Ста­нет ли Ма­хач­ка­ла жем­чу­жи­ной?

О чём го­во­рят и что ду­ма­ют лю­ди в Да­ге­стане

Literaturnaya Gazeta - - РЕГИОН - Вла­ди­мир Су­хом­ли­нов, Ма­хач­ка­ла–Москва

В на­ча­ле сен­тяб­ря в Да­ге­стане был от­ме­нён кон­церт эпа­таж­но­го поп-ис­пол­ни­те­ля Его­ра Кри­да. Ор­га­ни­за­то­ры объ­яс­ни­ли это неспо­кой­ной об­ста­нов­кой в ре­ги­оне и же­ла­ни­ем не рис­ко­вать без­опас­но­стью зри­те­лей. В соц­се­тях раз­го­ре­лась по­ле­ми­ка. Од­на из её участ­ниц свя­за­ла про­те­сты с по­зи­ци­ей бор­ца сме­шан­но­го сти­ля Ха­биба Нур­ма­го­ме­до­ва, ко­то­рый как раз и был рез­ко про­тив кон­цер­тов. «Са­мое смеш­ное зна­е­те, что? – за­да­ва­лась во­про­сом по­клон­ни­ца Кри­да. – То, что ле­том в каж­дой ма­шине в Да­ге­стане иг­ра­ли его пес­ни, а сто­и­ло вы­ло­жить Ха­бибу пост – все па­ца­ны про­гну­лись под него. Са­мим не стыд­но?» Кто-то да­же пред­ла­гал пе­ре­име­но­вать Да­ге­стан в Су­да­но­стан.

Дру­гая часть ком­мен­та­то­ров счи­та­ла ина­че. На­при­мер: «Кош­мар. Как же стыд­но за де­ву­шек на­ших. Как мож­но на­столь­ко опу­стить­ся и оскорб­лять свою ро­ди­ну, свою рес­пуб­ли­ку из-за ка­ко­го-то ар­ти­ста? Ну, раз нра­вит­ся он вам, по­еха­ли бы луч­ше в Моск­ву на его кон­цер­ты».

Сеть на то и Сеть, что­бы спо­рить. Но я не о том.

Я о «неспо­кой­ной об­ста­нов­ке». Ко­гда го­то­вил­ся к по­езд­ке в Ма­хач­ка­лу, кто-то из дру­зей при­слал во­прос: а не страш­но? Мне не бы­ло страш­но, и, по­бы­вав в Ма­хач­ка­ле, я по­нял, что неспро­ста.

Ко­неч­но, мо­жешь встре­тить и блок­по­сты, осо­бен­но, го­во­рят, в гор­ных рай­о­нах, и по­ли­цей­ских с ав­то­ма­та­ми на ули­цах или в аэро­пор­ту. Но это вполне объ­яс­ни­мо и ум­но­му че­ло­ве­ку по­нят­но, по­че­му. Од­на­ко вы мо­же­те спо­кой­но гу­лять по ули­цам да­же в позд­ний час, не опа­са­ясь, что из-за уг­ла вы­ско­чит ка­кой-ни­будь бо­ро­дач с кин­жа­лом. Об улуч­ше­нии об­ста­нов­ки го­во­рит и ста­ти­сти­ка. Лю­ди здесь от­кры­ты, доб­ро­же­ла­тель­ны, мно­гих про­сто оби­жа­ет, что об их крае, о них хо­дят вся­кие кри­во­тол­ки.

Один очень об­ра­зо­ван­ный мо­ло­дой ма­хач­ка­ли­нец ска­зал мне, что в его сре­де друж­но под­дер­жа­ли бор­ца Ха­биба, по­сколь­ку тот вы­ра­зил мне­ние очень мно­гих. «Ха­биб про­тив раз­вра­та, – пря­мо ска­зал мне со­бе­сед­ник, – про­тив бес­куль­ту­рья, пу­сто­го вре­мя­про­вож­де­ния, он за здо­ро­вый об­раз жиз­ни. А ещё он про­тив то­го, что­бы дев­чон­ки за­ни­ма­лись непо­нят­но чем. А то есть те, что хо­дят в плат­ках и пла­тьях до пят, а уже ро­жать де­тей не хо­тят. Толь­ко бы жить празд­но, без вся­ких уси­лий и на­пря­га».

И до­ба­вил, как ему обид­но, что в го­ро­де и во­круг пля­жей, в ме­стах от­ды­ха бы­ва­ет гряз­но, хо­тя сре­ди мо­ло­дё­жи рас­про­стра­ня­ет­ся сво­е­го ро­да дви­же­ние не со­рить – эле­мен­тар­но не бро­сать окур­ки, где по­па­ло.

Впро­чем, скан­дал во­круг от­ме­нён­но­го кон­цер­та по­чти за­быт. Лю­дей го­раз­до силь­нее вол­ну­ют дру­гие ве­щи.

В од­ном из ка­фе его хо­зя­ин пред­ло­жил нам бу­тыл­ку гру­зин­ско­го ви­на «Кин­дзма­ра­у­ли» с се­реб­ри­стой, очень за­мет­ной ме­тал­ли­че­ской на­клей­кой про­фи­ля Ио­си­фа Ста­ли­на. «Та­ко­го в Москве не най­дё­те!» – улыб­нул­ся он. Ока­за­лось, на­пи­ток с про­фи­лем во­ждя по­пу­ля­рен. Мне рас­ска­за­ли, что ак­тив­ные жи­те­ли од­но­го из рай­о­нов Ма­хач­ка­лы пы­та­ют­ся вер­нуть од­ной из улиц её преж­нее на­зва­ние. До­га­да­лись, ка­кое? Да – Ио­си­фа Ста­ли­на.

На го­ру Тар­ки (от­ку­да и по­шёл Пет­ровск, а по­том Ма­хач­ка­ла) и в од­но- имён­ный по­сё­лок на ней ме­ня во­зил мо­ло­дой, креп­кий и улыб­чи­вый жур­на­лист Ша­миль. Он воз­му­щал­ся гря­зью во­круг смот­ро­вой пло­щад­ки, по­ка­зы­вал го­род свер­ху и за­ме­чал, на­при­мер, что рань­ше мож­но бы­ло бы уви­деть на его тер­ри­то­рии ещё од­но озе­ро. Но при мэ­ре Ами­ро­ве его уни­что­жи­ли, свез­ли го­ры зем­ли и му­со­ра, спрес­со­ва­ли и по­стро­и­ли вы­сот­ки и до­ма-кот­те­джи «для сво­их». «Зна­е­те, – го­ря­чил­ся Ша­миль, – сей­час в стране раз­ве­лось столь­ко чи­нов­ни­ков, ко­то­рым по фиг лю­ди с их за­бо­та­ми, что я бы их всех рас­стре­лял. Это мил­ли­о­ны за­хре­бет­ни­ков! Чест­ное сло­во!» По­том, чуть остыв, до­ба­вил: «Ко­неч­но, я не кро­во­жад­ный. Но из-за их ту­по­сти и ра­бо­ле­пия мы жи­вём со­всем не так, как мог­ли и как за­слу­жи­ва­ем! При Ста­лине был по­ря­док и за­кон один для всех. Это­го лю­ди и хо­тят».

Дру­гой че­ло­век по име­ни Те­мир­хан, мно­гое по­ви­дав­ший, очень лю­бя­щий свой Да­ге­стан и ма­туш­ку Рос­сию, отец тро­их де­тей, рас­ска­зал, что на­пи­сал по од­ной важ­ной, как он счи­та­ет, про­бле­ме уже семь пи­сем но­во­му гла­ве рес­пуб­ли­ки Вла­ди­ми­ру Ва­си­лье­ву и не по­лу­чил от­ве­та ни на од­но. «Вот, – ска­зал Те­мир­хан, – хо­чу к про­ку­ро­ру об­ра­щать­ся. Непо­нят­но, до­хо­дят ли пись­ма до гла­вы или их, как и преж­де, «сор­ти­ру­ют»? То­гда зна­ет ли он, что лю­дей бе­сит и о чём они бес­по­ко­ят­ся? Где она, об­рат­ная связь?»

Несколь­ко раз я пе­ре­дви­гал­ся по го­ро­ду на так­си. Си­сте­ма, кста­ти, хоть ма­ши­ны ча­сто не пер­вой све­же­сти, ра­бо­та­ет не ху­же, чем в Москве, – пять ми­нут и ав­то по­да­но, це­ны низ­кие, и так­си­сты, ес­ли ты про­ехал­ся на 90 рэ, а да­ёшь сот­ню, тут же про­бу­ют вер­нуть те­бе 10 рэ сда­чи. Ес­ли бе­рёшь так­си воз­ле рын­ка или на ули­це, та­риф при­мер­но удво­ит­ся, как не ушли в про­шлое и об­ве­сы на рын­ках – «хо­чешь жить, умей вер­теть­ся». Так вот так­си­сты – они же всё зна­ют, о чём лю­ди ду­ма­ют. И вот го­во­рят во­ди­те­ли по­чти сло­во в сло­во: во­круг, на всех эта­жах вла­сти од­ни обе­ща­ния, а как до де­ла, так толь­ко всё вы­жи­мать из на­ро­да. И ко­му, чьим сло­вам – Ду­мы, пра­ви­тель- ства, пре­зи­ден­та – ве­рить? А да­лее, как пра­ви­ло, опять: вот при Ста­лине…

До­ве­дёт ли до добра та­кое раз­ви­тие со­бы­тий? По­ни­ма­ют ли это на верх­них эта­жах?

Или взять под­держ­ку куль­ту­ры (лю­ди счи­та­ют, что «в сме­тане» толь­ко звёз­ды шоу-биз­не­са, как опре­де­ля­ют здесь это яв­ле­ние). А вот, до­пу­стим, биб­лио­те­ка­ри. В глав­ной биб­лио­те­ке рес­пуб­ли­ки ря­до­вой ра­бот­ник (вер­нее, ра­бот­ни­ца) по­лу­ча­ет по­ряд­ка 12 ты­сяч руб­лей, а ведь мно­гие в оди­ноч­ку вос­пи­ты­ва­ют де­тей, по­мо­га­ют ро­ди­те­лям с их скуд­ны­ми пен­си­я­ми, не го­во­ря о том, что са­мо­от­вер­жен­но ра­бо­та­ют. Им не толь­ко па­мят­ник на­до ста­вить, но хо­тя бы по­все­мест­но зар­пла­ту по­вы­сить ра­за в два!

Не еди­но­жды – буд­то все сго­во­ри­лись – ме­ня спра­ши­ва­ли про те­ле­ви­де­ние. Мол, смот­рю ли цен­траль­ные ка­на­лы? Я от­ве­чал, что смот­рю уже из-за слу­жеб­ной необ­хо­ди­мо­сти: на­до по­лу­чать те­ку­щую ин­фор­ма­цию не толь­ко че­рез ин­тер­нет и знать, что го­во­рят при­жив­ши­е­ся на ка­на­лах ко­чев­ни­ки-«экс­пер­ты», ко­то­рые го­во­рят ведь не про­сто так, а по­ни­мая, от­ку­да и ку­да ве­тер ду­ет. Мои со­бе­сед­ни­ки обыч­но при­зна­ва­лись, взды­хая, что то­же смот­рят, но всё боль­ше им это­го не хо­чет­ся. К мо­е­му удив­ле­нию, спра­ши­ва­ли, ко­гда же по­ме­ня­ют­ся си­дя­щие де­ся­ти­ле­ти­я­ми те­ле­ви­зи­он­ные на­чаль­ни­ки (по­фа­миль­но) и ко­гда что-то из­ме­нит­ся с по­то­ка­ми ре­кла­мы и по­ли­ти­че­ской про­па­ган­ды. То есть ко­гда нач­нут го­во­рить за жизнь? И что я мог от­ве­тить?..

Ес­ли вер­нуть­ся к по­езд­ке на го­ру Тар­ки, она чем-то на­пом­ни­ла подъ­ём на оби­хо­жен­ную смот­ро­вую пло­щад­ку в бра­зиль­ском Бе­лу-Ори­зон­ти (в пе­ре­во­де – «кра­си­вый го­ри­зонт»). Прав­да, ес­ли в Ма­хач­ка­ле про­жи­ва­ет око­ло 600 ты­сяч жи­те­лей, а во всей аг­ло­ме­ра­ции око­ло мил­ли­о­на, то у бра­зиль­ско­го «ана­ло­га» в са­мом го­ро­де око­ло 2,5, а в аг­ло­ме­ра­ции бо­лее 5 мил­ли­о­нов жи­те­лей. Но по по­тен­ци­а­лу и при­род­ной са­мо­быт­но­сти они близ­ки. Толь­ко Бе­лу-Ори­зон­ти стро­ил­ся и про­дол­жа­ет стро­ить­ся и раз- ви­вать­ся по чёт­ко­му пла­ну, ко­то­рый не в си­лах из­ме­нить ни­ка­кой оче­ред­ной мест­ный «Ами­ров». А мы ша­ра­ха­ем­ся от од­но­го под­хо­да к дру­го­му и обыч­но все­це­ло за­ви­сим от то­го, кто ока­жет­ся у ру­ля вла­сти.

Мне го­во­ри­ли, что в Да­ге­стане есть пре­крас­ные мо­ло­дые ар­хи­тек­то­ры и ди­зай­не­ры. Да, сто­ли­ца ме­ня­ет­ся в луч­шую сто­ро­ну, хоть и не с без­уко­риз­нен­но­стью во вку­се, при­су­щей упо­мя­ну­то­му Бе­лу-Ори­зон­ти в ма­ло­раз­ви­той Бра­зи­лии. Но эти спе­ци­а­ли­сты не вос­тре­бо­ва­ны. А ес­ли их при­вле­кут, то нет га­ран­тии, что их про­ек­ты дой­дут до фи­ни­ша в пер­во­на­чаль­ном ви­де. Кто-то из со­бе­сед­ни­ков вспо­ми­нал Ба­ку, та­мош­нюю ши­кар­ную, но всё-та­ки эк­лек­тич­ную и в чём-то чу­же­род­ную азер­бай­джан­ским тра­ди­ци­ям на­бе­реж­ную (я и сам это ви­дел). Мол, сла­ва Все­выш­не­му, в Ма­хач­ка­ле ал­ле­я­парк Су­лей­ма­на Сталь­ско­го у Кас­пия со­хра­ня­ет по­ка осо­бен­ные ма­хач­ка­лин­ские чер­ты. Но мож­но бы­ло бы посно­сить там урод­ли­вые стро­е­ния и что­то воз­ве­сти в на­ци­о­наль­ном сти­ле – на ра­дость жи­те­лям и го­стям. Ма­хач­ка­ла впра­ве стать на­сто­я­щей жем­чу­жи­ной у мо­ря.

…Пе­ред отъ­ез­дом в аэро­порт я за­ме­тил, что на зад­нем стек­ле ма­ши­ны мо­е­го со­про­вож­да­ю­ще­го по­явил­ся сти­кер, ко­то­ро­го утром не бы­ло. Спро­сил, от­ку­да. «Да вот по­до­шёл па­рень и пред­ло­жил на­кле­ить. Я, ко­неч­но, со­гла­сил­ся». На скром­ном по по­ли­гра­фии и ла­ко­нич­ном сти­ке­ре хо­ро­шо чи­та­лись сло­ва: «Ра­бо­тай­те, бра­тья!» И даль­ше шла под­пись – Ма­го­мед Нур­ба­ган­дов. Это тот са­мый трид­ца­ти­од­но­лет­ний по­ли­цей­ский, ко­то­рый це­ной жиз­ни не дрог­нул пе­ред бан­ди­та­ми. Те­перь он – Ге­рой Рос­сии и ге­рой у лю­дей. Чуть рань­ше мне рас­ска­за­ли, что о тра­ге­дии и му­же­стве лей­те­нан­та не сра­зу со­об­щи­ли на­верх в Моск­ву. Бо­я­лись, ви­ди­мо, что не так пой­мут и не вер­но оце­нят.

Всем нам на­до пом­нить про Ма­го­ме­да.

Ал­лея-парк Су­лей­ма­на Сталь­ско­го в Ма­хач­ка­ле – у са­мо­го бе­ре­га мо­ря

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.