Па­мят­ник из пе­сен

Literaturnaya Gazeta - - ЛИТЕРАТУРА -

Ра­сул Гам­за­тов Суд Ко­гда за­вер­шит­ся мой жиз­нен­ный срок И мост мне си­рат­ский вда­ли за­ма­я­чит, Мо­гу­чий су­дья, под­во­дя­щий итог, Во­про­са­ми три­жды мой ум оза­да­чит.

Он спро­сит: – Оста­вив­ший жизнь по­за­ди, Поз­нал ли ты сча­стье, по ми­ру блуж­дая? И серд­це, как пла­мя, за­бьёт­ся в гру­ди, Я имя твоё на­зо­ву, до­ро­гая.

Он спро­сит: «Оста­вив­ший

жиз­нен­ный шум, Поз­нал ли ты го­ре на су­ет­ном све­те?» На гроз­ные ту­чи ему по­ка­жу,

Не мень­ше в ду­ше мо­ей чёр­ных от­ме­тин.

Он спро­сит: «Эпо­ха за­шла, как звез­да, В ка­ком из гре­хов ты бы ей по­ви­нил­ся?» Лишь в том, что по­ли­ти­ком был ино­гда, Хо­тя на зем­ле я по­этом ро­дил­ся.

Но преж­де чем суд мою участь ре­шит, Все­ви­дя­щим оком всю жизнь ози­рая, Все­выш­не­го я по­про­шу от ду­ши Най­ти мне ме­стеч­ко меж адом и ра­ем. Па­мят­ник

Я па­мят­ник се­бе воз­двиг из пе­сен – Он не вы­сок тот ка­мень на пла­то, Но ес­ли гор­ный край мой не ис­чез­нет, То не раз­ру­шит па­мят­ник ни­кто.

Ни ве­тер, что в го­рах по-вол­чьи во­ет, Ни дождь, ни снег, ни ав­гу­стов­ский зной. При жиз­ни го­ры бы­ли мне судь­бою, Ко­гда умру, я ста­ну их судь­бой.

Под­дер­жи­вать огонь мой не уста­нут И в честь мою ещё нема­ло лет Мла­ден­цев на­ре­кать го­рян­ки ста­нут В на­деж­де, что по­явит­ся по­эт.

И моё имя, как реч­ную галь­ку, Не от­шли­фу­ет вре­ме­ни по­ток.

И со сти­хов мо­их не сни­мут каль­ку, Ведь тайна их оста­нет­ся меж строк.

Ко­гда уй­ду от вас до­ро­гой даль­ней В тот край, от­ку­да воз­вра­ще­нья нет, То жу­рав­ли, ле­тя­щие пе­чаль­но, На­по­ми­нать вам бу­дут обо мне.

Я раз­ным был, как вре­мя бы­ло раз­ным, Как угол, ост­рым, глад­ким, как овал… И всё же ни­ко­гда хо­лод­ный разум Ог­ня ду­ши мо­ей не за­тме­вал.

Од­на­жды мной за­жжён­ная лам­па­да Ещё со­гре­ет серд­це не од­но, И толь­ко упре­кать ме­ня не на­до В том, что мне бы­ло свы­ше не да­но.

Я в жиз­ни не ге­рой­ство­вал лу­ка­во, Но с под­ло­стью я чест­но во­е­вал И гор­ской ли­рой ми­ро­вую сла­ву Ау­лу неиз­вест­но­му снис­кал.

Пусть гор­дый финн не вспом­нит моё имя, Не упо­мя­нет пусть ме­ня кал­мык, Но гор­цы бу­дут с пес­ня­ми мо­и­ми Ве­ка­ми жить, хра­ня род­ной язык. На кар­те, что по­э­зи­ей зо­вёт­ся,

Мой ост­ров не ис­чез­нет в гроз­ной мгле. И бу­дут петь ме­ня, по­ка по­ёт­ся Хоть од­но­му авар­цу на зем­ле.

Пе­ре­ве­ла с авар­ско­го Ма­ри­на Ах­ме­до­ва-Ко­лю­ба­ки­на Внуч­ке, ма­лень­кой Шахри

О чём ты пла­чешь, вну­чень­ка моя? Жизнь ис­пу­га­ла пер­вою ме­те­лью? Не мо­жет быть! Сто­ят над ко­лы­бе­лью Отец и ма­ма, ба­буш­ка и я!

Мне бы ры­дать, пе­ча­ли не тая, – Дав­но жи­ву на све­те си­ро­тою И по­ви­дать уже успел та­кое…

О чём ты пла­чешь, вну­чень­ка моя?

Ещё не зна­ла ты та­ких ми­нут, Ко­гда пол­зёт из­ме­на, слов­но пле­сень. Не слы­ша­ла иных, лу­ка­вых пе­сен – Те­бе лишь лас­ко­вые, доб­рые по­ют.

Поз­нал я че­ло­ве­чьей зло­бы тьму, Пре­да­тель­ство дру­зей и плен об­ма­на. Не серд­це у ме­ня – сплош­ная ра­на! Мне пла­кать бы… А ты-то по­че­му?

Те­бя не бу­дит па­мять о войне. За­чем же ты на­прас­но слё­зы то­чишь? Ведь мир­ный день те­бе спо­кой­ной но­чи Же­ла­ет в за­по­вед­ной ти­шине.

Зем­ля го­ре­ла, и в тот страш­ный час Её ту­ши­ли кро­вью мои бра­тья. Го­тов от го­ря веч­но­го кри­чать я! Но ты-то пла­чешь от­че­го сей­час? …Я знаю, что от­ве­ти­ла она На язы­ке мла­ден­цев и по­этов: «Как пе­ре­жил и вы­нес ты всё это – Всё, че­рез что и я прой­ти долж­на?

В опас­ном ми­ре, в пе­ре­кре­стье лет Мне пред­сто­ит ис­кать свою уда­чу. Об этом я сей­час так горь­ко пла­чу! Но ты-то по­че­му за­пла­кал, дед?» ***

О, жен­щи­на! Коль ло­вишь каж­дый миг Ты ты­ся­чу муж­ских влюб­лён­ных

взгля­дов, То са­мый жар­кий – чув­ству­ешь – из них Мет­нул, ко­неч­но, я – Ра­сул Гам­за­тов!

А ес­ли толь­ко сот­ня влюб­ле­на, Даю те­бе по­жиз­нен­ную клят­ву: У этой сот­ни – глав­ный стар­ши­на Не кто-ни­будь, а я – Ра­сул Гам­за­тов!

Не сто, а де­сять по­сре­ди вес­ны Лю­бов­ною го­ряч­кою объ­яты. В де­сят­ке не седь­мым и не вось­мым, А пер­вым бу­ду я – Ра­сул Гам­за­тов!

А коль нас вре­мя рез­ко со­кра­тит, – Ко­неч­но, толь­ко вре­мя ви­но­ва­то! – Един­ствен­ный остав­ший­ся джи­гит, Ко­неч­но, бу­ду я – Ра­сул Гам­за­тов!

О, жен­щи­на! А ес­ли вдруг во­круг Ты на­ше­го не об­на­ру­жишь бра­та, То знай, что за­вер­шил из­веч­ный круг Зем­ных за­бот сын гор Ра­сул Гам­за­тов.

Пе­ре­вёл с авар­ско­го Юрий Щер­ба­ков

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.