Во­про­сы оста­ют­ся

Literaturnaya Gazeta - - ЛИТЕРАТУРА -

Чув­ству­ет­ся, что Ан­дрей Ру­да­лёв ис­кренне увле­чён из­бран­ной те­мой, ко­то­рая, ве­ро­ят­но, ста­нет ес­ли не глав­ным де­лом его жиз­ни, то зай­мёт в ней цен­траль­ное ме­сто. Вид­но, что он с боль­шим по­чте­ни­ем и ду­шев­ной при­яз­нью от­но­сит­ся к сво­им ге­ро­ям, что мож­но толь­ко при­вет­ство­вать. За­ме­ча­тель­но, ко­гда кри­тик ра­бо­та­ет с ма­те­ри­а­лом не бес­страст­но, а с жи­во­стью и теп­ло­той. Жаль толь­ко, что ува­же­ние при­во­дит к то­му, что ав­тор по­рой смот­рит на пи­са­те­лей сни­зу вверх, как бы при­под­ни­ма­ясь на цы­поч­ки.

Речь не о том, что кри­тик впа­да­ет в чрез­мер­ную ком­пли­мен­тар­ность; он не скры­ва­ет, в част­но­сти, что его лю­би­мые про­за­и­ки неред­ко по­па­да­ют под пе­ре­крёст­ный огонь со­вре­мен­ной кри­ти­ки. Рас­ска­зы­вая об от­но­ше­ни­ях оп­по­нен­тов За­ха­ра При­ле­пи­на, он обиль­но ци­ти­ру­ет нели­це­при­ят­ные от­зы­вы о его со­чи­не­ни­ях, не ста­ра­ясь при­укра­сить его порт­рет.

Вопрос, ко­то­рый ви­та­ет в воз­ду­хе: что по­слу­жи­ло при­чи­ной то­го, что ана­ли­зи­ру­е­мые здесь писатели при­об­ре­ли у на­шей чи­та­тель­ской ауди­то­рии ши­ро­кую из­вест­ность? А ведь до­стичь это­го прак­ти­че­ски не уда­лось не ме­нее ода­рён­ным пред­ста­ви­те­лям преды­ду­щей ли­те­ра­тур­ной ге­не­ра­ции. Мно­гие из них (В. Ба­ца­лёв, Ю. Доб­рос­ко­кин, П. Па­ла­мар­чук, Н. Ши­пи­лов и др.) ушли из жиз­ни, не от­хлеб­нув глот­ка славы. Да­же Па­ла­мар­чук, со­зда­тель мо­ну­мен­таль­но­го сбор­ни­ка «Со­рок со­ро­ков», не по­лу­чил ши­ро­ко­го при­зна­ния.

Ны­неш­ние ли­де­ры сво­е­го по­ко­ле­ния, что на­зы­ва­ет­ся, про­би­лись. Так что же по­мог­ло им про­ло­мить лёд кри­ти­че­ско­го рав­но­ду­шия и чи­та­тель­ской хо­лод­но­сти? Мас­штаб ли­те­ра­тур­но­го да­ро­ва­ния или уме­ние правильно вы­стро­ить пи­са­тель- скую стра­те­гию, свое­об­раз­ная лов­кость, необ­хо­ди­мая при штур­ме вы­сот славы? А. Ру­да­лёв пы­та­ет­ся сфор­му­ли­ро­вать от­вет на дан­ный вопрос, но это уда­ёт­ся не до кон­ца. По­рой ана­ли­ти­че­ский скаль­пель в его ру­ках пре­вра­ща­ет­ся в игол­ку с нит­кой, на ко­то­рую на­ни­зы­ва­ют­ся от­зы­вы дру­гих спе­ци­а­ли­стов. Кри­тик ком­мен­ти­ру­ет эти суж­де­ния, но всё рав­но текст при­об­ре­та­ет ха­рак­тер дай­дже­ста, поды­то­жи­ва­ю­ще­го чу­жие мне­ния, но не да­ю­ще­го от­ве­та на важ­ные во­про­сы. Оче­вид­но, со вре­ме­нем Ру­да­лёв ещё вер­нёт­ся к на­ча­то­му раз­го­во­ру, ко­то­рый сле­ду­ет ве­сти не вы­со­ко­пар­но, а ана­ли­тич­но.

На­зва­ние кни­ги, по соб­ствен­но­му при­зна­нию ав­то­ра, за­им­ство­ва­но им у Рю­ри­ка Ив­не­ва, ко­то­рый в 1921 го­ду так оза­гла­вил сбор­ник эс­се, по­свя­щён­ных дру­зьям-има­жи­ни­стам: Есе­ни­ну, Ку­си­ко­ву, Ма­ри­ен­го­фу и Шер­ше­не­ви­чу. Этот ход под­ска­зал При­ле­пин, как и са­му идею кни­ги.

Неко­то­рой ла­ку­ной ру­да­лёв­ско­го сбор­ни­ка сле­ду­ет на­звать та­к­же его рас­суж­де­ния о но­вом ре­а­лиз­ме без ка­ко­го-ли­бо упо­ми­на­ния о том, на ка­ком ме­то­до­ло­ги­че­ском фун­да­мен­те (на пу­стом ме­сте мо­жет вско­чить раз­ве что прыщ) воз­ни­ка­ло это ли­те­ра­тур­ное на­прав­ле­ние: да­же не упо­мя­нут ряд кон­фе­рен­ций и круг­лых сто­лов, в ко­то­рых участ­во­ва­ли та­кие ав­то­ри­тет­ные лю­ди, как Лео­нид Бо­ро­дин, Ве­ра Га­лак­ти­о­но­ва, Вла­ди­мир Гу­сев, Ана­то­лий Ким, Юрий Мамле­ев, Алек­сандр Му­ляр­чик, Пётр Па­ли­ев­ский и др. Вы­сту­па­ли там и Сен­чин с Шар­гу­но­вым. В хо­де тех встреч бы­ло сфор­му­ли­ро­ва­но и пред­ло­же­но для об­суж­де­ния нема­ло су­ще­ствен­но­го. Впро­чем, у Ан­дрея Ру­да­лё­ва ещё есть воз­мож­ность вос­пол­нить этот про­бел.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.