му­зы­каль­но­го му­со­ра вы­плес­ну­лось в ин­тер­нет, что разо­брать­ся и най­ти в этом дей­стви­тель­но что­то сто­я­щее очень слож­но. По­это­му все ищут свои тех­но­ло­гии про­дви­же­ния му­зы­каль­но­го ма­те­ри­а­ла в ин­тер­не­те. В плане про­дви­же­ния ни­че­го но­во­го. Про­сто пе­ре­ме­сти­лось все в дру­гую плос­кость.

- Го­во­рят, что сей­час без­дар­но­сти ста­ло про­бить­ся на эст­ра­ду про­ще. Со­глас­ны?

- Сей­час вре­мя фаст­фу­да в раз­ных сфе­рах жиз­ни. Опре­де­лен­ной куль­тур­ной про­слой­ке об­ще­ства ин­те­рес­ны та­кие ре­а­ли­ти-шоу, как ко­гда­то «За стек­лом», а сей­час «Дом-2». Рас­кру­чи­ва­ют­ся некие пер­со­на­жи, за ко­то­ры­ми ин­те­рес­но на­блю­дать опре­де­лен­но­му кру­гу лю­дей. Им все рав­но, тан­цу­ет их ге­рой или по­ет. Важ­но дру­гое: этот че­ло­век - один из них, по­это­му и ин­те­рес­но за ним на­блю­дать. Лю­бой мо­жет про­бить­ся и стать за­мет­ным на ка­кое-то вре­мя, но на хай­пе дол­го не про­дер­жать­ся. Лю­ди ведь по­ни­ма­ют, что че­ло­век нета­лант­лив, зна­чит, ин­те­рес к нему быст­ро прой­дет.

- Недав­но вы­шла но­вая вер­сия ва­ше­го хи­та «Ча­си­ки». Вы ис­пол­ни­ли его с мо­ло­дым му­зы­кан­том Его­ром Кри­дом. Чем для вас ин­те­ре­сен был этот неожи­дан­ный ду­эт?

- Егор Крид по-но­во­му уви­дел про­ве­рен­ную вре­ме­нем пес­ню. По­лу­чи­лось, на мой взгляд, очень ин­те­рес­но. Со вре­ме­нем все нуж­да­ет­ся в пре­об­ра­зо­ва­нии, по­то­му что но­вое по­ко­ле­ние по-дру­го­му вос­при­ни­ма­ет ма­те­ри­ал. Пес­ня «Ча­си­ки» по­лу­чи­ла вто­рую жизнь. Сей­час весь ин­тер­нет за­по­ло­нен «Ча­си­ка­ми», ко­то­рые слу­ша­ет мо­ло­дежь, по­яви­лась вто­рая вол­на ин­те­ре­са и к ори­ги­наль­ной вер­сии.

- В этом го­ду вы пре­зен­то­ва­ли юби­лей­ное шоу в Москве. По­ве­зе­те ли вы его в ре­ги­о­ны?

- Мы сде­ла­ли ко­лос­саль­ное шоу. Ко­неч­но, хо­чет­ся, что­бы его уви­де­ли лю­ди. Но при­вез­ти его в ре­ги­о­ны безум­но до­ро­го. Это ска­жет­ся на цене би­ле­тов. Да­же за гра­ни­цей ар­ти­сты во­зят на га­стро­ли усе­чен­ные ва­ри­ан­ты сво­их про­грамм. Не хо­чет­ся, что­бы лю­ди при­шли и оста­лись разо­ча­ро­ван­ны­ми тем, что им обе­ща­ли шоу, а это и не шоу во­все…

- На­род в про­вин­ции ви­дит по те­ле­ви­зо­ру, как кра­си­во все про­хо­дит на мос­ков­ских сце­нах, и не по­ни­ма­ет, что та­ких пло­ща­док в ре­ги­о­нах нет.

- Это на­ша реальность. В за­лах нам, к при­ме­ру, неку­да под­ве­сить огром­ный шар, ко­то­рый ве­сит несколь­ко тонн и в те­че­ние все­го кон­цер­та пе­ре­ме­ща­ет­ся по сцене. Но мы ду­ма­ем, как по­ка­зать на­ше шоу лю­дям. Мо­жет быть, по­лу­чит­ся это сде­лать, пусть и в усе­чен­ном ва­ри­ан­те.

«Ио­сиф Да­вы­до­вич дал мне шанс и тем са­мым опре­де­лил мою судь­бу»

чь Ва­ле­рии на пе­ре­еха­ла об­ствен­ную квар­ти­ру, по­сто­ян­но на свя­зи с ма­мой

Ли чн ый ар хи в

Л и ч н ы й а рх ив

Пе­ви­ца в сту­дии на за­пи­си но­вой пес­ни с сы­ном Ар­те­ми­ем.

S r a t S a n o s r e P

ами, дру­жи­ли се­мья­ми мно­го лет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.