Вир­ту­оз свар­ки

Олег Крав­цов ра­бо­та­ет с ти­та­ном фи­ли­гран­но, как хи­рург

Literaturnaya Gazeta - - НАШИ ДОСТИЖЕНИЯ - Бе­се­ду вёл Сер­гей Во­ло­дин Се­ве­ро­двинск–Москва

Чест­но го­во­ря, пе­ред ко­ман­ди­ров­кой на се­вер ни­ка­кой бе­се­ды с ра­бо­чим я не пла­ни­ро­вал. Нын­че вро­де как фор­мат «ЛГ». Но на за­во­де «Сев­маш», где, как из­вест­но, де­ла­ют на­ши атом­ные под­лод­ки, я по­бы­вал на участ­ке свар­ки в ат­мо­сфе­ре ар­го­на и был по­тря­сён уви­ден­ным. Это как на ви­део­кад­рах ра­бо­ты кос­мо­нав­тов в от­кры­том кос­мо­се. Свар­щи­ки ра­бо­та­ют в ска­фанд­рах, в со­вер­шен­но иной ат­мо­сфе­ре. Ва­рят ти­тан. И как ва­рят! Мне рас­ска­за­ли: спа­са­те­ли «Кур­ска» удив­ля­лись – ме­талл кор­пу­са лод­ки по­сле тра­ге­дии где-то разо­рва­ло, за­то в ме­стах свар­ки все швы бы­ли це­лё­хонь­ки. Так от­ме­ти­лись свар­щи­ки! При­смот­рев­шись, по­нял, что их дей­ствия, дви­же­ния столь фи­ли­гран­ны и в них столь­ко ин­ту­и­тив­но­го, как это бы­ва­ет у вир­ту­о­зов скрип­ки. Хо­тя есть что-то и от ма­ни­пу­ля­ций мик­ро­хи­рур­гов. За­хо­те­лось с та­ким ма­сте­ром по­зна­ко­мить­ся. Не всё же бе­се­до­вать с по­ли­ти­ка­ми, ис­то­ри­ка­ми, пи­са­те­ля­ми и ди­рек­то­ра­ми. И вот пе­ре­до мной Олег Крав­цов. Про­стой тру­же­ник. Хо­тя про­стой-то про­стой, но не про­стой.

– Зна­е­те, Олег, чест­но ска­жу, я вос­хи­щён тем, что и как вы де­ла­е­те. Ва­ри­те да­же в са­мых труд­но­до­ступ­ных ме­стах, ино­гда не на­пря­мую, а че­рез зер­ка­ло, что са­мо по се­бе неве­ро­ят­но. Как увлек­лись про­фес­си­ей?

– Отец до пен­сии ра­бо­тал на за­во­де всю жизнь – сбор­щи­ком. Я, как ко­рен­ной се­ве­ро­дви­нец и па­рень из ра­бо­чей се­мьи, по­шёл по­сле де­вя­то­го клас­са учить­ся сва­роч­но­му де­лу в ГПТУ, от­слу­жил ар­мию и при­шёл на «Сев­маш». Учил­ся я, прав­да, на руч­ную ду­го­вую свар­ку, в на­ро­де на­зы­ва­ет­ся «чёр­ная свар­ка», а попал на уча­сток, где на­до ва­рить ти­тан в сре­де ар­го­на. – А в чём раз­ни­ца?

Ар­гон – со­всем дру­гая спе­ци­фи­ка. Нуж­ны осо­бая ак­ку­рат­ность и точ­ность. Но тут кра­си­вее, чи­ще. Нет столь­ко ды­ма, как при свар­ке элек­тро­дом. На­пря­же­ния боль­ше, ко­неч­но. К ра­бо­те иной раз го­то­вишь­ся, как хи­рург к опе­ра­ции. – Го­во­ри­те – кра­си­вее. Это как?

Ну, швы фи­ли­гран­ные. Не срав­нить с руч­ной свар­кой. Мы до зер­каль­но­сти до­во­дим. – Тя­же­ло бы­ло пе­ре­учи­вать­ся? – Был бри­га­дир, учил азам. Осталь­ное всё от те­бя са­мо­го. Как в лю­бом де­ле. – Знаю, да­ле­ко не у всех по­лу­ча­ет­ся ра­бо­тать в ар­гоне.

– Не у всех. В чём слож­но­сти? Не знаю, как объ­яс­нить… Всё, ви­ди­мо, в ру­ках, их чут­ко­сти. И го­ло­вой на­до ду­мать, как луч­ше то или иное сты­ко­вое со­еди­не­ние ва­рить. Ти­тан под­да­ёт­ся, мо­жет, не слож­нее, чем сталь, но есть боль­шие осо­бен­но­сти в про­ва­ре, в об­ра­бот­ке внут­рен­ней сто­ро­ны шва. На ти­тане нель­зя, что­бы у швов бы­ла не глад­кой по­верх­ность, что­бы за­зуб­ри­ны, да­же мель­чай­шие (их «ёжи­ка­ми» зо­вём), оста­ва­лись. Всё долж­но быть иде­аль­но ров­но. Ни до­ли мил­ли­мет­ра от­ступ­ле­ния. – Но да­вай­те о свар­ке че­рез зер­ка­ло. Это за­чем? – Бы­ва­ет, что ме­сто свар­ки гла­за­ми не ви­дишь, ну, не за­гля­нуть. При­хо- дит­ся смот­реть в зер­ка­ло, что­бы за­ва­ри­вать. – И как не оши­бить­ся?

На­до всё вре­мя тре­ни­ро­вать­ся – это ведь свар­ка на­обо­рот. Гру­бо го­во­ря, про­бу­ешь что-то на­пи­сать в дру­гую сто­ро­ну, на ма­нер араб­ской вя­зи. И на тру­бу, как ме­сто свар­ки, ты смот­ришь буд­то на свой за­ты­лок в зер­ка­ло. Про­бо­ва­ли? Лег­ко всё раз­гля­деть? – И сколь­ко лет вы в про­фес­сии?

С 2000 го­да на «чёр­ной свар­ке» и с 2004-го на ар­гоне. Сей­час, чем но­вее лод­ки, тем ча­ще стал­ки­ва­ешь­ся с со­вер­шен­но необыч­ны­ми де­та­ля­ми, ко­то­рые на­до ва­рить. Есть и та­кое, че­му ни­ко­гда и ни­кто не учил. Про­бу­ешь, при­но­рав­ли­ва­ешь­ся – бы­ва­ет, не без оши­бо­чек. Эти опе­ра­ции при­хо­дит­ся са­мим «от и до» рас­счи­ты­вать, по­сколь­ку ни­кто раньше та­ко­го не де­лал. Мы тут как ис­пы­та­те­ли. Со­сре­до­то­чен­ным, впро­чем, на­до у нас быть все­гда. По­про­буй­те руч­кой на­ри­со­вать вот та­кой шов (по­ка­зы­ва­ет).

Нуж­ны очень точ­ные ко­ле­ба­тель­ные дви­же­ния – чем мень­ше де­таль, тем вы­ше на­пря­же­ние. Чем фи­ли­гра­нее, тонь­ше – тем слож­нее. Боль­шую тру­бу ва­рить – это дру­гое де­ло, мож­но ска­зать, про­сто тру­до­за­тра­ты. А у нас есть тру­боч­ки диа­мет­ром 10, есть 6 мил­ли­мет­ров – и на­до ва­рить…

– Вы вот про со­сре­до­то­чен­ность. Мо­жет, чи­та­е­те ка­кую-то ли­те­ра­ту­ру, до­пу­стим, по пси­хо­ло­гии?

– У нас та­кой ли­те­ра­ту­ры на за­во­де точ­но нету. На ра­бо­ту на­стра­и­ва­ешь­ся са­мо­сто­я­тель­но. – Зна­чит, нуж­ны при­род­ные ка­че­ства?

– Ду­маю, да. Ко­гда мно­го лет на­зад я по­па­дал в ска­фандре в ат­мо­сфе­ру ар­го­на, сер­деч­ко ёка­ло… ритм его силь­но уча­щал­ся. Че­рез ка­кое-то вре­мя всё ста­ло как на ав­то­ма­те. Прав­да, мно­гие не до­хо­дят до этой ста­дии, от­се­и­ва­ют­ся.

– Уточ­ню во­прос о ли­те­ра­ту­ре. Есть кни­ги по пси­хо­ана­ли­зу, изу­чая ко­то­рые мо­жешь об­ре­сти боль­ше уве­рен­но­сти. Осо­бен­но по­мо- га­ет лю­дям, ко­то­рые по жиз­ни не со­бран­ные…

– Я об этом не за­ду­мы­вал­ся. Но пря­мо ска­жу, чем-то по­хо­жим на йо­гу и всё та­кое мы тут точ­но не за­ни­ма­ем­ся. Не ме­ди­ти­ру­ем. Но я по­ни­маю, о чём вы. Есть что-то врож­дён­ное, что-то каж­до­му при­су­щее. На­до это уви­деть и раз­ви­вать. Бро­сать всё на пол­пу­ти, не до­во­дя до кон­ца – это не по мне. А во­об­ще, ес­ли нет же­ла­ния и во­ли, ни­ка­кие кни­ги не по­мо­гут.

– Го­во­рят, вас при­гла­ша­ют на вы­пол­не­ние осо­бо от­вет­ствен­ных опе­ра­ций.

– При­гла­ша­ют. Сна­ча­ла про­сишь: а мож­но по­смот­реть, по­нять, оце­нить, по­лу­чит­ся это во­об­ще или нет? Ча­сто бы­ва­ет, что ви­дишь: сто­про­цент­ной уве­рен­но­сти нет, но мож­но по­про­бо­вать. Бы­ва­ло и так, что сде­лать невоз­мож­но – ищут­ся дру­гие ре­ше­ния, в том чис­ле кон­струк­тор­ские. Вы­ход все­гда на­хо­дит­ся. И то­гда чув­ству­ешь: сде­лал что-то ин­те­рес­ное с ну­ле­вой от­мет­ки. По­том пе­ре­да­ёшь свой опыт. Не­дав­но к нам при­шли че­ты­ре но­вич­ка. Кон­крет­но на­зы­вать по име­нам не бу­ду – лю­бим­чи­ков нет. Но есть, кто да­ле­ко пой­дёт. – Ка­кие пред­по­сыл­ки?

– В первую оче­редь, ес­ли че­ло­век не лен­тяй. Вто­рое – уме­ет со­сре­до­та­чи­вать­ся. А даль­ше уже толь­ко под­прав­ля­ешь. Ра­ду­ешь­ся, ко­гда пошло. – Есть ли эпи­зод, ко­то­рый осо­бо за­пом­нил­ся?

– Осо­бых ку­рьё­зов не бы­ло. Вспо­ми­нать на­до… Од­на­жды по­тре­бо­ва­лось ва­рить меж­ду бор­том и ци­стер­ной, но сна­ча­ла сле­до­ва­ло про­полз­ти в уз­кую щель. Мне мож­но – ма­лень- кий, ху­день­кий. Про­со­чил­ся. При­ва­ри­вал уголь­ник – ва­рил меж­ду сво­их ног. Но мы бы­ли из­на­чаль­но так увле­че­ны, что за­бы­ли, что мне ещё вы­ле­зать об­рат­но. При­шлось вы­ре­зать уголь­ник, а по­том со­всем уж в нелов­ких по­ло­же­ни­ях вы­ва­ри­вал его сно­ва. По­лу­чи­лось. – Есть ли увле­че­ния вне ра­бо­ты?

– Как у всех. Се­мья, от­дых, де­рев­ня, ро­ди­те­ли. Спорт. Тем, чем в мо­ло­до­сти за­ни­мал­ся, – на то уже вре­ме­ни нет. Но мяч, лы­жи, конь­ки – это с детьми обязательно. У ме­ня две до­че­ри и сын, он стар­ший сре­ди них.

– Знаю, од­на из ва­ших двух се­стёр му­зы­ку в шко­ле пре­по­да­ёт. Не увлек­ла вас?

– На ги­та­ре немно­го иг­раю, на уровне дво­ра, как го­во­рит­ся. Ре­пер­ту­ар в ос­нов­ном ар­мей­ский. – С со­слу­жив­ца­ми есть связь?

Да, один друг с Оне­ги у ме­ня. Ещё один из Ка­ре­лии. Не­дав­но вКон­так­те до­ба­вил­ся со­слу­жи­вец из Пер­ми. Пе­ре­пи­сы­ва­ем­ся. – А что чи­та­е­те, ес­ли есть вре­мя?

Нра­вит­ся про ис­то­рию. Тай­ны ис­то­рии. Не­дав­но мы чи­та­ли про Пет­ра Пер­во­го. – Мы – это кто?

Кол­лек­тив наш. Чи­та­ем, об­суж­да­ем. Срав­ни­ва­ем, как бы­ло, что есть. Это по­лез­но. Вот Пётр Пер­вый. Яв­но неза­у­ряд­ная лич­ность. И хороший он, и пло­хой, как, ви­ди­мо, все го­су­да­ри и пра­ви­те­ли. Без кро­ви, на­вер­ное, ни од­но­го не бы­ло… Сей­час про Го­ду­но­ва се­ри­ал шёл. Не мог по­смот­реть. Ду­маю, в ин­тер­не­те всё же по­смот­рю. – А худ­лит?

(Сме­ёт­ся.) Ху­до­же­ствен­ная ли­те­ра­ту­ра в рам­ках дей­ству­ю­щей школь­ной про­грам­мы. Сей­час, мож­но ска­зать, сно­ва про­хо­жу ли­те­ра­ту­ру – с детьми. – Ес­ли бы не свар­щи­ком ста­ли, то кем?

– Мо­жет, лес бы увлёк. Или ра­бо­та по­ис­ко­вых от­ря­дов. Мо­жет, ис­то­рия… Дав­но со­би­раю ста­ту­эт­ки еги­пет­ских бо­гов – их у ме­ня уже око­ло пя­ти­де­ся­ти. С дет­ства ин­те­ре­со­вал Еги­пет, за­га­доч­ные пи­ра­ми­ды… Очень всё необыч­но. Сей­час и с детьми за­ни­ма­ем­ся. Ко­гда в шко­лу хо­дил, гео­гра­фия и ис­то­рия не увле­ка­ли, а сей­час, ес­ли бы об­рат­но в класс, изу­чал бы с удо­воль­стви­ем. – Что ка­са­ет­ся се­го­дняш­не­го дня…

– Не знаю... Рекла­ми­ро­вать на­ше­го пре­зи­ден­та не хо­те­лось бы, но с ним, по край­ней ме­ре, у нас на за­во­де по­яви­лась пер­спек­ти­ва на мно­гие го­ды впе­рёд, лю­дям ста­ло ин­те­рес­но жить и ра­бо­тать. И зна­ют, за что ра­бо­та­ют. За­ра­бот­ки у нас хо­ро­шие. И де­ло ин­те­рес­ное, на­ро­ду нуж­ное.

…На­до ска­зать, что бе­се­да с кор­ре­спон­ден­том Оле­гу Крав­цо­ву да­ва­лась, на­вер­ное, труд­нее, чем свар­ка в ще­ли меж­ду кор­пу­сом и ци­стер­ной. Ми­нут че­рез пять он уже вы­ти­рал со лба пот. Не сра­зу осво­ил­ся. Но ведь «лю­дей тру­да» не ба­лу­ют вни­ма­ни­ем ни жур­на­ли­сти­ка, ни ки­но, ни те­ле­ви­де­ние. А зря. Есть уди­ви­тель­ные сю­же­ты. Но под­ме­тить и яр­ко рас­крыть их со­всем нелег­ко. Нуж­но быть Па­га­ни­ни каж­до­му в сво­ём де­ле. Вот и нет по­ка но­вой ки­но­кар­ти­ны «Вы­со­та».

Со сто­ро­ны ка­жет­ся: за­жгли пред­но­во­год­ний бен­галь­ский огонь, но, нет, – это свар­ка в ат­мо­сфе­ре ар­го­на (фото ввер­ху). И ею в со­вер­шен­стве вла­де­ет Олег Крав­цов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.