Знак ка­че­ства Кар­ла Брюл­ло­ва

В Тре­тья­ков­ке за­вер­ши­лась вы­став­ка ма­ло­из­вест­ных ра­бот ху­дож­ни­ка

Literaturnaya Gazeta - - ИСКУССТВО - Вла­ди­мир Со­ко­лов­ский, ис­кус­ство­вед

Ве­зу­вий зев от­крыл – дым хлы­нул клу­бом – пла­мя Ши­ро­ко раз­ви­лось, как бо­е­вое зна­мя, Зем­ля вол­ну­ет­ся – с шат­нув­ших­ся ко­лонн Ку­ми­ры па­да­ют! На­род, го­ни­мый стра­хом, Под ка­мен­ным до­ждём, под вос­па­лён­ным пра­хом Тол­па­ми, стар и млад, бе­жит из гра­да вон.

Та­кие стро­ки на­пи­сал Алек­сандр Пуш­кин под впе­чат­ле­ни­ем от кар­ти­ны «По­след­ний день Пом­пеи» – са­мо­го из­вест­но­го про­из­ве­де­ния рус­ско­го ху­дож­ни­ка Кар­ла Брюл­ло­ва (1799–1852). Та­кой шквал эмо­ций вы­зва­ла кар­ти­на Брюл­ло­ва не толь­ко у ве­ли­ко­го рус­ско­го по­эта. В го­ро­дах Ита­лии, где «По­след­ний день» был на­пи­сан, Брюл­ло­ва бук­валь­но но­си­ли на ру­ках. То­гдаш­ний гла­ва ита­льян­ской шко­лы Вин­чен­цо Ка­муч­чи­ни при­зы­вал ху­дож­ни­ков – сво­их соотечественников учить­ся у Брюл­ло­ва. Бри­тан­ский ро­ма­нист Валь­тер Скотт всмат­ри­вал­ся в кар­ти­ну ча­са­ми. По­лот­ном вос­хи­ща­лись Го­голь и Глин­ка, Жу­ков­ский и Лер­мон­тов… Во Фран­ции по­лот­но по­лу­чи­ло Первую зо­ло­тую ме­даль на па­риж­ском Са­лоне 1834 го­да.

За­каз­чи­ком ше­дев­ра был рус­ский про­мыш­лен­ник, ме­це­нат и бла­го­тво­ри­тель Алек­сандр Де­ми­дов. Его кон­ный порт­рет пред­став­лен на вы­став­ке порт­ре­тов Брюл­ло­ва из со­бра­ния санкт-пе­тер­бург­ско­го кол­лек­ци­о­не­ра – пра­вну­ка Алек­сандра Брюл­ло­ва, ар­хи­тек­то­ра и жи­во­пис­ца, стар­ше­го бра­та Кар­ла Брюл­ло­ва. Экс­по­зи­ция в Тре­тья­ков­ской га­ле­рее со­сто­ит из вось­ми порт­ре­тов, ко­то­рые до сих пор бы­ли прак­ти­че­ски неиз­вест­ны ши­ро­кой пуб­ли­ке.

Ещё один порт­рет на вы­став­ке, обо­зна­ча­ю­щий жиз­нен­ную и твор­че­скую ве­ху ху­дож­ни­ка, – «Порт­рет да­мы у фор­те­пи­а­но», ко­то­рый из­вест­ный ис­кус­ство­вед Э.Н. Ацар­ки­на иден­ти­фи­ци­ро­ва­ла как порт­рет же­ны ху­дож­ни­ка. По­чти в со­ро­ка­лет­нем воз­расте Брюл­лов влю­бил­ся в 18-лет­нюю кра­са­ви­цу и вир­ту­оз­ную пи­а­нист­ку Эми­лию Тимм, дочь риж­ско­го гу­бер­на­то­ра, и же­нил­ся на ней. Её кра­со­та оча­ро­вы­ва­ла не толь­ко Брюл­ло­ва. Са­мый из­вест­ный его уче­ник – Та­рас Шевченко (ко­то­ро­го Брюл­лов и Жу­ков­ский вы­ку­пи­ли из кре­пост­ной зависимости), пи­сал: «Я в жизнь мою не видел, да и не уви­жу та­кой кра­са­ви­цы!» На пор- тре­те юная из­бран­ни­ца ху­дож­ни­ка пред­став­ле­на в див­ном блес­ке сво­ей мо­ло­до­сти и кра­со­ты, со взгля­дом, меч­та­тель­но устрем­лён­ным вдаль. Ка­жет­ся, что она ви­дит некие неви­ди­мые ми­ры, недо­ступ­ные про­сто­му смерт­но­му.

Ро­ман­ти­че­ски при­под­нят и «Порт­рет аб­ба­та» (ко­нец 1830-х), изоб­ра­жа­ю­щий на­сто­я­те­ля лю­те­ран­ской церк­ви свя­тых Пет­ра и Павла, над воз­ве­де­ни­ем и укра­ше­ни­ем ко­то­рой тру­ди­лись бра­тья Брюл­ло­вы. Пе­ред на­ми чёт­ко об­ри­со­ван­ное ли­цо во­ле­во­го, власт­но­го и непо­ко­ле­би­мо­го в сво­их убеж­де­ни­ях че­ло­ве­ка. Ску­пая, но за­ря­жен­ная мощ­ной энер­ге­ти­кой цве­то­вая гам­ма по­стро­е­на на со­че­та­нии чёр­но­го и тём­но-крас­но­го – по­чти бор­до­во­го. Слу­жи­тель церк­ви изоб­ра­жён как пол­ко­во­дец на фоне зна­ме­ни.

Брюл­лов пи­сал не толь­ко оди­ноч­ные порт­ре­ты. Он был бле­стя­щим ма­сте­ром груп­по­вых порт­ре­тов –« порт­ре­тов- кар­тин », вир­ту­оз­ных по ком­по­зи­ции и объ­еди­ня­ю­щих изо бра жён­ны­х­ли­ц­общ ей сю­жет­ной за­вяз­кой. Об этом сви­де­тель­ству­ет« Порт­рет Б.П. Га­гар иной с сы­но­вья­ми Ев­ге­ни­ем, Ль­вом и Фе­одо­си­ем». Кар­ти­на на­пи­са­на мо­ло­дым Брюл­ло­вым, но в ней уже чув­ству­ет­ся ру­ка зре­ло­го ма­сте­ра.

В раз­ные периоды жиз­ни Брюл­ло­ва со­зда­ны пред­став­лен­ные на вы­став­ке ав­то­порт­ре­ты. На кар­тине на­ча­ла 30-х го­дов ху­дож­ник по­лон сил и ог­ня. Пе­ред на­ми ро­ман­ти­че­ский об­раз ху­дож­ни­ка-твор­ца с вдох­но­вен­ным взо­ром, изоб­ра­жён­но­го на пи­ке твор­че­ско­го го­ре­ния. Вто­рой порт­рет яв­ля­ет­ся ав­тор­ским по­вто­ре­ни­ем из­вест­но­го ав­то­порт­ре­та 1848 го­да, на­пи­сан­но­го Брюл­ло­вым во вре­мя бо­лез­ни. Ав­то­порт­рет несёт от­пе­ча­ток бур­ной и бо­га­той со­бы­ти­я­ми жиз­ни. Вни­ма­ние при­вле­ка­ет ар­ти­сти­че­ская ру­ка с тон­ки­ми и удли­нён­ны­ми паль­ца­ми и на­пря­жён­но вздув­ши­ми­ся го­лу­бы­ми про­жил­ка­ми. Пе­ред на­ми ли­цо уста­лое, но удо­вле­тво­рён­ное, из­лу­ча­ю­щее уве­рен­ность и спо­кой­ствие ли­цо че­ло­ве­ка, зна­ю­ще­го се­бе це­ну.

Во­семь порт­ре­тов – это, ко­неч­но, немно­го. Но в со­че­та­нии с раз­ме­щён­ны­ми в од­ном из со­сед­них за­лов хре­сто­ма­тий­ны­ми про­из­ве­де­ни­я­ми Брюл­ло­ва из со­бра­ния Тре­тья­ков­ки у зри­те­ля со­зда­лось це­лост­ное впе­чат­ле­ние о твор­че­стве од­но­го из круп­ней­ших пред­ста­ви­те­лей рус­ской ху­до­же­ствен­ной шко­лы.

Ав­то­порт­рет, 1848 г.

Порт­рет да­мы у фор­те­пи­а­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.