У жиз­ни нет чер­но­ви­ка…

Literaturnaya Gazeta - - ЛИТЕРАТУРА -

Ва­лен­ти­на До­рож­ки­на По­эт, про­за­ик, жур­на­лист, кра­е­вед. Член Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии, член Со­ю­за жур­на­ли­стов Рос­сии, за­слу­жен­ный ра­бот­ник куль­ту­ры РФ, на­граж­де­на ор­де­ном Друж­бы. Ав­тор бо­лее трид­ца­ти по­э­ти­че­ских и про­за­и­че­ских книг. Жи­вёт в Там­бо­ве, яв­ля­ет­ся ру­ко­во­ди­те­лем ли­те­ра­тур­но-твор­че­ско­го объ­еди­не­ния «Тро­пин­ка» об­ласт­ной дет­ской биб­лио­те­ки.

Ощу­ще­ние вдох­но­ве­ния

Ни сю­же­тов нет, ни тем: Мир – в на­ча­ле со­тво­ре­нья, Он та­ин­стве­нен и нем, Слу­ха нет ещё и зре­нья, Ни по­этов, ни по­эм... Толь­ко Бо­жье ду­но­ве­нье – Ощу­ще­нье вдох­но­ве­нья, Не срав­ни­мое ни с чем.

У жиз­ни нет чер­но­ви­ка

Всё бес­по­кой­ней но­чи тём­ные, И бес­ко­неч­на мыс­лей нить: Мои го­да, мне от­ве­дён­ные, Ко­му да­но оста­но­вить?

И от ко­го за­ви­сит это – Длин­на ли жизнь иль ко­рот­ка? ...Озна­чен день по­лос­кой све­та – У жиз­ни нет чер­но­ви­ка.

Рас­свет. За­кат… Ещё немно­го, И вот – окон­чен путь зем­ной. К об­ры­ву по­дой­дёт до­ро­га. А даль­ше... Даль­ше – путь иной.

Как? Не уви­жу пти­чьи стаи И в си­нем небе об­ла­ка?! Про­шеп­чет де­ре­во ли­ста­ми: «У жиз­ни нет чер­но­ви­ка».

Смя­те­нье вдруг охва­тит ду­шу, Со­жмёт и не от­пу­стит страх. И толь­ко вы­плес­нешь на­ру­жу Сквозь зу­бы стис­ну­тые: «Ах!..»

Ах, ес­ли б знать, что так по­лу­чит­ся, Ина­че б жил, на­вер­ня­ка... Но ска­жет чёр­ная по­пут­чи­ца: «У жиз­ни нет чер­но­ви­ка...»

Ка­кое это чу­до – иней! Он оже­ре­лья­ми ви­сит. «Смот­ри-ка, ма­ма, снег-то си­ний!», – В вос­тор­ге де­воч­ка кри­чит.

Ка­кая это кру­жев­ни­ца Узо­ров див­ных на­пле­ла? Та­кое мо­жет толь­ко снить­ся: Вдруг за спи­ною – два кры­ла!

И – ни ды­ха­ния, ни же­ста,

А сра­зу ввысь под снеж­ный хруст. Вни­зу де­ре­вья – как неве­сты, И бе­лый ан­гел – каж­дый куст.

И с вы­со­ты, слов­но с раз­бе­га, Лег­ко упасть в пу­ши­стость сне­га... Ко­неч­но, де­воч­ка пра­ва: Ведь в нём – та­кая си­не­ва!

Пе­ред вес­ной

Про­щай­те, про­щай­те, ме­те­ли! Про­шла на­ко­нец-то зи­ма. Уже и сквор­цы при­ле­те­ли, До­ждя­ми омы­лись до­ма.

По­ка ещё крас­ки не брос­ки, И пти­цы негром­ко по­ют.

Ушед­шей зи­мы от­го­лос­ки За­быть о зи­ме не да­ют.

И се­вер­ный ве­тер опять, Ко­вар­но­му мар­ту в уго­ду, На­ду­ет плохую по­го­ду, Что­бы сквор­цов на­пу­гать...

Но чи­ще ста­но­вит­ся даль И ве­се­лее ка­пе­ли. Ро­ня­ет лист­ки ка­лен­дарь И путь от­кры­ва­ет ап­ре­лю.

А там и зем­ля ожи­вёт,

А там и до встре­чи немно­го. И тро­нет­ся, тро­нет­ся лёд, Уля­жет­ся на­ша тре­во­га.

И счаст­ли­вы бу­дем, по­ку­да Нам снят­ся вол­шеб­ные сны, По­ка ожи­да­ет­ся чу­до Пе­ред при­хо­дом вес­ны.

Ве­сен­ний аро­мат вдох­ни – При­ро­да об­но­ви­лась сно­ва. И сно­ва пи­шут­ся сти­хи: Стро­ка к стро­ке и сло­во к сло­ву.

И вдох­но­ве­нье, слов­но ток, Прон­зит, сне­сёт мо­сты и ри­фы. На ве­точ­ке – к лист­ку ли­сток, В сти­хо­тво­ре­нье – риф­ма к риф­ме.

И в этом вы­плес­ке ду­ши Дай Бог най­ти еди­но­вер­ца... Сти­хо­тво­ре­нье до­пи­ши: Ру­ка к ру­ке и серд­це к серд­цу...

Стру­на, как ни­точ­ка, тон­ка, Ме­ло­ди­ей тре­пе­щет нерв­ной. И вот – по­след­няя стро­ка, Ко­то­рая при­хо­дит пер­вой.

Ни­кто не зна­ет, как всё сло­жит­ся, Ка­кой слу­чит­ся по­во­рот... К моль­бер­ту юная ху­дож­ни­ца, Как на сви­да­ние, идёт.

Над нею го­лу­бе­ет зон­тик, Ду­ша тре­пе­щет – чу­да ждёт. И об­ла­ко на го­ри­зон­те Хол­стом нетро­ну­тым плы­вёт...

Лю­бовь же­ла­ни­ем умно­жит­ся. И – кисть в ру­ке, и крас­ки есть... Ри­суй, ри­суй, моя ху­дож­ни­ца, Твой ге­ний бро­дит где-то здесь.

Кра­со­та

Доб­ро и зло не раз­ли­чая, По­гряз­ли в бы­те, в су­е­те. По­рою пла­чем от от­ча­я­нья. А в чём спа­се­нье? В кра­со­те!

В ней – веч­но об­ра­зы жи­вые, В ней – ми­ло­сер­дье и доб­ро. Гля­ди на брыз­ги дож­де­вые: Не брыз­ги это – се­реб­ро!..

Встре­чая жен­щи­ну по­кло­ном, Ты при­смот­рись к её чер­там: Быть мо­жет, это – та ма­дон­на, Что ге­ния по­да­рит нам...

Ко­гда цве­ток се­бя рас­кро­ет, Лю­дей об­ра­до­вать спе­ша, – От­та­ет чёрст­вая ду­ша: Её ро­са люб­ви омо­ет.

Зло так бы не тор­же­ство­ва­ло, Ко­гда бы на его пу­ти Пре­гра­дой доб­ро­та вста­ва­ла, – Вер­нее сред­ства не най­ти…

Здесь ни от­кры­тий нет, ни ис­тин. Но, мо­жет, всё-та­ки не зря

Бле­стят обрыз­ган­ные ли­стья Под мок­рым све­том фо­на­ря?

Ко­гда на серд­це ля­жет тень, Не под­да­вай­тесь, про­сто верь­те, Что по­сле но­чи бу­дет день... Всё по­пра­ви­мо, кро­ме смер­ти.

Пусть го­ре­чи и неуда­чи Не каж­дый раз про­хо­дят ми­мо. Да и не мо­жет быть ина­че... Всё, кро­ме смер­ти, по­пра­ви­мо.

Из­ме­на, кра­жа иль раз­вод – Всё пе­ре­ме­лет­ся, по­верь­те… Всё по­пра­ви­мо, кро­ме смер­ти, – Она ведь взя­ток не бе­рёт.

Два ма­я­ка се­го­дня у ме­ня – Мне ду­шу со­гре­ва­ют два ог­ня: Боль­шой – от печ­ки, ма­лень­кий – от свеч­ки. Два ма­я­ка се­го­дня у ме­ня.

А за ок­ном бес­ну­ет­ся пур­га. Мой дом не су­ще­ству­ет для вра­га, Но дру­га обо­гре­ет мой очаг, И ска­жет друг:

«Уют­ней при све­чах...

Устал от пу­сто­сло­вья и без­де­лья, Они сра­зят быст­рей лю­бо­го зе­лья. Дай от­дох­нуть от этой че­пу­хи. Со­грею ду­шу – на­пи­шу сти­хи...»

И кап­нет воск го­ря­чий на ла­донь, И серд­це от­зо­вёт­ся на огонь... Пе­ред ве­ли­ким име­нем ПО­ЭТ Опять уве­рую: всё – су­е­та су­ет.

В чьё серд­це по­па­дёт твоя стре­ла? В ка­ком она к те­бе вер­нёт­ся ви­де?.. Тво­ря небла­го­вид­ные де­ла, Мы ду­ма­ем, что нас ни­кто не ви­дит.

Мы бе­ре­жём лишь обо­лоч­ку – плоть, Но как дав­но не очи­ща­ли ду­шу! По­шли про­зре­ние,

Все­ви­дя­щий Гос­подь, От­крой нам, греш­ным,

и гла­за, и уши.

По­ка стре­ла ещё не до­ле­те­ла, Не ра­ни­ла и не уби­ла те­ло,

Ты, Гос­по­ди, свер­ши опять доб­ро: Предот­вра­ти люд­ское зло­де­я­нье, Спа­си. И пре­вра­ти стре­лу в пе­ро, Чтоб бы­ло чем пи­сать нам

за­ве­ща­нье.

Бомж?

Как от­но­сить­ся мне к бом­жу, Ко­гда он, пья­ный и за­ржав­лен­ный, Чи­та­ет на­изусть Дер­жа­ви­на?..

Я с изум­ле­ни­ем гля­жу.

Он смот­рит на ме­ня по-доб­ро­му, И он не про­сит ни­че­го. Улыб­ка, не её по­до­бие, Иг­ра­ет на ли­це его.

И улы­ба­юсь я неволь­но,

И не про­тив­но мне ни­чуть. На му­сор смот­рит он до­воль­но: «Сей­час най­ду че­го-ни­будь...»

Есть день­ги у ме­ня в кар­мане, И мне, ко­неч­но, всё рав­но, Истра­тит ли он их на ба­ню Или на хлеб и на ви­но.

Он хо­чет пить. Он хо­чет есть. Он на­изусть сти­хи чи­та­ет. И, день­ги взяв, слег­ка ки­ва­ет: «А Тре­дья­ков­ско­го про­честь?»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.