Да­вай­те мах­нём вме­сто Па­ри­жа в Ба­ку

У на­ших со­се­дей то­же есть что по­смот­реть

Literaturnaya Gazeta - - МИР И МЫ - Алек­сандр Цу­ка­нов, Ба­ку–Вол­го­град

На про­шлой неде­ле в Ба­ку про­шёл IX Рос­сий­ско-Азер­бай­джан­ский меж­ре­ги­о­наль­ный фо­рум, в ко­то­ром при­ня­ли уча­стие пре­зи­ден­ты Вла­ди­мир Пу­тин и Иль­хам Али­ев. Здесь ра­бо­та­ют бо­лее 700 ком­па­ний с сов­мест­ным уча­сти­ем. Мы по­став­ля­ем в Азер­бай­джан сель­хоз­сы­рьё, ма­ши­ны, обо­ру­до­ва­ние, ме­тал­лы, дре­ве­си­ну, про­дук­цию хим­про­ма; к нам вво­зят про­дук­ты, ме­тал­лы, тек­стиль. В Азер­бай­джане дей­ству­ет 341 шко­ла с обу­че­ни­ем на рус­ском язы­ке. Но как-то так сло­жи­лось, что мы боль­ше зна­ем о Нью-Йор­ке или Па­ри­же, а Ба­ку вспо­ми­на­ем, толь­ко по­ку­пая спе­лые по­ми­до­ры, пах­ла­ву или ран­ний кар­то­фель. Так как же жи­вут на­ши со­се­ди? Го­род ка­ча­лок и ба­шен

Мы едем вдоль Кас­пий­ско­го мо­ря. За ок­ном скуч­ный се­ро-ко­рич­не­вый ланд­шафт, об­рам­лён­ный от­ро­га­ми Кав­каз­ско­го хреб­та. Как и в за­волж­ской сте­пи, здесь всё чах­нет и вы­ми­ра­ет от жар­ко­го солн­ца. Сле­ва на­гро­мож­де­ния огром­ных кам­ней и ука­за­тель на Го­бу­стан. Про этот за­по­вед­ник с ри­сун­ка­ми лю­дей вре­мён па­лео­ли­та на­пи­са­но мно­го на­уч­ных ста­тей. Пет­ро­г­ли­вы – по­сла­ния да­лё­ких пред­ков по­хо­жи на дет­ские ри­сун­ки. Это ин­те­рес­но. Осо­бен­но тем, кто не бы­вал в Ка­ре­лии, не ви­дел огром­ный за­по­вед­ник с на­скаль­ной жи­во­пи­сью.

Ав­то­бус под­ни­ма­ет вверх к на­гро­мож­де­нию ка­мен­ных глыб. От­сю­да хо­ро­шо про­смат­ри­ва­ет­ся При­ка­спий­ская низ­мен­ность, где на мно­гие ки­ло­мет­ры су­гли­нок, чах­лый ку­стар­ник, бу­ро­вые выш­ки, про­ма­зу­чен­ные ка­чал­ки и жгу­чее солн­це.

– На та­ком же ме­сте вы­рос Ба­ку, – по­яс­ня­ет экс­кур­со­вод.

В это труд­но по­ве­рить. В Ба­ку мно­го зе­ле­ни, пар­ков, фон­та­нов, огром­ный бо­та­ни­че­ский сад. Да­же клад­би­ще, где по­хо­ро­не­ны Мус­лим Ма­го­ма­ев, му­зы­кан­ты, пи­са­те­ли и по­ли­ти­че­ские де­я­те­ли, боль­ше по­хо­же на ред­кост­ный парк с тща­тель­но про­ме­тён­ны­ми до­рож­ка­ми. Но глав­ный брил­ли­ант в ар­хи­тек­тур­ном об­ли­ке го­ро­да – это су­пер­со­вре­мен­ное зда­ние куль­тур­но­го цен­тра име­ни Гей­да­ра Али­е­ва. Бе­лое не­обыч­ное тво­ре­ние ира­но-бри­тан­ско­го ар­хи­тек­то­ра За­хи Ха­дид с плав­ны­ми за­круг­ле­ни­я­ми изящ­ной огром­ной ра­куш­ки. На вто­рое мож­но по­ста­вить три Пла­мен­ные баш­ни вы­со­той от 120 до 160 мет­ров. Этот три­лист­ник ори­ги­на­лен не толь­ко сво­ей вы­сот­но­стью, но и необыч­ной об­ли­цов­кой в ви­де LED-эк­ра- нов, ко­то­рые отоб­ра­жа­ют дви­же­ние ог­ня, что со­зда­ёт ви­зу­аль­но эф­фект ис­по­лин­ско­го пла­ме­ни. По мне­нию мно­гих спе­ци­а­ли­стов по ур­ба­ни­сти­ке, осве­ще­ние «Ог­нен­ных ба­шен» при­зна­но луч­шим в ми­ро­вой прак­ти­ке.

Вол­го­град­ские ар­хи­тек­то­ры – мо­ло­дые и те, что по­ви­да­ли де­сят­ки стран и го­ро­дов, – раз­бре­лись по смот­ро­вым пло­щад­кам и пы­та­ют­ся с по­мо­щью ка­мер за­пе­чат­леть свой вос­торг. Вни­зу неохват­ная из­ви­ли­стая лен­та со­вре­мен­ной ухо­жен­ной на­бе­реж­ной с раз­но­ли­кой че­ре­дой ат­трак­ци­о­нов, ка­фе, ре­сто­ра­нов. Есть своя «Ма­лая Ве­не­ция» с гон­до­ла­ми, при­ве­зён­ны­ми из Ита­лии, уни­каль­ное зда­ние ков­ро­во­го цен­тра, вда­ле­ке бе­ло­снеж­ный ло­тос элит­но­го ре­сто­ра­на на во­де и, ко­неч­но же, неф­тя­ные ка­чал­ки. Это то­же сим­вол го­ро­да, как и за­пах ма­зу­та.

Тер­ри­то­рия ста­ро­го го­ро­да име­ну­ет­ся Иче­ри Ше­хер и вклю­че­на в спи­сок объ­ек­тов Все­мир­но­го на­сле­дия ЮНЕСКО. На этих ста­рин­ных уз­ких улоч­ках сня­ты сце­ны несколь­ких со­вет­ских филь­мов, здесь оби­лие еды и су­ве­нир­ных ла­вок.

Не нефтью еди­ной

Ар­хи­тек­тур­ный об­лик го­ро­дов и ка­че­ство до­рог – это то­же эле­мент куль­ту­ры, как и на­ли­чие ка­на­ли­за­ции. И чи­сто­та на ули­цах. А с этим в Ба­ку пол­ный по­ря­док. Да­же за­бо­ры вос­хи­ща­ют!

Едем с Уму­дом Мир­зо­е­вым, пре­зи­ден­том фон­да Евра­зия, в Га­ба­лин­ский рай­он. Спра­ва и сле­ва не­боль­шие по­сёл­ки с мас­си­ва­ми част­ных до­мов. За­бо­ры ка­мен­ные или ме­тал­ли­че­ские. Не знаю, мо­жет быть, под пи­сто­ле­том за­ста­ви­ли вла­дель­цев участ­ков на­ве­сти по­ря- док, да­ли де­нег или сде­лал обу­строй­ство му­ни­ци­па­ли­тет? Семь­сот ки­ло­мет­ров про­еха­ли мы по Азер­бай­джа­ну и ни од­ной свал­ки, по­мой­ки…

Га­ба­лин­ский вы­со­ко­гор­ный ку­рорт на­чи­на­ет­ся с от­лич­ной подъ­езд­ной до­ро­ги и кас­кад­но­го вод­но­го буль­ва­ра, на ко­то­рый при­ят­но смот­реть с вы­со­ты пти­чье­го по­лё­та. Три сег­мен­та ка­нат­ной до­ро­ги со смот­ро­вы­ми пло­щад­ка­ми, пя­ти­звёз­доч­ным оте­лем, гор­ным се­ле­ни­ем. 10 ма­на­тов – и ты на вер­шине. При­драть­ся не к че­му, всё на пять ба­лов. За­про­ки­нув го­ло­ву, смот­рю, как кру­жат над уще­льем па­ра­п­ла­не­ри­сты, огла­шая окрест­но­сти ра­дост­ным кри­ком. Мож­но по­за­ви­до­вать их сме­ло­сти и на­халь­ству.

В го­ро­де Исма­ил­лы ука­за­тель на Ива­нов­ку. Очень при­ме­ча­тель­ное се­ло мест­ных мо­ло­кан (ду­хо­бо­ров), они про­жи­ва­ют здесь 200 лет в ми­ре и со­гла­сии с мест­ным на­се­ле­ни­ем, по­то­му что не во­ру­ют, не едят сви­ни­ну и кол­ба­су, за­по­ве­ди чтут и, как ни стран­но, со­хра­ни­ли кол­хоз, клуб, шко­лу. «Ду­хов­ное хри­сти­ан­ство» в том, что мо­ло­кане от­ри­ца­ют об­ря­ды и цер­ков­ные по­ста­нов­ле­ния, как и боль­шин­ство дру­гих про­те­стан­тов. В мо­лит­вах и при ис­пол­не­нии ре­ли­ги­оз­ных треб они не при­бе­га­ют к внеш­ним ат­ри­бу­там, не при­зна­ют свя­тых мест, цер­ков­ной иерар­хии, свя­щен­ства. Они да­же не ста­вят све­чей пе­ред ико­на­ми, ко­то­рых во­все не име­ют. Мо­лит­вен­ные до­ма у них без укра­ше­ний и ко­ло­ко­лен. При Иване Гроз­ном та­ких ве­ро­от­ступ­ни­ков каз­ни­ли. Да и поз­же вся­че­ски при­тес­ня­ли. Вот и раз­бре­лись они кто ку­да.

Три ты­ся­чи че­ло­век, са­мая круп­ная об­щи­на в ми­ре, со­хра­нив­шая язык и ве­ру свою. У об­щи­ны име­ет­ся свой вин­ный бренд «Ива­нов­ка», ко­то- рый вполне мо­жет со­пер­ни­чать с гру­зин­ским ви­ном. Бу­тыл­ка та­ко­го за­ме­ча­тель­но­го экс­клю­зив­но­го ви­на сто­ит шесть ма­нат, или 220 руб­лей. В это рус­ское се­ло не раз при­ез­жал пре­зи­дент Азер­бай­джа­на, от­кли­кал­ся на прось­бы мо­ло­кан. Как и всем сель­ским жи­те­лям, им жи­вёт­ся непро­сто: мо­ло­ко у них за­ку­па­ют по пять руб­лей, а бу­тыл­ка га­зи­ров­ки сто­ит де­сять, да и осталь­ные то­ва­ры по цене несрав­ни­мы с сель­хоз­про­дук­ци­ей. Как и в Рос­сии. Вот толь­ко со­ляр­ка в Азер­бай­джане по­че­му-то де­шев­ле в два ра­за да­же на «ЛУКОЙЛе»!

В Ба­ку на пло­ща­ди пе­ред двор­цом вод­ных ви­дов спор­та сто­ит од­на из пер­вых ка­ча­лок, эта­кий му­зей под от­кры­тым небом, ноу-хау XIX ве­ка. Здесь чтут па­мять рус­ских ин­же­не­ров, при­ло­жив­ших к это­му свои моз­ги и ру­ки. По­чи­та­ют ака­де­ми­ка Мен­де­ле­е­ва, пред­ло­жив­ше­го спо­соб по­лу­че­ния топ­ли­ва из сы­рой неф­ти. В скве­ре – па­мят­ник Пуш­ки­ну и све­жие гвоз­ди­ки у по­ста­мен­та, ули­ца Лер­мон­то­ва, а гид непре­мен­но на­пом­нит о том, как тут при­ве­ча­ли Есе­ни­на. Здесь пом­нят, что прах по­эта Ни­за­ми пе­ре­нёс на эту зем­лю и за­хо­ро­нил Гри­бо­едов.

Я об­ко­пал па­ру ку­стов чай­ных роз ря­дом с мав­зо­ле­ем Ни­за­ми, по­го­во­рил с са­дов- ни­ком, ко­то­рый пять лет про­жил в Улья­нов­ске, ра­бо­тал на ав­то­за­во­де и, по­хо­же, ис­кренне об­ра­до­вал­ся об­ще­нию, звал в го­сти. Но наш путь с Уму­дом Мир­зо­е­вым ле­жал в Гян­джу, быв­ший Ки­ро­во­бад, где про­ис­хо­ди­ла ме­ж­эт­ни­че­ская рез­ня. На подъ­ез­де к го­ро­ду ве­ре­ни­ца мно­го­этаж­ных до­мов, по­стро­ен­ных для бе­жен­цев из На­гор­но­го Ка­ра­ба­ха. Трид­цать лет тя­нет­ся кон­фликт двух со­сед­них на­ро­дов, то за­ту­хая, то вспы­хи­вая вновь.

Се­год­ня Гян­джа – «го­род со­кро­вищ», вполне оправ­ды­ва­ет своё на­зва­ние. Уют­ный, очень сим­па­тич­ный, где нет бе­тон­ных гро­мад из стек­ла и бе­то­на, но есть ве­ли­ко­леп­ней­ший парк Хан Ба­гы, за­ло­жен­ный в XVIII ве­ке, ан­самбль зда­ний шей­ха Ба­хед­ди­на, усы­паль­ни­ца Джа­вад Ха­на, ко­то­рый по­гиб вме­сте с сы­ном, от­ра­жая штурм рус­ских войск. Есть храм Алек­сандра Нев­ско­го с непо­вто­ри­мы­ми во­сточ­но­ази­ат­ски­ми мо­ти­ва­ми в де­ко­ре. Ме­ня осо­бен­но уди­вил га­зет­ный ки­оск в Гян­дже, сп­лошь за­став­лен­ный жур­на­ла­ми на рус­ском язы­ке… Ря­дом с Гян­джей зна­ме­ни­тый наф­та­ла­но­вый са­на­то­рий с му­зе­ем остав­лен­ных за нена­доб­но­стью по­сле ле­че­ния ко­сты­лей и тро­стей.

– В Азер­бай­джане бо­лее ста ты­сяч рус­ских, а в Ар­ме­нии и де­ся­ти не на­бе­рёт­ся. Но по­че­му Рос­сия-то от­вер­ну­лась от Азер­бай­джа­на? – спра­ши­ва­ет Умуд Мир­зо­ев с ис­крен­ним недо­уме­ни­ем. Он ро­дом из На­гор­но­го Ка­ра­ба­ха, эта те­ма для него боль­нее боль­но­го.

А мне нече­го от­ве­тить то­ва­ри­щу. Мне, жив­ше­му сре­ди та­тар, при­ят­но оку­нуть­ся в мест­ную речь с бес­ко­неч­ны­ми «як­ши, са­ол, са­лам…». Вс­плы­ва­ют за­бы­тые тюрк­ские сло­ва. Я до­го­во­рюсь хоть с чук­чей, хоть с бе­ду­и­ном, и не по­ни­маю, по­че­му по­ли­ти­ки нас де­лят на «чи­стых и нечи­стых», страв­ли­ва­ют меж­ду со­бой?

Раз­ли­вая за­ме­ча­тель­ный бай­хо­вый чай из На­хи­че­ва­ни в по­да­рен­ные хру­сталь­ные ар­му­ды, бу­дем де­лить­ся впе­чат­ле­ни­я­ми о необыч­ной по­езд­ке в Азер­бай­джан и ра­до­вать­ся за на­ших дру­зей.

Исто­рия и со­вре­мен­ность мо­гут и не кон­флик­то­вать

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.