В вос­по­ми­на­ньях осты­ва­ет ле­то...

Literaturnaya Gazeta - - БИБЛИОСФЕРА - На­деж­да Ось­ми­ни­на

В от­кры­ва­ю­щем сбор­ник сти­хо­тво­ре­нии «Моя ро­до­слов­ная» А. Вол­лис де­лит­ся с чи­та­те­лем прон­зи­тель­ной се­мей­ной ис­то­ри­ей, в ко­то­рой ми­сти­че­ски сов­па­да­ют две да­ты-ве­хи: день рас­стре­ла по при­го­во­ру Лу­бян­ки де­да и день рож­де­ния ав­то­ра. Из этой ис­то­рии и про­из­рас­та­ют кор­ни осо­бо­го ав­тор­ско­го ми­ро­вос­при­я­тия, от­ра­жён­но­го в на­зва­нии сбор­ни­ка – «Со­зер­ца­ние». Из неё же вы­рас­та­ют вет­вя­щи­е­ся раз­но­об­раз­ны­ми те­ма­ми «со­зву­чья смыс­лов». Так, в сти­хо­тво­ре­нии «Ге­ний Чи­жев­ско­го», про­дол­жая те­му «ре­во­лю­ций и войн», их ка­та­стро­фи­че­ских по­след­ствий, А. Вол­лис под­чёр­ки­ва­ет тес­ную связь меж­ду кос­ми­че­ски­ми и зем­ны­ми за­ко­на­ми: «Бу­ри Солн­ца про­ту­бе­ран­цы // от­зы­ва­ют­ся эхом Зем­ли». «Боль­шой взрыв», «Моя Все­лен­ная», «Оди­но­кая звез­да», «Иг­ры Кос­мо­са», «Све­ти­ло»… – на­зва­ния сти­хов крас­но­ре­чи­во сви­де­тель­ству­ют о ми­ро­воз­зрен­че­ской на­прав­лен­но­сти ав­то­ра. И как тут не вспом­нить сло­ва Ан­то­на Дель­ви­га о по­э­зии: «…чем бли­же к небу, тем хо­лод­нее». Дей­стви­тель­но, в этих вы­со­тах хо­лод­но и, по при­зна­нию ав­то­ра: «Та­кая пу­сто­та пе­ред гла­за­ми!» По­че­му, от­че­го? Мо­жет быть, от­вет в этом при­зна­нии? Са­ма се­бя не узнаю.

Но знаю точ­но по при­ме­там, что в хлад­но­кров­ную змею ду­ша дав­но пе­ре­оде­та.

Так сто­ит ли ждать чи­та­те­лю от сти­хов А. Вол­лис теп­ла, жа­ра ду­ши? Или хо­лод – есте­ствен­ное со­сто­я­ние ли­ри­че­ской ге­ро­и­ни? Ду­ма­ет­ся, не сто­ит, а вот при­бли­жа­ю­щей­ся к теп­лу про­хла­ды – да, и та­кая тем­пе­ра­ту­ра ду­ши по­чти по­сто­ян­на.

И дни те­кут, пе­ре­ли­ва­ясь на солн­це ра­ду­гою цве­та. Лишь од­но­му я удив­ля­юсь, что вот уже ма­куш­ка ле­та.

Дни не спе­шат. Неде­ли мчат­ся. Стре­лою го­ды про­ле­та­ют. А ле­то, не успев на­чать­ся, В вос­по­ми­на­ньях осты­ва­ет…

В по­доб­ных сти­хах ав­тор рас­кры­ва­ет­ся как тон­кий ли­рик, стре­мя­щий­ся «услы­шать гар­мо­нию ми­ра, из ха­о­са вы­сечь по­ря­док», ко­то­рый воз­мо­жен в един­стве при­ро­ды и че­ло­ве­ка. Че­ло­ве­ка нерав­но­душ­но­го, пыт­ли­во­го, обре­ме­нён­но­го веч­ны­ми во­про­са­ми – что есть ис­ти­на, судь­ба, сво­бо­да. С эти­ми те­ма­ми ав­тор не рас­ста­ёт­ся на про­тя­же­нии все­го сбор­ни­ка:

В борь­бе сти­хий, где «звук и па­у­за», «судь­ба и рок», «моль­ба-от­ча­я­нье», мне Ле­та ви­де­лась то Яу­зой, то вод­ной ши­рью без на­зва­ния.

А ску­пость на сти­хи лю­бов­ной ли­ри­ки – ско­рее все­го, осо­знан­ное вы­тес­не­ние те­мы люб­ви из ми­ра ли­ри­че­ской ге­ро­и­ни, ведь «лю­бовь как род осо­бо­го неду­га // срод­ни бы­ва­ет лю­то­му нена­стью». По­это- му ав­то­ру бли­же и до­ро­же друж­ба. А. Вол­лис пе­ре­во­дит Вер­ле­на, Рем­бо, Элю­а­ра и дру­гих фран­цуз­ских по­этов так, слов­но дав­но с ни­ми друж­на и ни­ко­гда не рас­ста­ва­лась, – и в этом за­клю­че­на бла­го­род­ная дань друж­бе, из ко­то­рой рож­да­ют­ся по­ми­мо точ­ных ав­тор­ских пе­ре­во­дов ещё и по­э­ти­че­ские ва­ри­а­ции. Убеж­дён­ность в том, что «для ду­ши зем­ной опо­рой // од­но лишь Сло­во мо­жет стать» под­креп­ле­на осо­бым вни­ма­ни­ем к те­мам пи­са­тель­ско­го ре­мес­ла, ко­то­ро­му по­свя­ще­ны сти­хи о рит­ме, риф­ме, зву­ко­пи­си, смыс­лах и да­же от­дель­ное сти­хо­тво­ре­ние «О ху­до­же­ствен­ном тек­сте».

В сво­ём сбор­ни­ке А. Вол­лис сно­ва и сно­ва стал­ки­ва­ет чи­та­те­ля с неиз­беж­ной пу­сто­той «транс­цен­дент­ной без­дны», но в ито­ге при­во­дит его к све­ту: «И, в пу­сто­те дой­дя до дна, // всплы­ва­ешь к све­ту…». И это глав­ное. Воз­мож­но, имен­но со­зер­ца­тель­но от­стра­нён­ный взгляд на мир не поз­во­лил ав­то­ру на­звать сбор­ник кни­гой, под­ра­зу­ме­ва­ю­щей един­ство за­мыс­ла. И всё-та­ки за­мы­сел оче­ви­ден, оче­вид­но и раз­ви­тие сю­же­та: дет­ство, по­сти­же­ние кра­со­ты, тя­жё­лые по­те­ри, пе­ре­клич­ки го­ро­дов и мест­но­стей, ис­кус­ства и фи­ло­со­фии… Созна­тель­но ли А. Вол­лис от­ка­за­лась от кон­цеп­ции кни­ги? Во­прос не празд­ный, ина­че вдруг чи­та­тель вос­при­мет за­вер­ша­ю­щее сти­хо­тво­ре­ние «Ка­пи­тан аб­сур­да» А. Бос­ке (ав­тор­ский пе­ре­вод), как точ­ку в кон­це смыс­лов? И то­гда «пу­сто­та» и «аб­сурд» со­мкнут­ся, че­го не хо­те­лось бы. Луч­ше уж сбор­ник, ко­то­рый мож­но на­чать чи­тать с лю­бой стра­ни­цы, «что­бы дей­стви­тель­ность скра­сить фан­та­зи­ей мыс­ли».

А. Вол­лис. Со­зер­ца­ние.Сбор­ник сти­хов. – М.: ИТДГК «Гно­зис»,2018. – 296 с.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.