Апо­ка­лип­сис

Ми­ни­а­тю­ра

Literaturnaya Gazeta - - ЛИТЕРАТУРА - Ксе­ния Фро­ло­ва

По зо­ло­тым пше­нич­ным по­лям про­бе­га­ет лёг­кий ве­те­рок. В воз­ду­хе сто­ит гу­стой дур­ма­ня­щий лет­ний за­пах пыль­цы, тра­вя­но­го со­ка и че­го-то мо­лоч­но-зем­ли­сто­го, тёп­ло­го и пло­до­род­но­го. На ки­ло­мет­ры и ки­ло­мет­ры во­круг ни ду­ши – толь­ко вы­со­кое го­лу­бое не­бо с маз­ка­ми бе­лых об­ла­ков, ко­лы­ха­ние ко­ло­сьев и ед­ва раз­ли­чи­мое мир­ное жуж­жа­ние на­се­ко­мых.

Ес­ли от­пра­вить­ся на се­вер, да­ле­ко-да­ле­ко за горизонт, ес­ли пре­одо­леть на­сы­щен­но-зе­лё­ный мо­но­лит ле­са, ес­ли пе­ре­брать­ся че­рез гро­мад­ное без­мя­теж­ное озе­ро, ес­ли пе­рей­ти гор­ный хре­бет с ки­пен­но-бе­лы­ми вер­ши­на­ми, там, вда­ле­ке, мож­но уви­деть Баш­ню.

Уро­д­ли­вая, по­ка­чи­ва­ю­ща­я­ся от каж­до­го ду­но­ве­ния вет­ра и по­чти пол­но­стью по­гло­щён­ная соч­ной зе­ле­нью ли­ан, она всё ещё тя­нет кост­ля­вые ру­ки-шпи­ли к небу, слов­но ста­ра­ясь разо­драть его сво­и­ми ког­тя­ми. На­вер­ху, слов­но глаз древ­не­го ярост­но­го чу­до­ви­ща, го­рит крас­ный огонь – знак то­го, что Баш­ня ещё жи­ва. Ра­но или позд­но этот глаз на­ве­ки за­кро­ет­ся. Ра­но или позд­но пе­ре­ло­мят­ся сталь­ные пе­ре­кры­тия, и это кост­ля­вое лом­кое чу­до­ви­ще, по­беж­дён­ное, рух­нет на зем­лю, что­бы стать её ча­стью. Силь­ные соч­ные стеб­ли со­мнут про­гнив­ший остов, мяг­кая пло­до­род­ная зем­ля при­мет в се­бя пи­та­тель­ные остан­ки, что­бы её зе­лё­ные де­ти ста­ли креп­че и вы­нос­ли­вее, буй­ный ве­тер раз­ве­ет по ми­ру ме­тал­ли­че­скую пыль, ко­то­рая со вре­ме­нем ося­дет где-ни­будь, где бу­дет нуж­на.

Ско­ро зе­лё­ная вол­на, за­хлест­нув­шая весь мир, до­бе­рёт­ся и до Баш­ни – по­след­не­го оскол­ка че­ло­ве­че­ской ци­ви­ли­за­ции. Её Смот­ри­тель, дрях­лый ста­рик, про­жив­ший в сталь­ном ске­ле­те все свои семь­де­сят с лиш­ним лет, точ­но знает, что до­жи­ва­ет свои по­след­ние дни – с тех пор, как од­на из лоз, вы­ше всех об­вив­шая ржа­вую бал­ку, вы­пу­сти­ла тя­жё­лый, на­бух­ший ядом бу­тон, он ждал сво­е­го кон­ца. У него боль­ше нет сил об­ры­вать мо­ло­дые по­бе­ги, нет сил спус­кать­ся вниз, в зе­лё­ный ад, раз­верз­ший­ся у под­но­жия Баш­ни, что­бы ру­бить силь­ные, мя­си­стые кор­ни – он слиш­ком ослаб и слиш­ком устал быть по­след­ним че­ло­ве­ком на Зем­ле. Боль­ше нет и не бу­дет за­во­дов, отрав­ля­ю­щих ат­мо­сфе­ру. Боль­ше нет и не бу­дет войн.

н и ч е г о. Ко­гда цве­ток рас­пу­стит­ся, Смот­ри­тель вдох­нёт слад­кую, разъ­еда­ю­щую лёг­кие пыль­цу и шаг­нёт вниз, нав­стре­чу зе­лё­но­му ми­ру.

Од­на­ж­ды утром мир бу­дет чист.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.