Что сня­ла Ми­хал­ко­ва?

Мо­ло­дой ре­жис­сёр сня­ла фильм для ду­ма­ю­щих со­вре­мен­ных лю­дей

Literaturnaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Та­тья­на Со­ко­ло­ва

Дис­кус­сия о филь­ме-де­бю­те мо­ло­до­го ре­жис­сё­ра.

Не­на­висть к кла­ну Ми­хал­ко­вых – это то, что со­про­вож­да­ет раз­ны­ми по мас­шта­бу всплес­ка­ми лю­бое куль­тур­ное со­бы­тие, в ко­то­ром при­ни­ма­ют уча­стие его пред­ста­ви­те­ли. А я, при­зна­юсь, люб­лю их всех, на­чи­ная с Сер­гея Вла­ди­ми­ро­ви­ча. Люб­лю и Ни­ки­ту Сер­ге­е­ви­ча, и его де­во­чек.

Ан­ну пом­ню с дав­них пор – впер­вые она страш­но ме­ня рас­тро­га­ла в за­ме­ча­тель­ном до­ку­мен­таль­ном про­ек­те от­ца, сни­мав­шем­ся 12 лет, «Ан­на. От 6 до 18». А те­перь это из­вест­ная ак­три­са, недав­но по­тря­са­ю­ще сы­гра­ла глав­ную роль в па­ра­док­саль­ном се­ри­а­ле «Обыч­ная жен­щи­на», в «Про­иг­ран­ном ме­сте» она пред­ста­ёт в об­ра­зе бе­ре­мен­ной да­мы из по­ли­ции. Пом­ню и На­деж­ду, ко­то­рая ко­гда-то ге­ни­аль­но сы­гра­ла доч­ку ге­роя в «Утом­лён­ных солн­цем». Соб­ствен­но, она не иг­ра­ла, а жи­ла, иг­рая с па­пой в увле­ка­тель­ней­шую иг­ру, ко­то­рая на­зы­ва­ет­ся ки­не­ма­то­гра­фом. И «до­иг­ра­лась» до «Оска­ра».

Те­перь она мо­ло­дая, но уже мно­го­опыт­ная ки­не­ма­то­гра­фист­ка – сы­гра­ла бо­лее чем в де­ся­ти филь­мах и се­ри­а­лах. И не толь­ко в лен­тах сво­е­го от­ца, но и у дру­гих ма­сти­тых ре­жис­сё­ров, у ко­то­рых то­же мож­но бы­ло мно­го­му на­учить­ся.

Что са­мое важ­ное в «Про­иг­ран­ном ме­сте»? Нач­нём с кон­ста­та­ции: со­вре­мен­ная мо­ло­дёжь на­шим ки­не­ма­то­гра­фом про­иг­ра­на – в от­сут­ствии оте­че­ствен­но­го дет­ско­го и юно­ше­ско­го ки­но она вы­рос­ла на про­дук­ции империи «Марвел» и гол­ли­вуд­ских ужа­сти­ках. Она не чи­та­ет книг, не зна­ет, что та­кое сти­хи. Вот рэп, да непре­мен­но с ма­тер­ком, – это дру­гое дело. У неё своя лек­си­ка, свои ме­мы. На­деж­да Ми­хал­ко­ва очень мо­ло­да, не так уж мно­го лет от­де­ля­ет её от ге­ро­ев филь­ма, и она раз­го­ва­ри­ва­ет с ни­ми на том язы­ке, ко­то­рый они по­ни­ма­ют.

Ком­па­ния ску­ча­ю­щих без­за­бот­ных стар­ше­класс­ни­ков в на­ча­ле филь­ма иг­ра­ет в бу­ты­лоч­ку на бе­ре­гу реч­ки у ко­стер­ка, а к кон­цу кар­ти­ны все эти ре­бя­та пре­об­ра­жа­ют­ся. Их за­тя­ги­ва­ет в страш­ную сказ­ку, или, ес­ли угод­но, страш­ный сон, но к фи­на­лу, прой­дя че­рез че­ре­ду кош­мар­ных ис­пы­та­ний, они сбра­сы­ва­ют мо­рок и как буд­то про­буж­да­ют­ся для взрос­лой, от­вет­ствен­ной жиз­ни. В ко­то­рой по­все­днев­ность пе­ре­ме­жа­ет­ся дра­ма­ми и тра­ге­ди­я­ми, лю­ди не про­сто рож­да­ют­ся и уми­ра­ют, а де­ла­ют это на тво­их гла­зах. На гла­зах зри­те­лей, по­на­ча­лу же­вав­ших поп­корн, а по­том за­быв­ших о нём. До тех, кто про­дол­жал же­вать, до­сту­чать­ся, ви­ди­мо, уже невоз­мож­но.

На­деж­да Ми­хал­ко­ва не ста­ла нас слиш­ком пу­гать штам­па­ми жан­ра. Ей важ­но, что про­ис­хо­дит с ре­аль­ны­ми людь­ми, её ге­ро­я­ми. Юные Ири­на Мар­ты­нен­ко (у этой де­воч­ки боль­шое бу­ду­щее!), Ни­ки­та Еле­нев, Ва­лен­ти­на Ля­ли­на, Алек­сей Мар­ты­нов и дру­гие, иг­рая школь­ни­ков, су­ме­ли пе­ре­дать слож­ней­ший про­цесс са­мо- опре­де­ле­ния че­ло­ве­ка. По­на­ча­лу са­мые обыч­ные ре­бят­ки, они впер­вые со­вер­ша­ют по­ступ­ки, ко­то­рые тре­бу­ют от них мужества. Праг­ма­ти­ки, да­же ци­ни­ки, они не верят ни в ка­кие сказ­ки, но и не укло­ня­ют­ся трус­ли­во от страш­ной ре­аль­но­сти. Бро­са­ют вы­зов та­ин­ствен­но­му зло­дею и в кон­це кон­цов по­беж­да­ют, «пой­мав его на жив­ца», про­пус­кая стра­да­ния жертв че­рез се­бя, свою ду­шу.

Это не фильм ужа­сов, а дра­ма взрос­ле­ния.

Стар­ше­класс­ни­ков за­тя­ну­ло в страш­ную сказ­ку

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.