Лю­ди – де­ре­вья, лю­ди сад

Спек­такль «Не­до­тё­пы» стал фа­во­ри­том

Literaturnaya Gazeta - - ИСКУССТВО - Алек­сандр Ба­ра­нов, ис­то­рик ис­кус­ства, член Шекс­пи­ров­ской ко­мис­сии АН РФ, за­слу­жен­ный ра­бот­ник куль­ту­ры РФ.

В Москве за­вер­шил­ся один из са­мых длин­ных те­ат­раль­ных фе­сти­ва­лей – XV фе­сти­валь-кон­курс на­ци­о­наль­ных те­ат­ров «Москва – го­род ми­ра». Бе­з­услов­ным фа­во­ри­том это­го го­да стал спек­такль Мос­ков­ско­го те­ат­ра Гра­нов­ско­го «Не­до­тё­пы», по­лу­чив­ший приз за ори­ги­наль­ность трак­тов­ки пье­сы А.П. Че­хо­ва «Виш­нё­вый сад».

Этим сло­вом «не­до­тё­пы» ста­рый слу­га Фирс, лю­бов­но, но и кри­ти­че­ски ха­рак­те­ри­зу­ет се­мью, ко­то­рой он слу­жит, – пред­ста­ви­те­лей от­жи­ва­ю­ще­го свой век дво­рян­ства. Шут­ли­вый ри­су­нок, укра­ша­ю­щий про­грамм ку, изоб­ра­жа­ет огром­но­го Ф ир с а, во­дя­ще­го дет­ский хоровод. Вгля­дев­шись, мы на­хо­дим сре­ди этих де­тей и Ра­нев­скую, иГа­е­ва, и всех дру­гих ге­ро­ев пье­сы.

Но преж­де чем продолжить разговор о «Не­до­тё­пах», на­до ещё объ­яс­нить, кто та­кой Гра­нов­ский. Алек­сей Гра­нов­ский (1890–1937)– уче­ник со­рат­ни­ка Ста­ни­слав­ско­го Алек­сандра Са­ни­на и« от­ца те­ат­раль­но­го экс­прес­си­о­низ­ма» Макс аР ей­н­хард та, один из вы­да­ю­щих­ся оте­че­ствен­ных те­ат­раль­ных ре­жис­сёр ов1920-хгг ., ос­но­ва­тель зна­ме­ни­то­го Го­су­дар­ствен­но­го ев­рей­ско­го те­ат­ра, учи­тель ге­ни­аль­но­го Со­ло­мо­на Ми­хо­эл­са. Те­ат­раль­ный ме­тод Гра­нов­ско­го яв­лял со­бой по­ис­ки вы­ра­зи­тель­но­го же­ста-ме­та­фо­ры. Неко­то­рые фор­му­лы его си­сте­мы: «Жест есть вы­ра­же­ние мыс­ли», «Пред­мет ра­бо­та­ет на сцене, как и ак­тёр», «Па­у­за важ­нее сло­ва». Игорь Пе­хо­вич, ос­но­ва­тель и ру­ко­во­ди­тель Те­ат­ра-ла­бо­ра­то­рии – вдум­чи­вый ис­сле­до­ва­тель, ко­то­рый уже не один год за­ни­ма­ет­ся изу­че­ни­ем и рас­про­стра­не­ни­ем ме­то­да Гра­нов­ско­го.

С ак­тёр­ски­ми и ре­жис­сёр­ски­ми ра­бо­та­ми са­мо­го Пе­хо­ви­ча я зна­ком уже бо­лее два­дца­ти лет. Вы­пуск­ник ре­жис­сёр­ской ма­стер­ской Юрия Лю­би­мо­ва и Алек­сандра Виль­ки­на, ак­тёр Те­ат­ра на Та­ган­ке из­ве­стен в Москве в первую оче­редь как по­ста­нов­щик спек­так­лей по по­э­зии Ио­си­фа Брод­ско­го. Наи­бо­лее по­пу­ля­рен его мо­но­спек­такль-джаз «Жизнь есть то­вар на вы­нос», ныне про­пи­сан­ный на Ма­лой сцене Те­ат­ра на Та­ган­ке.

Вер­нём­ся к пре­мье­ре – «Виш­нё­во­му са­ду», или же «Не­до­тё­пам». Важ­ней­ших пла­сти­че­ских ме­та­фор, за­да­ю­щих тон дей­ствию, в спек­так­ле три. Од­на со­об­ща­ет всей пер­вой сцене по­чти оша­ра­ши­ва­ю­щий, ска­зоч­ный вид, по­хо­жий на сно­ви­де­ние или же на ка­кой-то фольк­лор­ный об­ряд, и она же по­вто­ря­ет­ся в кон­це спек­так­ля, в сцене за­бы­то­го в за­ко­ло­чен­ном до­ме оди­но­ко­го ста­ро­го Фир­са (Ан­дрей Бе­ли­ков). Лю­ди пред­ста­ют в этих сце­нах в вы­со­ких го­лов­ных убо­рах из вет­вей и цве­тов. Это лю­ди-де­ре­вья, лю­ди-сад. Они са­ми – тот «виш­нё­вый сад», о ко­то­ром речь в пье­се, это их жиз­ни и ду­ши кру­шат в фи­на­ле. Вто­рая ме­та­фо­ра – боль­шой рос­кош­ный шкаф цве­та спе­лой виш­ни. Из него пер­со­на­жи вы­хо­дят на сце­ну и в нём же рас­тво­ря­ют­ся. И в то же вре­мя это про­сто тот са­мый книжный шкаф, к ко­то­ро­му Га­ев (Олег Ду­ле­нин) об­ра­ща­ет­ся со сво­ей неле­пой ре­чью: «До­ро­гой мно­го­ува­жа­е­мый шкаф»!.. В со­во­куп­но­сти со­зда­ёт­ся об­раз «книж­ных», то есть ото­рван­ных от ре­аль­но­сти лю­дей и некий сим­вол пре­ем­ствен­но­сти их жиз­нен­но­го укла­да и куль­ту­ры, ко­то­рым суж­де­но дра­ма­ти­че­ское раз­ру­ше­ние. В кон­це тре­тье­го ак­та Ло­па­хин (Алек­сандр Во­лий­чак), Епи­хо­дов (Алек­сей Круг­лов) и Яша (Ви­та­лий Мо­к­ро­усов) раз­би­ра­ют шкаф на ча­сти и скла­ды­ва­ют их по­сре­ди сце­ны. Он пре­вра­ща­ет­ся в гру­ду об­лом­ков для ко­ст­ра. Это и есть тре­тья ме­та­фо­ра – сим­вол пол­ной раз­ру­хи. По­ка быв­шие жиль­цы гре­ют­ся, си­дя во­круг ко­ст­ра на об­шар­пан­ных че­мо­да­нах, пря­мо на их гла­зах не толь­ко ру­бят де­ре­вья, но и ло­ма­ют дом. Про­бе­га­ет по сцене и за­лу с то­по­ром на пле­че но­вый управ­ля­ю­щий име­ния Епи­хо­дов. «Раз­ма­хи­ва­ет ру­ка­ми» но­вый хозяин Ло­па­хин. Гля­дя в зри­тель­ный зал, этот симпатичный де­лец пе­ре­счи­ты­ва­ет де­ре­вья и при­ки­ды­ва­ет бу­ду­щие до­хо­ды от вы­руб­ки са­да. Со­зда­ет­ся пол­ное впе­чат­ле­ние, что он пе­ре­счи­ты­ва­ет по­го­ло­вье зри­те­лей.

Неожи­дан­но, но то­же убе­ди­тель­но воз­ни­ка­ет в спек­так­ле ли­ния от­но­ше­ний Ва­ри (Але­на Ши­ти­ко­ва) и Пе­ти (Ан­дрей Валь­вач): со­зда­ёт­ся впе­чат­ле­ние, что их вза­им­ные под­драз­ни­ва­ния – это от­го­ло­сок их преж­ней, ше­сти­лет­ней дав­но­сти, глу­бо­кой сим­па­тии.

Наи­бо­лее ин­те­рес­ным в ак­тёр­ском от­но­ше­нии мне по­ка­зал­ся Алек­сандр Во­лий­чак в ро­ли Ло­па­хи­на. В его герое яс­но и вы­ра­зи­тель­но про­чи­ты­ва­ет­ся, что он ко­гда-то пи­тал боль­шую при­вя­зан­ность к этой се­мье, сме­шан­ную с за­ви­стью. А сей­час по­ры­ва­ет со сво­и­ми преж­ни­ми по­лу­дет­ски­ми сим­па­ти­я­ми ра­ди на­жи­вы. Чув­ству­ет­ся так­же его разо­ча­ро­ва­ние в этих лю­дях, неспо­соб­ных к дей­ствию и нелов­ко пы­та­ю­щих­ся – не вполне бес­ко­рыст­но – же­нить его на Ва­ре.

Спек­такль на­по­ми­на­ет «ящик Пан­до­ры». Тем и ин­те­ре­сен Че­хов – глу­бо­кий ма­стер, чьи за­гад­ки мы раз­га­ды­ва­ем вот уже бо­лее ста лет.

Сце­на из спек­так­ля

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.