Ост­рые ки­шеч­ные ин­фек­ции ви­рус­ной и бак­те­ри­аль­ной этио­ло­гии у де­тей: со­вре­мен­ные воз­мож­но­сти ди­а­гно­сти­ки и те­ра­пии, роль ме­та­био­ти­ков/

Н И Хох­ло­ва, Е И Крас­но­ва, В В Про­во­ро­ва, А В Ва­сю­нин, Н Г. Па­ту­ри­на

Lechaschij vrach - - Содержание - Кон­такт­ная ин­фор­ма­ция: krasnova-inf@rambler.ru

Н. И. Хох­ло­ва, кан­ди­дат ме­ди­цин­ских на­ук

Е. И. Крас­но­ва1, док­тор ме­ди­цин­ских на­ук, про­фес­сор В. В. Про­во­ро­ва, кан­ди­дат ме­ди­цин­ских на­ук

А. В. Ва­сю­нин, док­тор ме­ди­цин­ских на­ук

Н. Г. Па­ту­ри­на, кан­ди­дат ме­ди­цин­ских на­ук

ФГБОУ ВО НГМУ МЗ РФ, Но­во­си­бирск Ре­зю­ме. В ста­тье пред­став­ле­ны со­вре­мен­ные дан­ные об этио­ло­гии ост­рых ки­шеч­ных ин­фек­ций, кли­ни­че­ских про­яв­ле­ни­ях, со­вре­мен­ных ме­то­дах ди­а­гно­сти­ки и ле­че­ния. Об­суж­да­ют­ся во­про­сы про­био­ти­че­ской и ме­та­био­ти­че­ской те­ра­пии при ост­рых ки­шеч­ных ин­фек­ци­ях. Обос­но­вы­ва­ет­ся ан­ти­мик­роб­ное, ан­ти­ток­си­че­ское, фер­мен­та­тив­ное дей­ствие пре­па­ра­та на ос­но­ве кон­цен­тра­та про­дук­тов ме­та­бо­лиз­ма са­ха­ро­ли­ти­че­ских (L. acidophilus, L. helveticus и E. faecalis) и про­тео­ли­ти­че­ских (E. coli) пред­ста­ви­те­лей ин­ди­ген­ной мик­ро­фло­ры. При­во­дят­ся до­ка­за­тель­ства его эф­фек­тив­но­сти в те­ра­пии ин­фек­ци­он­ной диа­реи раз­ной этио­ло­гии у де­тей.

Клю­че­вые сло­ва: ост­рые ки­шеч­ные ин­фек­ции, ин­фек­ци­он­ная диа­рея, де­ти, ди­а­гно­сти­ка, те­ра­пия, про­био­ти­ки, ме­та­био­ти­ки.

Abstract. The article presents modern data on etiology of acute intestinal infections, their clinical manifestations, modern approaches to diagnosis and treatment. The questions of probiotic and metabolic therapy in acute intestinal infections are discussed. The antimicrobial, antitoxic, enzymatic action of a preparation based on the concentrate of metabolic products of saccharolytic (L. acidophilus, L. helveticus and E. faecalis) and proteolytic (E. coli) microflora, is explained. Evidence of its effectiveness in the treatment of infectious diarrhea of different etiologies in children is presented.

Keywords: acute intestinal infections, infectious diarrhea, children, diagnostics, treatment, probiotics, metabiotics.

Ост­рые ки­шеч­ные ин­фек­ции (ОКИ) оста­ют­ся зна­чи­мой про­бле­мой здра­во­охра­не­ния во всех стра­нах ми­ра и при­над­ле­жат к чис­лу ве­ду­щих при­чин за­бо­ле­ва­е­мо­сти, гос­пи­та­ли­за­ции и ле­таль­но­сти, осо­бен­но в дет­ском воз­расте [1]. По дан­ным ВОЗ, у де­тей еже­год­но в ми­ре ре­ги­стри­ру­ет­ся око­ло 1,7 мил­ли­ар­да слу­ча­ев острой диа­реи, и от нее уми­ра­ет 525 ты­сяч де­тей в воз­расте до пя­ти лет [2]. В Рос­сии в струк­ту­ре ин­фек­ци­он­ной за­бо­ле­ва­е­мо­сти ОКИ по-преж­не­му за­ни­ма­ют су­ще­ствен­ное ме­сто, вто­рое по­сле ост­рых ре­спи­ра­тор­ных ви­рус­ных ин­фек­ций, и в 2016 г. по срав­не­нию с 2015 г. от­ме­чен рост за­бо­ле­ва­е­мо­сти ОКИ неуточ­нен­ной этио­ло­гии на 5% (364,88 слу­ча­ев на 100 тыс. на­се­ле­ния), но­ро­ви­рус­ной ин­фек­ци­ей на 38% (15,51), со­хра­нял­ся вы­со­кий уро­вень за­бо­ле­ва­е­мо­сти ро­та­ви­рус­ной ин­фек­ци­ей (83,26) и саль­мо­нел­ле­зом (26,03) [3].

Этио­ло­гия ост­рых ки­шеч­ных ин­фек­ций у де­тей

Ост­рые ки­шеч­ные ин­фек­ции яв­ля­ет­ся по­ли­этио­ло­гич­ной груп­пой за­бо­ле­ва­ний (бак­те­ри­аль­ной, ви­рус­ной или про­то­зой­ной), ко­то­рые объ­еди­ня­ет раз­ви­тие симп­то­мо­ком­плек­са острой диа­реи [4]. В раз­ных стра­нах этио­ло­ги­че­ская струк­ту­ра ОКИ мо­жет су­ще­ствен­но от­ли­чать­ся [5].

Ос­нов­ны­ми воз­бу­ди­те­ля­ми ОКИ бак­те­ри­аль­ной при­ро­ды яв­ля­ют­ся мик­ро­ор­га­низ­мы се­мей­ства Enterobacteriaceae. Из­вест­на роль око­ло 50 се­ро­ва­ров ро­да Salmonella в раз­ви­тии па­то­ло­гии у лю­дей, пре­иму­ще­ствен­но саль­мо­нелл груп­пы В. Наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние в по­след­ние го­ды по­лу­чи­ла S. enteritidis. Ши­гел­ле­зы, или ди­зен­те­рию, вы­зы­ва­ют бак­те­рии ро­да Shigella, вклю­ча­ю­ще­го бо­лее 40 се­ро­ло­ги­че­ских ва­ри­ан­тов с наи­боль­шим рас­про­стра­не­ни­ем ши­гелл Флекс­не­ра и Зонне. В по­след­ние го­ды от­ме­ча­ет­ся рост удель­но­го ве­са ди­зен­те­рии, вы­зван­ной Shigella flexner 2a, для ко­то­рой ха­рак­те­рен вы­ра­жен­ный де­струк­тив­ный ком­по­нент при вос­па­ле­нии тол­стой киш­ки. Ха­рак­тер­ным свой­ством ши­гелл ста­ла вы­со­кая по­ли­ре­зи­стент­ность к ос­нов­ным, наи­бо­лее упо­треб­ля­е­мым ан­ти­бак­те­ри­аль­ным сред­ствам.

Из дру­гих бак­те­ри­аль­ных аген­тов су­ще­ствен­ное зна­че­ние у де­тей в ка­че­стве этио­ло­ги­че­ских аген­тов ОКИ име­ют па­то­ген­ные эше­ри­хии. Из­вест­ны пять групп па­то­ген­ных бак­те­рий ро­да Escherichia, воз­бу­ди­те­лей эше­ри­хи­о­зов:

1. Эн­те­ро­па­то­ген­ные ки­шеч­ные па­лоч­ки (ЭПКП) яв­ля­ют­ся воз­бу­ди­те­ля­ми ко­ли­эн­те­ри­тов у де­тей. 2. Эн­те­ро­ин­ва­зив­ные ки­шеч­ные па­лоч­ки (ЭИКП) обу­слов­ли­ва­ют ди­зен­те­рие­по­доб­ные за­бо­ле­ва­ния де­тей и взрос­лых. Наи­боль­шее зна­че­ние име­ют штам­мы О124 и О151. 3. Эн­те­ро­ток­си­ген­ные ки­шеч­ные па­лоч­ки (ЭТКП) вы­зы­ва­ют хо­ле­ро­по­доб­ные за­бо­ле­ва­ния у де­тей и взрос­лых, к их чис­лу от­но­сят се­ро­груп­пы О6, О8, О15, О20, О25, О27, О63, О78, О115, О148, О159 и др. 4. Эн­те­ро­ге­мор­ра­ги­че­ские ки­шеч­ные па­лоч­ки (ЭГКП) яв­ля­ют­ся воз­бу­ди­те­ля­ми ди­зен­те­рие­по­доб­ных за­бо­ле­ва­ний как у де­тей, так и у взрос­лых. К ним от­но­сят­ся штам­мы О157: Н7, О141, про­ду­ци­ру­ю­щие ши­га­по­доб­ный ток­син (SLT-Shigalike-toxin). 5. Эн­те­ро­аг­ре­га­тив­ные ки­шеч­ные па­лоч­ки (ЭАг­гКП) обу­слов­ли­ва­ют дли­тель­но про­те­ка­ю­щие диа­реи у де­тей и взрос­лых, что свя­за­но с проч­ной ад­ге­зи­ей бак­те­рий на по­верх­но­сти эпи­те­лия сли­зи­стой обо­лоч­ки тон­кой киш­ки.

Из чис­ла па­то­ген­ных бак­те­рий воз­бу­ди­те­ля­ми ОКИ так­же яв­ля­ют­ся иер­си­нии (Yersenia enterocolitica, из из­вест­ных 30 се­ро­ва­ров ко­то­рой в па­то­ло­гии че­ло­ве­ка ос­нов­ное зна­че­ние име­ют О3, О4, О5, О8), виб­ри­о­ны хо­ле­ры и НАГвиб­ри­о­ны.

Важ­ную роль в раз­ви­тии ОКИ у де­тей иг­ра­ет услов­но-па­то­ген­ная мик­ро­фло­ра. Обу­слов­лен­ные ею за­бо­ле­ва­ния ча­ще яв­ля­ют­ся ре­зуль­та­том ак­ти­ва­ции соб­ствен­ной эн­до­ген­ной фло­ры в ре­зуль­та­те несо­сто­я­тель­но­сти си­сте­мы за­щи­ты ор­га­низ­ма, что объ­яс­ня­ет свя­зан­ное с этим раз­ви­тие тя­же­лой фор­мы бо­лез­ни и слож­но­сти в ле­че­нии. В чис­ле наи­бо­лее ак­ту­аль­ных услов­но-па­то­ген­ных воз­бу­ди­те­лей — бак­те­рии ро­да Citrobacter, Staphylococcus aureus, Klebsiella, Hafnia, Serratia, Proteus, Morganella, Providencia, Bacillus cereus, Clostridium perfringens и др. Бак­те­рии Clostridium difficile обу­слов­ли­ва­ют по­ра­же­ния тол­стой киш­ки в ви­де псев­до­мем­бра­ноз­но­го ко­ли­та у па­ци­ен­тов, по­лу­чав­ших ин­тен­сив­ную ан­ти­бак­те­ри­аль­ную те­ра­пию [4].

Этио­ло­ги­че­ские аген­ты бак­те­ри­аль­ных ОКИ у де­тей за­ви­сят от гео­гра­фи­че­ско­го ре­ги­о­на. В раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах хо­лер­ный виб­ри­он еще вы­зы­ва­ет эпи­де­мии, но са­мым ча­стым бак­те­ри­аль­ным воз­бу­ди­те­лем ОКИ яв­ля­ет­ся Shigella, в част­но­сти в Аф­ри­ке и Юж­ной Азии. В Ев­ро­пе наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ны­ми бак­те­ри­аль­ны­ми па­то­ге­на­ми яв­ля­ют­ся Campylobacter, Salmonella spp., эн­те­ро­па­то­ген­ные и эн­те­ро­аг­ре­га­тив­ные E. coli. В недав­нем ис­сле­до­ва­нии, про­ве­ден­ном в цен­траль­ном Ки­тае, наи­бо­лее ча­сто вы­яв­ля­е­мы­ми ки­шеч­ны­ми па­то­ге­на­ми ока­за­лись Salmonella spp. (8%), па­то­ген­ные E. coli (5%), Campylobacter jejuni (3%) и Aeromonas spp. (2%) [5].

Ви­ру­сы яв­ля­ют­ся пре­об­ла­да­ю­щи­ми этио­ло­ги­че­ски­ми фак­то­ра­ми ОКИ у де­тей, пре­жде все­го ран­не­го воз­рас­та, и осо­бен­но у де­тей пер­во­го го­да жиз­ни. Так, у де­тей до 80–90% слу­ча­ев острой диа­реи яв­ля­ют­ся ви­ру­сас­со­ци­и­ро­ван­ны­ми [6, 7]. По дан­ным си­сте­ма­ти­че­ских об­зо­ров, в на­сто­я­щее вре­мя ве­ду­щей при­чи­ной спо­ра­ди­че­ских слу­ча­ев и вспы­шек остро­го га­стро­эн­те­ри­та (ОГЭ) во всех воз­раст­ных груп­пах яв­ля­ет­ся но­ро­ви­рус­ная ин­фек­ция, на до­лю ко­то­рой при­хо­дит­ся по­чти пя­тая часть ОГЭ. С но­ро­ви­ру­са­ми свя­зы­ва­ют раз­ви­тие тя­же­ло­го ОГЭ у де­тей [8]. Несмот­ря на внедрение вак­ци­на­ции про­тив ро­та­ви­рус­ной ин­фек­ции во мно­гих стра­нах, ро­та­ви­ру­сы оста­ют­ся ак­ту­аль­ной при­чи­ной ОГЭ, осо­бен­но у де­тей млад­ше­го воз­рас­та, обу­слов­ли­вая бо­лее 200 ты­сяч ле­таль­ных ис­хо­дов, пре­иму­ще­ствен­но в ма­ло­раз­ви­тых стра­нах [9, 10]. Этио­ло­ги­че­ски­ми аген­та­ми ви­рус­ных ОКИ яв­ля­ют­ся так­же аде­но­ви­ру­сы се­ро­ва­ров 40 и 41, эн­те­ро­ви­ру­сы се­ро­ва­ра 73, ко­ро­на­ви­ру­сы, ка­ли­ци­ви­ру­сы и аст­ро­ви­ру­сы. Изу­ча­ет­ся при­чин­ная роль в раз­ви­тии острой диа­реи то­ро­ви­ру­сов, пи­кор­на­ви­ру­сов, бо­ка­ви­ру­сов [6].

Ди­а­гно­сти­ка ост­рых ки­шеч­ных ин­фек­ций

На ран­нем эта­пе ди­а­гно­сти­ки ОКИ с уче­том об­сто­я­тельств за­ра­же­ния и ха­рак­те­ра и ди­на­ми­ки кли­ни­че­ских симп­то­мов бо­лез­ни ре­ша­ют­ся сле­ду­ю­щие за­да­чи:

• уста­нов­ле­ние фак­та ОКИ и ис­клю­че­ние сход­ных с ни­ми по кли­ни­че­ским про­яв­ле­ни­ям дру­гих за­бо­ле­ва­ний, тре­бу­ю­щих спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной по­мо­щи;

• оцен­ка уров­ня по­ра­же­ния же­лу­доч­но­ки­шеч­но­го трак­та (га­стрит, эн­те­рит, ко­лит);

• опре­де­ле­ние на­ли­чия и вы­ра­жен­но­сти син­дро­ма ток­си­ко­за;

• опре­де­ле­ние ти­па диа­реи (сек­ре­тор­ная, экс­су­да­тив­ная, ги­пе­ро­смо­ляр­ная), вы­ра­жен­но­сти син­дро­ма эк­си­ко­за.

Эти дан­ные слу­жат ос­но­вой кли­ни­че­ско­го ди­а­гно­за и важ­ны для на­зна­че­ния адек­ват­ной па­то­ге­не­ти­че­ской те­ра­пии еще до ве­ри­фи­ка­ции этио­ло­гии за­бо­ле­ва­ния.

Наи­бо­лее ча­стым в кли­ни­ке ОКИ ва­ри­ан­том по­ра­же­ния же­лу­доч­но­ки­шеч­но­го трак­та яв­ля­ет­ся син­дром га­стро­эн­те­ри­та, обу­слов­лен­ный у де­тей пре­иму­ще­ствен­но ви­рус­ны­ми воз­бу­ди­те­ля­ми и ре­же бак­те­ри­аль­ны­ми. При­зна­ки га­стри­та, как пра­ви­ло, чуть опе­ре­жа­ют про­яв­ле­ния со сто­ро­ны ки­шеч­ни­ка. Про­яв­ле­ния га­стри­та при ОКИ ха­рак­те­ри­зу­ют­ся тош­но­той, рво­той, да­вя­щи­ми бо­ля­ми в об­ла­сти эпи­га­стрия, бо­лез­нен­но­стью при паль­па­ции же­луд­ка. Об эн­те­ри­те сви­де­тель­ству­ют боль в жи­во­те, ко­то­рая ча­ще ло­ка­ли­зу­ет­ся в око­ло­пу­поч­ной об­ла­сти, ре­же бы­ва­ет диф­фуз­ная, диа­рея во­дя­ни­сто­го ха­рак­те­ра, ко­то­рая по ме­ре уча­ще­ния сту­ла су­ще­ствен­но уве­ли­чи­ва­ет­ся в объ­е­ме. Объ­яс­не­ни­ем это­го слу­жит сек­ре­тор­ный или ги­пе­ро­смо­ляр­ный ме­ха­низм диа­реи, ко­то­рый опре­де­ля­ет раз­ви­тие в ко­рот­кий срок обез­во­жи­ва­ния ор­га­низ­ма. В поль­зу син­дро­ма эн­те­ри­та сви­де­тель­ству­ют и та­кие при­зна­ки, как пе­ни­стый характер ис­праж­не­ний, раз­дра­жа­ю­щих ко­жу, их кис­лый или зло­вон­ный за­пах. Цвет сту­ла при эн­те­ри­те мо­жет быть раз­лич­ным, в част­но­сти, при саль­мо­нел­ле­зе цве­та «бо­лот­ной ти­ны», при ОКИ, вы­зван­ной эн­те­ро­па­то­ген­ны­ми ва­ри­ан­та­ми эше­ри­хий,— оран­же­вой окрас­ки, для ро­та­ви­рус­ной ин­фек­ции свой­ствен­на бе­ле­со­ва­тая окрас­ка сту­ла. Ча­стым симп­то­мом яв­ля­ет­ся ме­тео­ризм.

Син­дром остро­го ко­ли­та, свой­ствен­ный ря­ду бак­те­ри­аль­ных и па­ра­зи­тар­ных ОКИ, со­че­та­ет в се­бе свое­об­раз­ные про­яв­ле­ния как бо­ле­во­го син­дро­ма, так и осо­бен­но­сти диа­рей­но­го син­дро­ма. Син­дром ко­ли­та на­блю­да­ет­ся при эн­те­ро­ин­ва­зив­ных ва­ри­ан­тах эше­ри­хи­о­зов, ши­гел­ле­зах, мо­жет раз­ви­вать­ся при саль­мо­нел­ле­зе, кам­пи­ло­бак­те­ри­о­зе, про­тео­зе, ста­фи­ло­кок­ко­вой ин­фек­ции, т.е. в тех слу­ча­ях, ко­гда воз­бу­ди­те­лям при­су­щи вы­ра­жен­ные ин­ва­зив­ные и ци­то­ток­си­че­ские свой­ства.

В диф­фе­рен­ци­ров­ке син­дро­мов эн­те­ри­та и ко­ли­та до­пол­ни­тель­ное зна­че­ние име­ют дан­ные ко­про­ло­ги­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния. Ос­нов­ные диф­фе­рен­ци­аль­ные кри­те­рии син­дро­мов эн­те­ри­та и ко­ли­та при ОКИ пред­став­ле­ны в таб­ли­це.

Сход­ство симп­то­мов ОКИ в боль­шин­стве слу­ча­ев не поз­во­ля­ет по кли-

ни­че­ским при­зна­кам опре­де­лить этио­ло­гию за­бо­ле­ва­ния.

Вви­ду боль­шей до­ступ­но­сти бак­те­рио­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний в ру­тин­ной кли­ни­че­ской прак­ти­ке, уточ­не­ние этио­ло­гии ОКИ осу­ществ­ля­ет­ся ча­ще все­го в от­но­ше­нии бак­те­ри­аль­ных ин­фек­ций. Ре­ше­ние про­бле­мы ди­а­гно­сти­ки ви­рус­ных ОКИ в по­след­ние го­ды свя­зы­ва­ют с внед­ре­ни­ем в кли­ни­че­скую прак­ти­ку им­му­но­фер­мент­но­го ана­ли­за (ИФА) для вы­яв­ле­ния ан­ти­ге­нов воз­бу­ди­те­лей (ро­та­ви­ру­сов, но­ро­ви­ру­сов, аст­ро­ви­ру­сов и др.) в раз­лич­ных суб­стра­тах (фе­ка­ли­ях, рвот­ных мас­сах, про­мыв­ных во­дах же­луд­ка). Чув­стви­тель­ность тест-си­стем ИФА для ди­а­гно­сти­ки ви­рус­ных ОКИ оце­ни­ва­ет­ся как 60–90% при спе­ци­фич­но­сти, близ­кой к 100%, но на прак­ти­ке чув­стви­тель­ность ме­то­да не пре­вы­ша­ет 70% [11]. Так­же раз­ра­бо­та­на экс­прес­с­ди­а­гно­сти­ка но­ро­ви­рус­ной ин­фек­ции с ис­поль­зо­ва­ни­ем им­му­но­хи­ми­че­ских те­стов, вы­яв­ля­ю­щих ан­ти­ге­ны но­ро­ви­ру­са, — спе­ци­фич­ность их близ­ка к 100% [12].

В по­след­нее де­ся­ти­ле­тие для ве­ри­фи­ка­ции воз­бу­ди­те­лей ОКИ во мно­гих стра­нах ми­ра все боль­шее рас­про­стра­не­ние по­лу­ча­ет ме­тод по­ли­ме­раз­ной цеп­ной ре­ак­ции (ПЦР), в том чис­ле ПЦР с де­тек­ци­ей в ре­жи­ме ре­аль­но­го вре­ме­ни (ПЦР-РВ). Ме­тод ис­поль­зу­ет­ся как для ди­а­гно­сти­ки у па­ци­ен­тов, так и для об­на­ру­же­ния эн­те­ро­па­то­ге­нов в пи­ще­вых про­дук­тах и объ­ек­тах окру­жа­ю­щей сре­ды. До­сто­ин­ства­ми ме­то­да ПЦР-РВ яв­ля­ют­ся вы­со­кая спе­ци­фич­ность, чув­стви­тель­ность, про­сто­та и удоб­ство про­ве­де­ния ана­ли­за, воз­мож­ность ис­сле­до­ва­ния раз­лич­ных био­ло­ги­че­ских ма­те­ри­а­лов, воз­мож­ность вы­яв­ле­ния сра­зу несколь­ких па­то­ге­нов в од­ной про­бир­ке (муль­ти­плекс­ная ПЦР-РВ), быст­ро­та по­лу­че­ния ре­зуль­та­та, что поз­во­ля­ет от­не­сти ПЦР к ме­то­дам ран­ней этио­ло­ги­че­ской ди­а­гно­сти­ки [13, 14].

Уста­нов­лен­ный ди­а­гноз ОКИ дол­жен со­дер­жать ука­за­ние но­зо­ло­ги­че­ской фор­мы, ес­ли это воз­мож­но. В про­тив­ном слу­чае при­ме­ня­ют­ся в обо­зна­че­нии бо­лез­ни обоб­щен­ные тер­ми­ны, та­кие как «ост­рая ки­шеч­ная ин­фек­ция», «пи­ще­вая ток­си­ко­ин­фек­ция». При фор­му­ли­ро­ва­нии кли­ни­че­ско­го ди­а­гно­за, на­ря­ду с на­зва­ни­ем бо­лез­ни и воз­бу­ди­те­ля (в слу­чае его вы­яв­ле­ния), ука­зы­ва­ет­ся так­же кли­ни­че­ская фор­ма бо­лез­ни, ве­ду­щий син­дром, сте­пень тя­же­сти, характер те­че­ния и ослож­не­ния. В слу­ча­ях га­стро­эн­те­ри­та в ди­а­гно­зе так­же не­об­хо­ди­мо ука­за­ние сте­пе­ни эк­си­ко­за.

В об­ще­при­ня­тых клас­си­фи­ка­ци­ях ОКИ вы­де­ля­ют:

1. По рас­про­стра­нен­но­сти:

• га­стро­ин­те­сти­наль­ная фор­ма;

• ге­не­ра­ли­зо­ван­ная фор­ма.

2. По ве­ду­ще­му кли­ни­че­ско­му син­дро­му:

• га­стрит;

• эн­те­рит;

• га­стро­эн­те­рит;

• ко­лит;

• эн­те­ро­ко­лит и га­стро­эн­те­ро­ко­лит. 3. По тя­же­сти:

• лег­кая фор­ма;

• сред­не­тя­же­лая фор­ма;

• тя­же­лая фор­ма.

4. По те­че­нию:

• острое;

• за­тяж­ное;

• хро­ни­че­ское.

5. Ослож­не­ния.

Со­вре­мен­ные воз­мож­но­сти ле­че­ния ОКИ

При уста­нов­ле­нии ди­а­гно­за ОКИ про­во­дит­ся ком­плекс­ная те­ра­пия, ча­ще все­го в ам­бу­ла­тор­ных усло­ви­ях. Со­глас­но са­ни­тар­ным пра­ви­лам (СП 3.1.1.3108-13 «Про­фи­лак­ти­ка ост­рых ки­шеч­ных ин­фек­ций»), гос­пи­та­ли­за­ции под­ле­жат: боль­ные с тя­же­лой фор­мой ОКИ, боль­ные со сред­не­тя­же­лой фор­мой, де­ти в воз­расте до двух лет и де­ти с отя­го­щен­ным пре­мор­бид­ным фо­ном, боль­ные ОКИ при невоз­мож­но­сти со­блю­де­ния про­ти­во­эпи­де­ми­че­ско­го ре­жи­ма по ме­сту жи­тель­ства и боль­ные, на­хо­дя­щи­е­ся в учре­жде­ни­ях за­кры­то­го ти­па.

Учи­ты­вая пре­об­ла­да­ние ви­рус­ной этио­ло­гии ОКИ в дет­ском воз­расте, ру­тин­ное на­зна­че­ние ан­ти­мик­роб­ных средств при диа­рее у де­тей не ре­ко­мен­ду­ет­ся ВОЗ [2]. По­ка­за­ни­я­ми к ан­ти­бак­те­ри­аль­ной те­ра­пии яв­ля­ют­ся: хо­ле­ра, ин­ва­зив­ная диа­рея (со­про­вож­да­ю­ща­я­ся ли­хо­рад­кой и/или при­ме­ся­ми кро­ви в сту­ле), диа­рея у им­му­нос­ком­про­мен­ти­ро­ван­ных боль­ных. Ан­ти­мик­роб­ная те­ра­пия так­же ре­ко­мен­ду­ет­ся при сред­не­тя­же­лой и тя­же­лой фор­мах диа­реи пу­те­ше­ствен­ни­ков [5].

В осталь­ных слу­ча­ях до­ста­точ­но про­ве­де­ния па­то­ге­не­ти­че­ской те­ра­пии. Со­глас­но ос­но­ван­ным на до­ка­за­тель­ной ме­ди­цине ре­ко­мен­да­ци­ям ВОЗ, а так­же ев­ро­пей­ским и оте­че­ствен­ным ре­ко­мен­да­ци­ям по ве­де­нию де­тей с ОГЭ [2, 15–17], ораль­ная ре­гид­ра­та­ция ги­по­ос­мо­ляр­ны­ми рас­тво­ра­ми яв­ля­ет­ся клю­че­вой в ле­че­нии и долж­на на­чи­нать­ся как мож­но рань­ше. Ораль­ная ре­гид­ра­та­ция счи­та­ет­ся бо­лее пред­по­чти­тель­ной, чем па­рен­те­раль­ная. На­ря­ду с ораль­ной ре­гид­ра­та­ци­ей и ди­е­то­те­ра­пи­ей, те­ра­пия при ОГЭ у де­тей мо­жет вклю­чать на­зна­че­ние спе­ци­фи­че­ских про­био­ти­ков, та­ких как Lactobacillus GG или Saccharomyces boulardii, ди­о­смек­ти­та или ра­це­ка­до­три­ла. По­ка­за­но, что ак­тив­ная те­ра­пия умень­ша­ет вы­ра­жен­ность и про­дол­жи­тель­ность диа­реи неза­ви­си­мо от этио­ло­гии за­бо­ле­ва­ния [15].

Все боль­шее чис­ло на­уч­ных дан­ных под­твер­жда­ет ис­клю­чи­тель­но важ­ную роль нор­маль­ной мик­ро­фло­ры ки­шеч­ни­ка в под­дер­жа­нии здо­ро­вья че­ло­ве­ка, в том чис­ле в за­щи­те ор­га­низ­ма от па­то­ге­нов [18]. Ин­ди­ген­ная мик­ро­фло­ра (би­фи­до- и лак­то­бак­те­рии, ки­шеч­ная па­лоч­ка, бак­те­ро­и­ды, эн­те­ро­кок­ки и др.) обес­пе­чи­ва­ет ин­ги­би­ру­ю­щее дей­ствие на па­то­ген­ные и услов­но-па­то­ген­ные мик­ро­ор­га­низ­мы по­сред­ством кон­ку­рен­ции с ни­ми за ре­цеп­то­ры ад­ге­зии и пи­та­тель­ные ве­ще­ства, про­дук­ции бак­те­рио­ци­нов (ак­тив­ных ме­та­бо­ли­тов, об­ла­да­ю­щих ан­ти­био­ти­ко­по­доб­ным дей­стви­ем), ор­га­ни­че­ских кис­лот, сни­жа­ю­щих рН тол­стой киш­ки. За­щит­ная роль нор­маль­ной мик­ро­фло­ры опре­де­ля­ет­ся и ее им­му­но­мо­ду­ли­ру­ю­щим дей­стви­ем за счет сти­му­ля­ции лим­фо­ид­но­го ап­па­ра­та ки­шеч­ни­ка, кор­рек­ции син­те­за им­му­но­гло­бу­ли­нов, уров­ней про­пер­ди­на, ком­пле­мен­та и ли­зо­ци­ма, сни­же­ни­ем про­ни­ца­е­мо­сти со­су­ди­стых тка­не­вых ба­рье­ров для ток­си­че­ских про­дук­тов мик­ро­ор­га­низ­мов. Нор­маль­ная мик­ро­би­о­та участ­ву­ет в про­цес­сах пе­ре­ва­ри­ва­ния пи­щи, син­те­зе ви­та­ми­нов, неза­ме­ни­мых ами­но­кис­лот, ме­та­бо­лиз­ме желч­ных кис­лот, хо­ле­сте­ри­на, в обез­вре­жи­ва­нии эн­дои эк­зо­ток­си­нов бак­те­рий [19].

Из­вест­но, что при ОКИ прак­ти­че­ски у всех боль­ных от­ме­ча­ет­ся дис­ба­ланс био­це­но­за же­лу­доч­но-ки­шеч­но­го трак­та раз­ной сте­пе­ни вы­ра­жен­но­сти. Это ста­вит во­прос о це­ле­со­об­раз­но­сти при­ме­не­ния пре­па­ра­тов, на­зы­ва­е­мых про­био­ти­ка­ми, в ле­че­нии боль­ных с ОКИ как спо­со­ба кор­рек­ции си­сте­мы за­щи­ты ор­га­низ­ма, под­дер­жа­ния ки­шеч­но­го мик­ро­био­це­но­за, непо­сред­ствен­но­го и опо­сре­до­ван­но­го дей­ствия на воз­бу­ди­те­ля за­бо­ле­ва­ния [20]. Про­био­ти­ки опре­де­ля­ют­ся как сред­ства, со­дер­жа­щие живые мик­ро­ор­га­низ­мы, вы­зы­ва­ю­щие бла­го­при­ят­ные кли­ни­че­ские эф­фек­ты при на­зна­че­нии в адек­ват­ных ко­ли­че­ствах [21].

Од­на­ко эф­фек­тив­ность про­био­ти­ков за­ви­сит от спе­ци­фи­че­ско­го ви­да и опре­де­лен­ной до­зы про­био­ти­че­ско­го мик­ро­ор­га­низ­ма, что не мо­жет быть экс­тра­по­ли­ро­ва­но на дру­гие, да­же род­ствен­ные ви­ды мик­ро­ор­га­низ­мов [20].

Тра­ди­ци­он­но про­био­ти­ки на ос­но­ве жи­вых мик­ро­ор­га­низ­мов счи­та­лись по­лез­ны­ми и без­опас­ны­ми, но до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни ма­ло из­вест­но о мо­ле­ку­ляр­ных ме­ха­низ­мах про­био­ти­че­ских эф­фек­тов, нет еди­но­го ме­ха­низ­ма дей­ствия для всех про­био­ти­ков, невоз­мож­но опре­де­лить оп­ти­маль­ное ко­ли­че­ство бак­те­рий, необ­хо­ди­мое для про­био­ти­че­ских эф­фек­тов. Бо­лее то­го, по­лез­ные эф­фек­ты про­био­ти­ков мо­гут быть крат­ко­вре­мен­ны­ми, от­сут­ство­вать или быть неопре­де­лен­ны­ми. По­след­нее мо­жет быть объ­яс­не­но низ­кой кон­цен­тра­ци­ей про­био­ти­че­ских био­ло­ги­че­ски ак­тив­ных ве­ществ, до­сти­га­е­мой в це­ле­вых ме­стах во вре­мя тра­ди­ци­он­но­го при­ме­не­ния про­био­ти­ков [22]. Кро­ме то­го, про­ду­ци­ру­е­мые жи­вы­ми про­био­ти­че­ски­ми мик­ро­ор­га­низ­ма­ми мо­ле­ку­лы в ор­га­низ­ме хо­зя­и­на мо­гут вза­и­мо­дей­ство­вать с раз­лич­ны­ми ре­цеп­то­ра­ми ин­ди­ген­ной мик­ро­фло­ры и кле­ток мак­ро­ор­га­низ­ма и од­но­вре­мен­но вы­зы­вать как по­зи­тив­ные, так и нега­тив­ные эф­фек­ты. В дей­стви­тель­но­сти, не­ко­то­рые дан­ные сей­час де­мон­стри­ру­ют, что не все про­био­ти­че­ские бак­те­рии без­опас­ны, да­же ес­ли они от­но­сят­ся к лак­то­бак­те­ри­ям или би­фи­до­бак­те­ри­ям, не име­ю­щим тра­ди­ци­он­ных ге­нов па­то­ген­но­сти. Так, не­ко­то­рые сим­био­ти­че­ские (про­био­ти­че­ские) мик­ро­ор­га­низ­мы с из­вест­ны­ми по­ло­жи­тель­ны­ми эф­фек­та­ми для здо­ро­вья, вклю­чая мо­лоч­но­кис­лые бак­те­рии и да­же би­фи­до­бак­те­рии, мо­гут вы­зы­вать оп­пор­ту­ни­сти­че­ские ин­фек­ции, уве­ли­чи­вать ча­сто­ту ал­лер­ги­че­ской сен­си­би­ли­за­ции и ауто­им­мун­ных на­ру­ше­ний, вы­зы­вать мик­ро­эко­ло­ги­че­ский дис­ба­ланс, мо­ди­фи­ци­ро­вать экс­прес­сию ге­нов, пе­ре­но­сить ге­ны ан­ти­био­ти­ко­ре­зи­стент­но­сти и ви­ру­лент­но­сти, на­ру­шать це­лост­ность эпи­ге­но­ма и ге­но­ма, ин­ду­ци­ро­вать по­вре­жде­ние хро­мо­сом­ной ДНК, ак­ти­ви­ро­вать сиг­наль­ные пу­ти, свя­зан­ные с ра­ком и дру­ги­ми хро­ни­че­ски­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми [23]. Ока­за­лось, что мно­гие про­био­ти­ки, ото­бран­ные на ос­но­ве их ан­та­го­ни­сти­че­ско­го дей­ствия по от­но­ше­нию к па­то­ген­ным мик­ро­ор­га­низ­мам, мо­гут так­же по­дав­лять рост и раз­ви­тие мик­ро­фло­ры ки­шеч­ни­ка че­ло­ве­ка, ва­ги­наль­ные лак­то­ба­цил­лы и дру­гую ин­ди­ген­ную мик­ро­фло­ру [24]. Они мо­гут так­же по­вре­ждать ки­шеч­ный ме­та­бо­лизм вслед­ствие их мик­роб­ной эн­зим­ной ак­тив­но­сти [25]. К со­жа­ле­нию, ма­ло из­вест­но о вза­и­мо­дей­стви­ях жи­вых про­био­ти­че­ских мик­ро­ор­га­низ­мов с ле­кар­ства­ми in vitro и in vivo.

Хо­тя дли­тель­ная исто­рия при­ме­не­ния жи­вых про­био­ти­ков не да­ет ос­но­ва­ний для се­рьез­ных опа­се­ний, недав­ние научные дан­ные о небла­го­при­ят­ных эф­фек­тах жи­вых про­био­ти­ков тре­бу­ют но­вых аль­тер­на­тив­ных под­хо­дов к про­фи­лак­ти­ке и ле­че­нию па­то­ло­ги­че­ских со­сто­я­ний, свя­зан­ных с дис­ба­лан­сом че­ло­ве­че­ской мик­ро­био­ты. Ре­зуль­та­том есте­ствен­ной эво­лю­ции кон­цеп­ции про­био­ти­ков яв­ля­ют­ся ме­та­био­ти­ки, ко­то­рые при­хо­дят на сме­ну про­био­ти­кам. Тер­мин «ме­та­био­ти­ки» («ме­та­бо­ли­че­ские про­био­ти­ки») озна­ча­ет ма­лые мо­ле­ку­лы, ко­то­рые яв­ля­ют­ся струк­тур­ны­ми ком­по­нен­та­ми про­био­ти­че­ских (сим­био­ти­че­ских) мик­ро­ор­га­низ­мов и/или их ме­та­бо­ли­та­ми и/или сиг­наль­ны­ми мо­ле­ку­ла­ми с опре­де­лен­ной (из­вест­ной) хи­ми­че­ской струк­ту­рой. Они мо­гут вли­ять на мик­ро­био­ту и/или ме­та­бо­ли­че­ские и сиг­наль­ные пу­ти мак­ро­ор­га­низ­ма, оп­ти­ми­зи­руя со­став и функ­ции ин­ди­ген­ной мик­ро­фло­ры и фи­зио­ло­ги­че­ские про­цес­сы ор­га­низ­ма хо­зя­и­на: им­му­ни­тет, ней­ро­гу­мо­раль­ную ре­гу­ля­цию, ме­та­бо­ли­че­ские и по­ве­ден­че­ские ре­ак­ции, свя­зан­ные с ак­тив­но­стью мик­ро­био­ты че­ло­ве­ка [23]. Раз­лич­ные про­био­ти­че­ские штам­мы мо­гут быть ис­точ­ни­ком со­тен (ты­сяч) био­ак­тив­ных ве­ществ низ­кой мо­ле­ку­ляр­ной мас­сы (бак­те­рио­ци­ны и дру­гие ан­ти­мик­роб­ные мо­ле­ку­лы, ко­рот­ко­це­по­чеч­ные жир­ные кис­ло­ты, дру­гие жир­ные и ор­га­ни­че­ские кис­ло­ты, био­сур­фак­тан­ты, по­ли­са­ха­ри­ды, пеп­ти­до­гли­ка­ны, тей­хо­е­вые кис­ло­ты, ли­по- и гли­ко­про­те­и­ны, ви­та­ми­ны, ан­ти­ок­си­дан­ты, нук­ле­и­но­вые кис­ло­ты, раз­лич­ные бел­ки, вклю­чая фер­мен­ты и лек­ти­ны, пеп­ти­ды с раз­лич­ны­ми дей­стви­я­ми, ами­но­кис­ло­ты, фак­то­ры ро­ста и ко­а­гу­ля­ции, де­фен­зин-по­доб­ные мо­ле­ку­лы или их ин­дук­то­ры в клет­ках че­ло­ве­ка, сиг­наль­ные мо­ле­ку­лы, плаз­мо­ге­ны, раз­лич­ные ко­фак­то­ры и т. п.) [22, 26]. Внедрение кон­цеп­ции «ме­та­био­тик» в прак­ти­ку поз­во­ля­ет ис­поль­зо­вать в био­тех­но­ло­гии не толь­ко би­фи­до­бак­те­рии, лак­то­ба­цил­лы, эше­ри­хии, эн­те­ро­кок­ки, но так­же де­сят­ки дру­гих штам­мов, при­над­ле­жа­щих к че­ло­ве­че­ской до­ми­нант­ной ки­шеч­ной мик­ро­фло­ре (Bacteroides, Firmicutes, Proteobacteria, Actinobacteria и Archaea) для ме­ди­цин­ских це­лей.

Ме­та­био­ти­ки как мо­ди­фи­ка­то­ры фи­зио­ло­ги­че­ских функ­ций име­ют опре­де­лен­ные пре­иму­ще­ства. Они име­ют точ­ную хи­ми­че­скую струк­ту­ру, хо­ро­шо до­зи­ру­ют­ся, име­ют хо­ро­ший про­филь без­опас­но­сти, дол­го­веч­ны и, кро­ме то­го, об­ла­да­ют луч­ши­ми воз­мож­но­стя­ми аб­сорб­ции, ме­та­бо­лиз­ма, рас­пре­де­ле­ния и экс­кре­ции по срав­не­нию с клас­си­че­ски­ми жи­вы­ми про­био­ти­ка­ми [23]. Ме­та­био­ти­ки, бу­дучи ком­по­нен­та­ми про­био­ти­че­ских мик­ро­ор­га­низ­мов (ме­та­бо­ли­ты, сиг­наль­ные мо­ле­ку­лы из­вест­ной струк­ту­ры и т. д.), при их ис­поль­зо­ва­нии пред­став­ля­ют со­бой за­ме­сти­тель­ную те­ра­пию и мо­гут по­ло­жи­тель­но вли­ять на фи­зио­ло­ги­че­ские функ­ции ор­га­низ­ма и ак­тив­ность ки­шеч­ной мик­ро­био­ты. Ле­че­ние ме­та­био­ти­ка­ми яв­ля­ет­ся фи­зио­ло­гич­ным, так как спо­соб­но оп­ти­ми­зи­ро­вать эко­ло­ги­че­ские усло­вия ки­шеч­ни­ка для раз­ви­тия соб­ствен­ной мик­ро­фло­ры [23, 24, 27].

Од­ним из пер­вых ме­та­бо­лит­ных пре­па­ра­тов-про­био­ти­ков, вли­я­ю­щих на об­мен ве­ществ че­рез воз­дей­ствие на ко­ло­ни­за­ци­он­ную ре­зи­стент­ность же­лу­доч­но-ки­шеч­но­го трак­та (ЖКТ), яв­ля­ет­ся Хи­лак фор­те. Пре­па­рат пред­став­ля­ет со­бой вод­ный суб­страт про­дук­тов об­ме­на са­ха­ро­ли­ти­че­ских (L. acidophilus, L. helveticus и E. faecalis) и про­тео­ли­ти­че­ских (E. coli) пред­ста­ви­те­лей ин­ди­ген­ной мик­ро­фло­ры, со­дер­жа­щей ко­рот­ко­це­по­чеч­ные жир­ные кис­ло­ты. До­пол­ни­тель­но в со­став пре­па­ра­та вхо­дят био­син­те­ти­че­ская мо­лоч­ная, фос­фор­ная и ли­мон­ная кис­ло­ты, сор­бит ка­лия, сба­лан­си­ро­ван­ный ком­плекс бу­фер­ных со­лей (фос­фор­но­кис­лый на­трий и ка­лий), лак­то­за и ряд ами­но­кис­лот. По­зи­тив­ное дей­ствие Хи­лак фор­те опре­де­ля­ет­ся ком­плек­сом вхо­дя­щих в его со­став бак­те­рий­ных ме­та­бо­ли­тов, ха­рак­те­ри­зу­ю­щих­ся ря­дом ин­ди­ви­ду­аль­ных ре­гу­ля­тор­ных эф­фек­тов, что поз­во­ля­ет ис­поль­зо­вать его как про­фи­лак­ти­че­ское и те­ра­пев­ти­че­ское сред­ство при за­бо­ле­ва­ни­ях ки­шеч­ни­ка [27, 28].

Бла­го­да­ря со­дер­жа­нию в со­ста­ве пре­па­ра­та про­дук­тов ме­та­бо­лиз­ма бак­те­рий, Хи­лак фор­те спо­соб­ству­ет вос­ста­нов­ле­нию нор­маль­ной мик­ро­био­ты ки­шеч­ни­ка био­ло­ги­че­ским пу­тем и поз­во­ля­ет со­хра­нить фи­зио­ло­ги­че­ские и био­хи­ми­че­ские функ­ции сли­зи­стой обо­лоч­ки ки­шеч­ни­ка. Вхо­дя­щая в со­став пре­па­ра­та био­син­те­ти­че­ская мо­лоч­ная кис­ло­та и ее бу­фер­ные со­ли пред­на­зна­че­ны для нор­ма­ли­за­ции зна­че­ния кис­лот­но­сти в ЖКТ, что пре-

пят­ству­ет раз­мно­же­нию раз­лич­ных па­то­ген­ных и услов­но-па­то­ген­ных мик­ро­ор­га­низ­мов. Ко­рот­ко­це­по­чеч­ные жир­ные кис­ло­ты в со­ста­ве пре­па­ра­та спо­соб­ству­ют вос­ста­нов­ле­нию ба­лан­са ки­шеч­ной мик­ро­био­ты при ин­фек­ци­он­ных за­бо­ле­ва­ни­ях ки­шеч­ни­ка, сти­му­ли­ру­ют ре­ге­не­ра­цию эпи­те­ли­аль­ных кле­ток ки­шеч­ной стен­ки. На фоне уско­ре­ния раз­ви­тия нор­маль­ных сим­бион­тов ки­шеч­ни­ка под воз­дей­стви­ем пре­па­ра­та улуч­ша­ют­ся есте­ствен­ный син­тез ви­та­ми­нов груп­пы В и К, вса­сы­ва­ние ми­не­ра­лов, пи­ще­ва­ри­тель­ная, обез­вре­жи­ва­ю­щая, син­те­ти­че­ская функ­ции мик­ро­фло­ры, сни­жа­ет­ся об­ра­зо­ва­ние ам­ми­а­ка и дру­гих ток­си­че­ских про­дук­тов про­тео­ли­ти­че­ской фло­рой и уско­ря­ет­ся вы­ве­де­ние их из ор­га­низ­ма, до­сти­га­ет­ся под­держ­ка вод­но­го и ион­но­го го­мео­ста­за [29]. Хи­лак фор­те так­же ре­а­ли­зу­ет свое по­ло­жи­тель­ное вли­я­ние на фи­зио­ло­ги­че­ские функ­ции мак­ро­ор­га­низ­ма в ре­зуль­та­те мо­ду­ля­ции им­мун­ных ре­ак­ций, из­ме­не­ния функ­ций мак­ро­фа­гов, про­дук­ции ци­то­ки­нов, ак­ти­ва­ции им­мун­ной си­сте­мы, свя­зан­ной со сли­зи­сты­ми обо­лоч­ка­ми [28].

В Рос­сии Хи­лак фор­те за­ре­ги­стри­ро­ван в ка­че­стве ле­кар­ствен­но­го сред­ства. Пре­па­рат име­ет до­ка­зан­ную те­ра­пев­ти­че­скую эф­фек­тив­ность [30–36]. Оцен­ка по­след­ней в несколь­ких ис­сле­до­ва­ни­ях у взрос­лых и де­тей с ОКИ неуста­нов­лен­ной этио­ло­гии, а так­же ди­зен­те­ри­ей, саль­мо­нел­ле­зом, крип­то­спо­ри­ди­о­зом, ро­та­ви­рус­ной ин­фек­ци­ей по­ка­за­ла, что пре­па­рат ока­зы­вал бо­лее вы­ра­жен­ное, чем ба­зис­ные сред­ства, по­ло­жи­тель­ное вли­я­ние на сро­ки ку­пи­ро­ва­ния ин­ток­си­ка­ции и дис­пеп­сии. Уста­нов­ле­но, чтоХи­лак фор­те спо­соб­ство­вал вос­ста­нов­ле­нию мик­ро­био­це­но­за тол­стой киш­ки, что под­твер­жда­лось сме­ной ха­рак­те­ра мик­ро­фло­ры с до­сто­вер­ным умень­ше­ни­ем ко­ли­че­ства услов­но-па­то­ген­ных мик­ро­ор­га­низ­мов. Па­рал­лель­но от­ме­ча­лось нор­ма­ли­зу­ю­щее дей­ствие пре­па­ра­та Хи­лак фор­те на ле­ту­чие жир­ные кис­ло­ты, их изо­фор­мы, а так­же рН фе­ка­лий. Пре­па­рат спо­соб­ство­вал умень­ше­нию вы­ра­жен­но­сти вос­па­ле­ния в сли­зи­стой обо­лоч­ке тол­стой киш­ки и атро­фи­че­ских про­цес­сов в ней [30–32]. До­ка­за­на эф­фек­тив­ность Хи­лак фор­те в те­ра­пии эн­те­ри­та саль­мо­нел­лез­ной этио­ло­гии у де­тей, в част­но­сти, по­ка­за­но до­сто­вер­ное со­кра­ще­ние пе­ри­о­да вы­де­ле­ния саль­мо­нелл, по срав­не­нию с кон­троль­ной груп­пой при при­ме­не­нии пре­па­ра­та [33].

В ис­сле­до­ва­нии по срав­ни­тель­ной оцен­ке эф­фек­тив­но­сти Хи­лак фор­те и Би­фи­дум­бак­те­ри­на у де­тей, боль­ных ОКИ ви­рус­ной этио­ло­гии с ос­мо­ти­че­ским ме­ха­низ­мом диа­реи, от­ме­че­но пре­иму­ще­ство вклю­че­ния в ком­плекс средств те­ра­пии Хи­лак фор­те. Оно за­клю­ча­лось в до­сто­вер­ном со­кра­ще­нии про­дол­жи­тель­но­сти ин­ток­си­ка­ции, диа­рей­но­го син­дро­ма, рво­ты, в от­ли­чие от груп­пы срав­не­ния, по­лу­чав­шей Би­фи­дум­бак­те­рин [34]. С ис­поль­зо­ва­ни­ем ме­то­да га­зо­жид­кост­ной хро­ма­то­гра­фии уста­нов­ле­но, что 7-днев­ный курс те­ра­пии Хи­лак фор­те спо­соб­ство­вал улуч­ше­нию ме­та­бо­ли­че­ской ак­тив­но­сти ин­ди­ген­ной фло­ры с тен­ден­ци­ей к нор­ма­ли­за­ции уров­ня ле­ту­чих жир­ных кис­лот и их со­от­но­ше­ний без су­ще­ствен­ных из­ме­не­ний в струк­ту­ре нор­маль­ной мик­ро­фло­ры. Ав­то­ры ука­зы­ва­ют, что те­ра­пия ОКИ про­био­ти­ком ме­та­бо­лит­но­го ти­па фи­зио­ло­гич­на, по­сколь­ку ре­гу­ли­ру­ет сим­бионт­ные от­но­ше­ния хо­зя­и­на и его мик­ро­фло­ры и име­ет ми­ни­мум по­боч­ных эф­фек­тов, что важ­но в пе­ди­ат­рии [35, 36].

По­сколь­ку Хи­лак фор­те дей­ству­ет лишь в про­све­те ки­шеч­ни­ка, не вса­сы­ва­ет­ся и не ме­та­бо­ли­зи­ру­ет­ся в ор­га­низ­ме, он под­хо­дит для при­е­ма да­же но­во­рож­ден­ны­ми и пре­крас­но пе­ре­но­сит­ся. Хи­лак фор­те при­ни­ма­ют внутрь до или во вре­мя при­е­ма пи­щи, раз­бав­ляя неболь­шим ко­ли­че­ством жид­ко­сти (ис­клю­чая мо­ло­ко).

Пре­па­рат на­зна­ча­ют 3 ра­за в сут­ки:

• взрос­лым: по 40–60 ка­пель

на при­ем;

• де­тям: по 20–40 ка­пель на при­ем;

• мла­ден­цам: по 15–30 ка­пель на при­ем.

По­сле улуч­ше­ния со­сто­я­ния су­точ­ная до­за мо­жет быть умень­ше­на на­по­ло­ви­ну.

Вы­во­ды

1. В кли­ни­че­ской ди­а­гно­сти­ке ОКИ у де­тей пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние име­ет опре­де­ле­ние кли­ни­че­ской фор­мы и сте­пе­ни тя­же­сти бо­лез­ни, вы­ра­жен­но­сти эк­си­ко­за. Внедрение со­вре­мен­ных ме­то­дов ди­а­гно­сти­ки (ИФА, ПЦР) обес­пе­чи­ва­ет ве­ри­фи­ка­цию пре­об­ла­да­ю­щих у де­тей ви­рус­ных ОКИ.

2. В ле­че­нии де­тей с острой ин­фек­ци­он­ной диа­ре­ей, на­ря­ду с ораль­ной ре­гид­ра­та­ци­ей, по­ка­за­но ис­поль­зо­ва­ние пре­па­ра­тов, вли­я­ю­щих на со­сто­я­ние ки­шеч­ной мик­ро­био­ты.

3. Хи­лак фор­те, пред­ста­ви­тель ме­та­био­ти­ков, име­ет под­твер­жден­ную те­ра­пев­ти­че­скую эф­фек­тив­ность и име­ет хо­ро­ший

про­филь без­опас­но­сти в ком­плекс­ной те­ра­пии де­тей с ОКИ раз­лич­ной этио­ло­гии. Пре­па­рат спо­соб­ству­ет вос­ста­нов­ле­нию нор­маль­ной ки­шеч­ной мик­ро­фло­ры, фи­зио­ло­ги­че­ских и био­хи­ми­че­ских функ­ций сли­зи­стой обо­лоч­ки ки­шеч­ни­ка, а так­же ре­а­ли­зу­ет свое по­ло­жи­тель­ное вли­я­ние на фи­зио­ло­ги­че­ские функ­ции мак­ро­ор­га­низ­ма в ре­зуль­та­те мо­ду­ля­ции им­мун­ных ре­ак­ций. ■

Ли­те­ра­ту­ра

1. Mokomane M., Kasvosve I., de Melo E. et al. The global problem of childhood diarrhoeal diseases: emerging strategies in prevention and management // Ther

Adv Infect Dis. 2018; 5 (1): 29–43.

2. Диа­рея [Элек­трон­ный ре­сурс] Ин­фор­ма­ци­он­ный бюл­ле­тень 2017 URL: http:// www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/ diarrhoeal-disease (да­та об­ра­ще­ния: 31.05.2018). 3. О со­сто­я­нии са­ни­тар­но-эпи­де­мио­ло­ги­че­ско­го бла­го­по­лу­чия на­се­ле­ния в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции в 2016 го­ду: Го­су­дар­ствен­ный до­клад. М.: Фе­де­раль­ная служ­ба по над­зо­ру в сфе­ре за­щи­ты прав по­тре­би­те­лей и бла­го­по­лу­чия че­ло­ве­ка, 2017. 220 с.

4. Поз­де­ев О.К. Ме­ди­цин­ская мик­ро­био­ло­гия // Под ред. В. И. По­кров­ско­го.

М.: ГЭОТАР-МЕД, 2001.

5. Bruzzese E., Giannattasio A., Guarino A.

Antibiotic treatment of acute gastroenteritis in children Version 1 // Res. 2018; 7: 193.

6. Oude Munnink B.B., van der Hoek L. Viruses Causing Gastroenteritis: The Known, The New and Those Beyond // Viruses. 2016; 8 (2). Pii: E42. DOI: 10.3390/v8020042.

7. Kotloff K. L. The Burden and Etiology of

Diarrheal Illness in Developing Countries // Pediatr Clin North Am. 2017; 64 (4): 799–814.

8. Ahmed S.M., Hall A.J., Robinson A.E. et al.

Global prevalence of norovirus in cases of gastroenteritis: a systematic review and metaanalysis // Lancet Infect Dis. 2014; 14 (8): 725–730. 9. Crawford S.E., Ramani S., Tate J.E. et al.

Rotavirus infection // Nat Rev Dis Primers. 2017; 9; 3: 17083.

10. Го­ре­лов А.В., Усен­ко Д.В. Ро­та­ви­рус­ная ин­фек­ция у де­тей // Вопр. со­врем. пе­ди­ат­рии. 2008; 6: 78–84.

11. Richards A.F., Lopman B., Gunn A. et al.

Evaluation of a commercial ELISA for detecting Norwalk-like virus antigen in faeces // J

Clin Virol. 2003; 26: 109–115.

12. Зай­ко С.Д. Им­му­но­хи­ми­че­ская ди­а­гно­сти­ка но­ро­ви­рус­ной ин­фек­ции // Кли­ни­ко­ла­бо­ра­тор­ный кон­си­ли­ум. 2009. № 5. С. 67–71. 13. Beuret C. Simultaneous detection of enteric viruses by multiplex real-time RT-PCR // J Virol

Methods. 2004; 115: 1–8.

14. Zboromyrska Y., Vila J. Advanced PCR-based molecular diagnosis of gastrointestinal infections: challenges and opportunities // Expert Rev Mol Diagn. 2016; 16 (6): 631–640. 15. Guarino A., Ashkenazi S., Gendrel D. et al. European Society for Pediatric Gastroenterology, Hepatology, and Nutrition/European Society for Pediatric Infectious Diseases evidencebased guidelines for the management of acute gastroenteritis in children in Europe: update

2014 // J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2014;

59 (1): 132–152.

16. Кли­ни­че­ские ре­ко­мен­да­ции (про­то­кол ле­че­ния) ока­за­ния ме­ди­цин­ской по­мо­щи де­тям, боль­ным но­ро­ви­рус­ной ин­фек­ци­ей, ФГБУ НИИДИ ФМБА РОС­СИИ, Об­ще­ствен­ная ор­га­ни­за­ция «Ев­ро­ази­ат­ское об­ще­ство по ин­фек­ци­он­ным бо­лез­ням», Об­ще­ствен­ная ор­га­ни­за­ция «Ас­со­ци­а­ция врачей ин­фек­ци­о­ни­стов Санкт-Пе­тер­бур­га и Ле­нин­град­ской об­ла­сти» (АВИСПО). 2015. 86 с.

17. Кли­ни­че­ские ре­ко­мен­да­ции (про­то­кол ле­че­ния) ока­за­ния ме­ди­цин­ской по­мо­щи де­тям, боль­ным ро­та­ви­рус­ной ин­фек­ци­ей, ФГБУ НИИДИ ФМБА РОС­СИИ, Об­ще­ствен­ная ор­га­ни­за­ция «Ев­ро­ази­ат­ское об­ще­ство по ин­фек­ци­он­ным бо­лез­ням», Об­ще­ствен­ная ор­га­ни­за­ция «Ас­со­ци­а­ция врачей ин­фек­ци­о­ни­стов Санкт-Пе­тер­бур­га и Ле­нин­град­ской об­ла­сти» (АВИСПО). 2015. 88 с.

18. Zhang Y.J., Li S., Gan R.Y., Zhou T. et al. Impacts of gut bacteria on human health and diseases // Int J Mol Sci. 2015; 16 (4): 7493–7519.

19. Rambaud J.C., Buts J.P., Corthier G. et al. Gut microflora. Digestive physiology and patology. Paris: John LibbeyEurotext, 2006.

20. Vuotto C., Longo F., Donelli G. Probiotics to counteract biofilm-associated infections: promising and conflicting data // Int J Oral Sci. 2014; 6 (4): 189–194.

21. Sanders M. E., Gibson G., Gill H. S., Guarner F., Gilliand S. E., Klaenhammer T. R. et al. Probiotics: their potential to impact human health. Council for Agricultural Science and Technology (CAST) Issue Paper, CAST, Ames. 2007. 20.

22. Reid G., Younes J.A., Van der Mei H.C., Gloor G.B., Knight R., Busscher H.J. Microbiota restoration: natural and supplemented recovery of human microbial communities // Nat Rev Microb. 2011; 9 (1): 27–38.

23. Shenderov В. Metabiotics: novel idea or natural development of probiotic conception // Microb Ecol Health Dis. 2013; 24: 10.3402/mehd. v24 i0.20399.

24. Шен­де­ров Б. А., Глу­ша­но­ва Н. А.

Вза­и­мо­от­но­ше­ния про­био­ти­че­ских и ин­ди­ген­ных лак­то­ба­цилл хо­зя­и­на в усло­ви­ях сов­мест­но­го куль­ти­ви­ро­ва­ния in vitro. Жур­нал мик­ро­биол. 2005; 2: 56–61.

25. Yazdankhah S. P., Narvhus J. A., Eggesbo M., Midtvedt T., Lassen J., Halvorsen R. Should long-term prophylactic use of probiotics for infants and young children give cause for concern? // Microb Ecol Health Dis. 2008; 20: 171–176. 26. Caselli M., Vaira G., Calo G., Papini F., Holton J.,

Vaira D. Structural bacterial molecules as potential candidates for an evolution of the classical concept of probiotics // Adv Nutr. 2011; 2: 372–376.

27. Бе­ло­усо­ва Е. Ф., Ни­ки­ти­на Ю. В., Ми­шу­ров­ская Н. С., Злат­ки­на А. Р. Воз­мож­но­сти пре­па­ра­тов на ос­но­ве мик­роб­ных ме­та­бо­ли­тов для вос­ста­нов­ле­ния ки­шеч­ной мик­ро­био­ты. Consilium Medicum. 2005; 7: 9–13.

28. Топ­чий Н. В. Хи­лак фор­те — на­деж­ный по­мощ­ник об­ще­прак­ти­ку­ю­ще­го вра­ча // РМЖ. 2013. Т. 21. № 20. С. 1023–1030. 29. Ур­со­ва Н. И. Дис­бак­те­ри­о­зы ки­шеч­ни­ка в дет­ском воз­расте: ин­но­ва­ции в ди­а­гно­сти­ке, кор­рек­ции и про­фи­лак­ти­ке. Рук-во для врачей. М., 2013. С. 252–257.

30. Гра­че­ва Н.М., Пар­тин О.С., Леон­тье­ва Н.И., Щер­ба­ков И. Т. При­ме­не­ние пре­па­ра­тов из ме­та­бо­ли­тов нор­маль­ной мик­ро­фло­ры в ле­че­нии боль­ных ост­ры­ми ки­шеч­ны­ми ин­фек­ци­я­ми // Эпи­де­мио­ло­гия и ин­фек­ци­он­ные бо­лез­ни. 1996; 3: 30–32.

31. Гра­че­ва Н. М., Леон­тье­ва Н. И., Щер­ба­ков И. Т., Пар­тин О. С. Хи­лак фор­те в ком­плекс­ном ле­че­нии боль­ных ост­ры­ми ки­шеч­ны­ми ин­фек­ци­я­ми и хро­ни­че­ски­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми же­лу­доч­но-ки­шеч­но­го трак­та с яв­ле­ни­я­ми дис­бак­те­ри­о­за // Consilium medicum. 2004; 1: 31–34.

32. Гра­че­ва Н. М., Пар­тии О. С., Леон­тье­ва Н. И., Щер­ба­ков И. Т., Хрен­ни­ков Б. Н., Ма­лы­шев Н. А. При­ме­не­ние пре­био­ти­ка хи­лак фор­те у боль­ных с крип­то­спо­ри­ди­о­зом // Гастро­эн­те­ро­ло­гия. При­ло­же­ние к жур­на­лу Consilium Medicum. 2004; 3: 21–23.

33. Rudkowski Z., Bromirska J. Reduction of the duration of salmonella excretion in infants with Hylak forte // Padiatr Padol. 1991;

26 (2): 111–114.

34. Ма­зан­ко­ва Л.Н. Оцен­ка на­ру­ше­ний мик­ро­био­це­но­за при ост­рых ки­шеч­ных ин­фек­ция у де­тей и их кор­рек­ция // Труд­ный па­ци­ент. 2004; 2 (9): 11–16.

35. Ильи­на Н.О. и др. Ме­та­бо­ли­че­ские кри­те­рии дис­бак­те­ри­о­за ки­шеч­ни­ка при ост­рых ки­шеч­ных ин­фек­ци­ях у де­тей // Consilium medicum. Гастро­эн­те­ро­ло­гия. 2006; 1: 32–35. 36. Ма­зан­ко­ва Л.Н., Ильи­на Н.О., Бе­ша­шви­ли Л.В.

Ме­та­бо­ли­че­ские эф­фек­ты про­био­ти­че­ской те­ра­пии при ви­рус­ных диа­ре­ях у де­тей // РМЖ. 2010; 18 (20): 1232–1236.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.