Ан­дрей Ча­дов: Мне ста­ло слож­нее под­пус­кать ко­го-то близ­ко

По­пу­ляр­ный ак­тер - о труд­ном дет­стве, оди­но­че­стве, па­ни­че­ских ата­ках, от­це и лю­би­мом бра­те

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - В Т Н

ОЕ­гор АРЕФЬЕВ

бы­ва­тель при­вык ре­а­ги­ро­вать на упо­ми­на­ние фа­ми­лии Ча­дов так: «Это ко­то­рые бра­тья?» Мно­гие до сих пор их пу­та­ют. Од­на­ко раз­ни­ца меж­ду Ан­дре­ем и Алек­се­ем, как бы они ни бы­ли похожи, оче­вид­на. Один - ло­ве­лас, ге­рой ром­ко­мов и еще до недав­не­го вре­ме­ни се­мья­нин. Дру­гой - закрытый, че­рес­чур от­кро­вен­ный и недо­оце­нен­ный. «Те­ле­про­грам­ма» встре­ти­лась имен­но с ним, Ан­дре­ем, на съем­ках се­ри­а­ла «При­ста­вы» (НТВ).

«За­ра­ба­ты­ва­ли в про­дук­то­вых оче­ре­дях»

- Что за ге­рой вам до­стал­ся в «При­ста­вах»?

- Это со­би­ра­тель­ный об­раз, ни­ка­ко­го кон­крет­но­го при­ста­ва я не иг­рал. Мы де­ла­ли это­го пер­со­на­жа вме­сте с ре­жис­се­ром. Что-то кор­рек­ти­ро­вал он, что-то я до­бав­лял от се­бя. Но мы похожи с Его­ром Гра­че­вым. Внут­рен­ней тя­гой к спра­вед­ли­во­сти. Ес­ли я ви­жу нес­пра­вед­ли­вость, то внут­ри все на­чи­на­ет ки­петь. В сце­на­рии ни­че­го не взры­ва­ет­ся, нет эк­ше­на, по­это­му мы с ре­жис­се­ром ста­ра­лись сде­лать ис­то­рию имен­но про лю­дей. - Вы са­ми стал­ки­ва­лись с су­деб­ны­ми при­ста­ва­ми?

- Не при­пом­ню. Хо­тя, как толь­ко на­чал сни­мать­ся в «При­ста­вах», при­шел до­мой и уви­дел в ящи­ке как раз пись­мо от су­деб­ных при­ста­вов - не опла­тил штраф от ГИБДД. Не усле­дил. - Вы вы­рос­ли в Солн­це­ве без от­ца и в не са­мые злач­ные го­ды...

- Та­ко­го, что­бы си­де­ли без еды, не бы­ло. Мать впа­хи­ва­ла. Ин­же­нер по об­ра­зо­ва­нию, окон­чи­ла ин­сти­тут с крас­ным ди­пло­мом, ум­ни­ца, кра­са­ви­ца. Но та­кая вот судь­ба... отец по­гиб. Не­счаст­ный слу­чай. И она с утра до ве­че­ра бы­ла на ра­бо­те. По су­ти, нас с Ле­хой вос­пи­ты­вал дед. Он при­ез­жал, и мы с та­ло­на­ми на пи­та­ние хо­ди­ли по ма­га­зи­нам. Пер­вым на­шим с бра­том за­ра­бот­ком бы­ли как раз этю­ды в про­дук­то­вых оче­ре­дях. - ?!

- Мы «ра­бо­та­ли» детьми. Ба­буш­ка сто­ит в оче­ре­ди - ес­ли у нее мно­го вну­ков, то еды да­ют боль­ше. И нам чуть­чуть пла­ти­ли за то, что мы изоб­ра­жа­ли вну­ков. При этом по­сле каж­до­го по­лу­че­ния про­дук­тов бе­га­ли до­мой пе­ре­оде­вать­ся. Это це­лые по­ста­но­воч­ные но­ме­ра бы­ли! Па­ру раз нас спа­ли­ли. Но в осталь­ном про­хо­ди­ло удач­но. Так что, мож­но ска­зать, ме­ня вы­нуж­ден­но за­тя­ну­ло в про­фес­сию. Хо­тя я с дет­ства хо­тел вы­рвать­ся из это­го кру­га... без­на­де­ги, что ли. В том до­ме, где мы жи­ли, на на­сто­я­щий мо­мент по­уми­ра­ли все соседи - сна­ча­ла их ро­ди­те­ли, а по­том и они. Ни­ко­го не оста­лось. Нар­ко­ти­ки, ал­ко­голь, кто-то вы­пал из ок­на. - Как вы это узна­ли?

- По­зна­ко­мил­ся с про­ку­ро­ром За­пад­но­го ад­ми­ни­стра­тив­но­го окру­га, и он рас­ска­зал, что в то вре­мя в на­ши до­ма се­ли­ли небла­го­по­луч­ные се­мьи. Кон­тин­гент был тот еще. Плюс мно­же­ство бан­ди­тов - мы во двор бо­я­лись вы­хо­дить. В шко­ле не учи­лись, а вы­жи­ва­ли. Два ра­за в боль­ни­це ле­жал. Один раз под­ни­мал­ся на чет­вер­тый этаж, а про­хо­дя­щий ми­мо стар­ше­класс­ник взял и шмяк­нул ме­ня об сте­ну го­ло­вой - со­тря­се­ние моз­га. Вто­рой раз ме­ня при­би­ло две­рью. - Дра­лись ча­сто?

- Еще бы. Ко­гда мы вы­хо­ди­ли из клас­са на пе­ре­ме­ну, кар­ти­на бы­ла сле­ду­ю­щая: круг из де­тей, в цен­тре двое, по по­яс го­лые и де­рут­ся. Не про­сто тол­ка­лись, а би­лись до кро­ви. Как так вы­шло, что я вы­рвал­ся от­ту­да? Ви­ди­мо, тя­га к ис­кус­ству по­бе­ди­ла. Спа­си­бо за это от­цу. - Ка­ким он был?

- За­га­доч­ным, спо­кой­ным. Ма­ма го­во­ри­ла, что он с дру­гой пла­не­ты, не от ми­ра се­го - в хо­ро­шем смыс­ле. В от­це бы­ли те муж­ские ка­че­ства, ко­то­рые сей­час очень ред­ко мож­но встре­тить. Я чув­ство­вал в нем си­лу, уве­рен­ность, хо­тя жизнь бы­ла труд­ной. В нем чув­ство­ва­лась ду­хов­ность. Я пом­ню, как он слу­шал Dire Straits, Pink Floyd и так да­лее. Он за­ло­жил в нас любовь к хо­ро­шей му­зы­ке с дет­ства. Он не № 37 (862) 17  23 СЕН­ТЯБ­РЯ 2018 вос­пи­ты­вал де­тей, он вос­пи­ты­вал се­бя. И это нам по­мог­ло. У нас в ро­ду не бы­ло ар­ти­стов или му­зы­кан­тов - ра­бо­чие, учи­те­ля, про­стые лю­ди. Но судь­ба вы­ве­ла нас с бра­том. Мы по­шли в кру­жок, где на­ча­ли тан­це­вать хип-хоп, брейк-данс, то­гда это бы­ло мод­но. Там был та­кой взрос­лый му­жик, он го­во­рит: «Хип-хоп хо­ти­те? Вста­вай­те к хо­рео­гра­фи­че­ско­му стан­ку - бу­де­те по­том тан­це­вать лю­бые на­прав­ле­ния». И мы фа­на­тич­но за­ни­ма­лись. По­это­му ули­ца про­шла ми­мо нас. Ну не со­всем, ко­неч­но. Но мы не сги­ну­ли там. - С бра­том дра­лись?

- Есте­ствен­но. Уже не пом­ню по­во­ды, но как без это­го? Ле­ха был ни­же на го­ло­ву и ди­ко ком­плек­со­вал, по­это­му по­беж­дать ему бы­ло слож­нее. А по­том вы­тя­нул­ся, и все ста­ло нор­маль­но. Пом­ню, как плос­ко­губ­цы в ме­ня ме­тал... раз­ное бы­ло. «Нер­вы не вы­дер­жа­ли»

- Сей­час у вас есть неглас­ное со­рев­но­ва­ние с бра­том? Его филь­мо­гра­фия об­шир­нее.

- Про­фес­сия под­ра­зу­ме­ва­ет кон­ку­рен­цию из­на­чаль­но. Ку­саю ли я лок­ти, ко­гда ви­жу его но­вый фильм? Нет, ко­неч­но. Я пре­крас­но по­ни­маю, в чем на­ши от­ли­чия, и пре­крас­но осо­знаю свое ме­сто в ки­не­ма­то­гра­фе. - На за­ре ка­рье­ры у вас вы­шло два бле­стя­щих филь­ма ре­жис­се­ра Ве­ле­дин­ско­го: «Рус­ское», где вы сыг­ра­ли Ли­мо­но­ва, и «Жи­вой» - роль при­зра­ка сол­да­та, про­шед­ше­го Чеч­ню. По­сле это­го бы­ли кар­ти­ны ино­го уров­ня глу­би­ны, ска­жем так. - Я вы­нуж­ден это де­лать. По­сле «Жи­во­го» у ме­ня не бы­ло пред­ло­же­ний два го­да. - Как?

- А вот так. Си­дел два го­да без ра­бо­ты. У ме­ня ка­рье­ра на­ча­лась с силь­ных филь­мов и силь­но­го ре­жис­се­ра. Ко­гда ты «отрав­лен» хо­ро­шим, ты не хо­чешь раз­ме­ни­вать­ся, по­это­му я ждал сце­на­рия, ко­то­рый ме­ня за­це­пит. Дол­го от­ка­зы­вал­ся от неин­те­рес­ных ра­бот. Не хо­те­лось опус­кать­ся ни­же за­дан­но­го уров­ня. Но в ка­кой-то мо­мент, ко­гда у ме­ня ра­бо­ты ста­ло боль­ше за гра­ни­цей - я ра­бо­тал с аме­ри­кан­ца­ми, ан­гли­ча­на­ми, фран­цу­за­ми, с Ко­ли­ном Фер­том, Кри­сто­фе­ром Лам­бер­том, Бе­ном Барн­сом, - бы­ла воз­мож­ность срав­нить, как у них и как у нас, и я по­нял, что мы не Гол­ли­вуд. Си­деть и ждать то­го са­мо­го сце­на­рия мож­но всю жизнь. На­до ис­поль­зо­вать лю­бую воз­мож­ность. По­явил­ся азарт сде­лать из пло­хо­го сце­на­рия что-то хо­ро­шее. И я на­чал со­гла­шать­ся на не са­мые ин­те­рес­ные про­ек­ты, по­то­му что день­ги нуж­ны. - Уй­ти из про­фес­сии со­би­ра­лись?

- Сто пять­де­сят раз. Бо­лее за­ви­си­мой про­фес­сии я не знаю. То гу­сто, то пу­сто, то ты за­нят, то си­дишь без ра­бо­ты. Но это все рав­но моя про­фес­сия, я люб­лю ее, и она са­ма ме­ня вы­бра­ла. Это как на­сто­я­щая любовь к жен­щине: вряд ли ты ее бро­сишь при ма­лей­ших про­бле­мах. Я чув­ствую, что мой по­тен­ци­ал по­ка не рас­крыт, и ду­маю, что луч­шие роли у ме­ня впе­ре­ди. Муж­чине в этой про­фес­сии слож­но и, что­бы не си­деть и ждать ра­бо­ты, нуж­но что-то еще. По­это­му я снял как про­дю­сер свой фильм, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся «Рейк». Ез­жу по стране на га­стро­ли со спек­так­лем. Мне нра­вит­ся дви­жу­ха.

«Я чув­ствую, что мой по­тен­ци­ал не рас­крыт и луч­шие роли у ме­ня впе­ре­ди»

Недав­но сня­ли с дру­зья­ми еще од­ну кар­ти­ну, пре­мье­ра ко­то­рой со­сто­ит­ся 12 сен­тяб­ря, - «До­ми­ни­ка». Сей­час она про­ка­ти­лась в США по фе­сти­ва­лям, со­бра­ла при­зы. Ко­гда де­ла­ешь что-то не ра­ди де­нег, а ра­ди идеи, то осо­бен­но при­ят­но, ко­гда это от­ме­ча­ет­ся.

- В од­ном из ин­тер­вью вы го­во­ри­ли, что оди­но­че­ство - по­да­рок судь­бы. Это ауто­тре­нинг?

- Нет, смысл в дру­гом: у каж­до­го че­ло­ве­ка в жиз­ни есть та­кой пе­ри­од. Луч­ше, ес­ли это слу­чит­ся в мо­ло­до­сти, как со мной. Быст­рее по­ни­ма­ешь мно­гие важные ве­щи. А вот остать­ся од­но­му в ста­ро­сти страш­но. Мно­гие бо­ят­ся оди­но­че­ства. Но я уже го­тов к это­му. К 30 го­дам жизнь так все рас­пре­де­ли­ла, что я остал­ся один. По­нят­но, что есть мать, брат, дру­зья. Но это дру­гое. И вот ко­гда я остал­ся один за го­ро­дом зи­мой в пу­стом до­ме, ста­ло жут­ко­ва­то. В тот мо­мент у ме­ня в жиз­ни слу­чи­лась че­ре­да пре­да­тельств: де­вуш­ка пре­да­ла, друг. В два ча­са но­чи вско­чил - серд­це­би­е­ние, жар, па­ни­че­ская ата­ка! Что де­лать? «Ско­рая»? Вра­чи? Нерв­ная си­сте­ма про­сто не вы­дер­жа­ла, и «про­стре­ли­ло», где бы­ла уяз­ви­мость. Три го­да вос­ста­нав­ли­вал­ся. Из все­го на­до вы­но­сить опыт. Сна­ча­ла стра­да­ешь, по­том при­хо­дит по­ни­ма­ние, что все к луч­ше­му, и де­ла­ешь вы­во­ды. - Как по­вли­ял та­кой стресс на вос­при­я­тие лю­дей?

- Мне ста­ло слож­нее под­пус­кать ко­го-то близ­ко. Те­перь и так все устра­и­ва­ет. Я по­ка не хо­чу се­мью. Любовь - да, дру­гое де­ло. Де­тей на­до хо­теть от лю­би­мой жен­щи­ны, а не са­мих по се­бе. Хо­чу де­тей - бу­ду ис­кать для это­го жен­щи­ну? Бред.

- От­сут­ствие при­вяз­ки к че­му бы то ни бы­ло зем­но­му: день­гам, лю­дям, от­но­ше­ни­ям, сла­ве, успе­ху. Бы­ва­ют тя­же­лые ра­ны, ко­то­рые не за­жи­ва­ют го­да­ми, ка­кой бы ты ни был доб­рый. Ко­неч­но, хо­жу в цер­ковь, ис­по­ве­ду­юсь, при­ча­ща­юсь, но иде­аль­но управ­лять со­бой вы­хо­дит не все­гда. Так что осво­бож­де­ние от нега­тив­но вли­я­ю­щих на ду­хов­ное со­сто­я­ние фак­то­ров и есть сво­бо­да. Жизнь без стра­хов - то­же сво­бо­да. - Как вы про­во­ди­те идеальный вы­ход­ной?

- Еду за го­род, неда­ле­ко от де­рев­ни Грязь - там са­мые вкус­ные сыр­нич­ки, ко­то­рые толь­ко бы­ва­ют. Сос­ны, по­ле, солн­це. Бо­же­ствен­но! По­том спорт­зал - по­пла­вать или по­бе­гать. Уви­деть­ся с бра­том. Люб­лю ры­бал­ку - недав­но пой­ма­ли с Ле­хой осетра на 50 кг, еле вы­та­щи­ли. Иг­раю в боль­шой теннис, обо­жаю пле­мян­ни­ка Фе­дю (сын Алек­сея Ча­до­ва и Аг­нии Дит­ков­ски­те. -

Авт.). По­ро­се­но­чек мой лю­би­мый. Так и съел бы его...

Ак­тер не но се­мью покВик­то­ри­ей За­бо­лот­ной - сце­на из се­ри­а­ла «Бес­стыд­ни­ки», 2017 г.).

Ан­дрей ЧА­ДОВ ро­дил­ся 22 мая 1980 го­да, вы­рос в мос­ков­ском рай­оне Солн­це­во. Учил­ся в Щу­кин­ском и Щеп­кин­ском те­ат­раль­ных учи­ли­щах. Из­вест­ность при­ш­ла по­сле роли в филь­ме Алек­сандра Ве­ле­дин­ско­го «Рус­ское», в ко­то­ром Ча­дов-стар­ший сыг­рал мо­ло­до­го Эду­ар­да Ли­мо­но­ва. Вто­рой боль­шой успех - глав­ная роль в филь­ме Ве­ле­дин­ско­го «Жи­вой», в ко­то­ром он впер­вые сыг­рал вме­сте со сво­им млад­шим бра­том Алек­се­ем. Ра­бо­тал за гра­ни­цей. Сни­мал­ся в се­ри­а­лах «Кур­сан­ты», «Де­ло че­сти», «Бес­стыд­ни­ки». Не же­нат.

M o c . m a r g a t s n i

Алек­сей и Ан­дрей Ча­до­вы. На­ча­ло.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.