жан­на ба­до­е­ва

«Муж так уме­ет сгла­жи­вать си­ту­а­ции, что не да­ет мне по­кри­чать»

MK-Bulvar - - Первая Страница - Ин­тер­вью: Улья­на КАЛАШНИКОВА

— Жан­на, вы сно­ва те­ле­пу­те­ше­ствен­ни­ца, и на этот раз по Рос­сии. Не жа­ле­е­те, что со­гла­си­лись вер­нуть­ся в «Орел и реш­ку»?

— Ни­чуть. Я не за­хо­те­ла упус­кать та­кой шанс, по­то­му что у ме­ня дру­гой воз­мож­но­сти за­ехать в Яку­тию, на­при­мер, не бу­дет (улы­ба­ет­ся). Хо­тя без ку­рье­зов, ко­неч­но, не об­хо­дит­ся. На­при­мер, при всей мо­ей люб­ви к чер­ной ик­ре я ре­ши­ла для се­бя за­крыть эту те­му. По край­ней ме­ре на бли­жай­шее вре­мя, по­то­му что в та­ких ко­ли­че­ствах я ее еще не ела! Ни­ко­гда не ду­ма­ла, что ска­жу это. Но так по­лу­чи­лось: на съем­ках в Астра­ха­ни на­елась и до­мой при­вез­ла. По­ку­па­ла, ко­неч­но, го­раз­до де­шев­ле, чем где-ли­бо в дру­гом ме­сте, по­это­му смог­ла при­об­ре­сти мно­го. В Ита­лии чер­ной ик­ры нет да­же в ре­сто­ра­нах мо­ре­про­дук­тов. И как вы­яс­ни­лось, ита­льян­цы и до­ма ее не едят. И что­бы ик­ра не ис­пор­ти­лась, мне при­шлось в пря­мом смыс­ле ею да­вить­ся, что­бы съесть, по­то­му что в се­мье у нас ни­кто ее не ест.

— Слы­ша­ла, что зна­ком­ство с Вла­ди­во­сто­ком для вас то­же ста­ло весьма за­по­ми­на­ю­щим­ся...

— Да, я там ис­про­бо­ва­ла на се­бе дрифт-так­си. Это ко­гда ты си­дишь ря­дом с во­ди­те­лем, и он дриф­ту­ет, раз­во­ра­чи­ва­ясь на огром­ной ско­ро­сти. Я от страха за­кры­ва­ла гла­за, сжи­ма­ла все руч­ки в ав­то­мо­би­ле — так, что у ме­ня ру­ки за­тек­ли. И гла­за от­кры­ла толь­ко ко­гда мы оста­но­ви­лись. Я, чест­но го­во­ря, не уло­ви­ла кай­фа, это очень страш­но!

— В пу­те­ше­стви­ях ча­сто при­хо­дит­ся про­бо­вать мест­ную еду. И не все­гда она ди­е­ти­че­ская. Как вы справ­ля­е­тесь с этой про­бле­мой?

— Гастро­но­ми­че­ский ту­ризм — это мое. Я очень люб­лю про­бо­вать блю­да раз­ных стран, срав­ни­вать, на­хо­дить что-то но­вое для се­бя. Я не ем жир­ную пи­щу, но люб­лю де­сер­ты. И у ме­ня не на­чи­на­ет­ся па­ни­ка, ес­ли я по­пра­ви­лась. Пе­ре­жи­ваю, ко­гда не мо­гу влезть в свое лю­би­мое пла­тье — толь­ко это мо­жет ме­ня за­ста­вить по­уба­вить свой пыл.

— Не­од­но­крат­но мы на­блю­да­ли за му­че­ни­я­ми ве­ду­щих, ко­то­рым при­хо­ди­лось есть спе­ци­фи­че­ские «де­ли­ка­те­сы». Ка­кие вам до­ве­лось по­про­бо­вать?

— До сих пор не за­бы­ла, как нуж­но бы­ло есть в Пе­ру за­пе­чен­ную мор­скую свин­ку: с лап­ка­ми, глаз- ка­ми, уш­ка­ми и зуб­ка­ми. При­чем в тот мо­мент ме­ня сын как раз про­сил ку­пить мор­скую свин­ку. И я, по-мо­е­му, не смог­ла ее съесть. А во Вьет­на­ме я долж­на бы­ла по­про­бо­вать змею. Но в при­го­тов­лен­ном ви­де она не страш­ная, а вот то, что ее на мо­их гла­зах уби­ва­ли, до­ста­ва­ли серд­це, ка­па­ли кровь в рюм­ку, и я долж­на бы­ла ее вы­пить и серд­цем за­есть, — это, ко­неч­но, был ад­ский ад. Я чуть с ума не со­шла, но серд­це так и не смог­ла съесть.

И змея мне, кста­ти, не очень по­нра­ви­лась. Она бы­ла как ре­зи­но­вая ку­ри­ца. То же са­мое мо­гу ска­зать про ля­гу­ша­чьи лап­ки. Их я ела два ра­за, и оба ра­за они ме­ня не впе­чат­ли­ли. И кро­ко­ди­ла я ела — и это то­же бы­ло как жест­кая ку­ри­ца.

— А на­се­ко­мых при­хо­ди­лось про­бо­вать?

— Ес­ли чест­но, то по­про­бо­вать их не смог­ла. Их про­да­ют в ку­леч­ках, вро­де тех, ку­да ба­буш­ки рань­ше се­меч­ки на­сы­па­ли. Смот­ришь — а они с лап­ка­ми, уси­ка­ми... Хо­тя по­ни­ма­ешь, что для кад­ра бы­ло бы здо­ро­во. Но вот в Ита­лии есть мой лю­би­мый ре­сто­ран, где фир­мен­ное блю­до — ма­лень­кие кра­би­ки с пан­ци­рем в мас­ле. И ты ешь их пол­но­стью, они мяг­кие. Вкус­нее это­го я ни­че­го не про­бо­ва­ла. Да и ма­лень­кий кра­бик эс­те­тич­нее вы­гля­дит.

— Вы бы­ли ве­ду­щей еще и в про­грам­ме «Бит­ва са­ло­нов». На­вер­ное, узна­ли мно­го но­во­го об ин­ду­стрии красоты?

— Там я впер­вые услы­ша­ла о том, что есть про­це­ду­ра под на­зва­ни­ем «ван­на из пи­ва». И сей­час, ко­гда я бы­ла в Ка­ли­нин­гра­де на съем­ках «Ор­ла и реш­ки», мне удалось по­пасть в са­лон, где я на се­бе по­про­бо­ва­ла, что та­кое пив­ная ван­на. Чу­дес­ная про­це­ду­ра — ко­жа дей­стви­тель­но бы­ла мяг­кая, бар­хат­ная. И по­том еще мне де­ла­ли обер­ты­ва­ние из пив­но­го жмы­ха. Дро­ж­жи очень пи­та­ют ко­жу.

— Ваш непро­стой гра­фик, на­вер­ное, раз­дра­жа­ет до­мо­чад­цев?

— Де­ти при­вык­ли, хо­тя ко­гда бы­ли ма­лень­кие, тя­же­лее пе­ре­но­си­ли мои разъ­ез­ды. А муж знал, на ком же­нит­ся. Он ум­ный че­ло­век, по­ни­ма­ет, что за­пре­тить это нель­зя, это моя жизнь, мой ритм, от это­го я и счаст­ли­ва. Но мы все вре­мя пе­ре­пи­сы­ва­ем­ся. Па­ру раз муж со мной ез­дил на съем­ки, но по­том ска­зал: да­вай са­ма... Но ес­ли я ему по­зво­ню и ска­жу, что он мне очень силь­но ну­жен, то в любую ми­ну­ту при­ле­тит под­дер­жать ме­ня. Но я по­ка его бе­ре­гу.

— Его работа, как я по­ни­маю, к ва­шей не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния?

— Во­об­ще ни­ка­ко­го. Он за­ни­ма­ет­ся мо­дой, они де­ла­ют обувь.

— На­вер­ное, су­пруг го­то­вит для вас ро­ман­ти­че­ские сюр­при­зы, ко­гда вы до­мой воз­вра­ща­е­тесь?

— Вся­кие сюр­при­зы с ле­пест­ка­ми роз и шам­пан­ским — это не для него. Он не очень ро­ман­тич­ный, но ди­ко за­бот­ли­вый, и его за­бо­ту я все­гда ощу­щаю на се­бе. Не бы­ло ни ра­зу, на­при­мер, что­бы он не встре­тил ме­ня в аэро­пор­ту. Все пять лет он ме­ня про­во­жа­ет и встре­ча­ет со съе­мок.

— Как вы по­зна­ко­ми­лись с бу­ду­щей вто­рой по­ло­вин­кой?

— В ком­па­нии дру­зей. То­гда я бы­ла за­му­жем, и па­ру лет Ва­ся про­сто от­прав­лял мне по­здра­ви­тель­ные sms, то с Рож­де­ством, то с Но­вым го­дом. Я ему от­ве­ча­ла «спа­си­бо». Это бы­ло обык­но­вен­ное зна­ком­ство, ко­то­рое ни к че­му не ве­ло. За это вре­мя я успе­ла раз­ве­стись. Пом­ню, при­е­ха­ла как-то из ко­ман­ди­ров­ки до­мой, бы­ли май­ские празд­ни­ки, ко­гда все из го­ро­да уез­жа­ют, и до­ма ни­ко­го. За­лез­ла в Ин­тер­нет, а там от него со­об­ще­ние: «При­вет, как де­ла?» И началась пе­ре­пис­ка, ко­то­рая дли­лась три дня. По­сле это­го он при­гла­сил ме­ня в Ве­не­цию. Что ме­ня то­гда спо­двиг­ло со­гла­сить­ся, не знаю. Это бы­ло един­ствен­ный раз в мо­ей жиз­ни, ко­гда я вста­ла, взя­ла сум­ку и по­еха­ла в аэро­порт, что­бы встре­тить­ся с незна­ко­мым, в прин­ци­пе, че­ло­ве­ком. Че­рез три ме­ся­ца мы по­же­ни­лись.

— У вас, на­вер­ное, бы­ла ве­се­лая сва­дьба?

— Ши­кар­ная! На ней бы­ли мы, де­ти, его ро­ди­те­ли. И со­ба­ки. Был ши­кар­ный обед в ре­сто­ране, по­сле че­го мы все по­шли в ки­но. Я пом­ню да­же на­зва­ние муль­ти­ка — «Пинг­ви­ны Ма­да­га­ска­ра».

— Вы счаст­ли­вая ма­ма дво­их де­тей. И ес­ли сын уже взрос­лый и са­мо­сто­я­тель­ный, то дочь Ло­ли­та, на­вер­ное, тре­бу­ет по­сто­ян­но­го вни­ма­ния. Чем она увле­ка­ет­ся?

— Я ви­жу в ней по­тен­ци­ал. Ло­ли­та хо­ро­шо ри­су­ет, хо­ди­ла в ху­до­же­ствен­ную шко­лу. Сей­час по­ме­ня­ла на те­ат­раль­ную сту­дию, за­ни­ма­ет­ся тан­ца­ми. Ей нра­вит­ся петь, она, как и все со­вре­мен­ные де­ти, прекрасно раз­би­ра­ет­ся в га­д­же­тах, де­ла­ет ка­кие-то ви­део по­тря­са­ю­щие: с му­зы­кой, на­ло­же­ни­ем, эф­фек­та­ми. Я по­ка та­кое сде­лаю — с ума сой­ду. В стар­шую шко­лу мы ее, на­вер­ное, от­да­дим с твор­че­ским укло­ном.

— Ита­лия — как раз то ме­сто, где мож­но за­ра­зить­ся шо­по­го­лиз­мом...

— Шо­пинг я обо­жаю, мо­гу по­тра­тить на него ку­чу вре­ме­ни, и это до­став­ля­ет мне огром­ное удо­воль­ствие.

— А еще у вас есть недо­стат­ки?

— Да, ко­неч­но. Я ле­ни­вая, вспыль­чи­вая, бо­юсь все­го и лиш­ний раз не риск­ну. Не ска­за­ла бы, что хо­чу из­ба­вить­ся от мо­их недо­стат­ков, но ино­гда жа­лею, что по­ле­ни­лась или вспы­ли­ла.

— То есть мо­же­те от ду­ши по­ру­гать­ся с му­жем?

— Муж так уме­ет сгла­жи­вать си­ту­а­ции, что не да­ет мне воз­мож­но­сти по­кри­чать. Я толь­ко нач­ну кон­флик­то­вать — а он со­гла­ша­ет­ся. Лишь от­ве­ча­ет: «Да, ку­кол­ка, хо­ро­шо». А ино­гда так хо­чет­ся по­орать, устро­ить скан­даль­чик. Ко­неч­но, ино­гда мы мо­жем по­ру­гать­ся, но боль­ше пя­ти ми­нут это не длит­ся. Са­мая страш­ная ссора в на­шей жиз­ни бы­ла по при­чине, ко­то­рую я не пом­ню. Но пом­ню, что муж ушел в пиц­це­рию. И я по­ду­ма­ла: не бу­ду зво­нить. Но по­том по­зво­ни­ла, он мне от­ве­тил. Я спу­сти­лась к нему, мы на­елись пиц­цы и за­бы­ли про этот кон­фликт (сме­ет­ся).

— Ну а что бы вы мог­ли при­чис­лить к ка­те­го­рии ва­ших до­сто­инств?

— Мо­гу ска­зать, что я на­деж­ная, не подво­жу сво­их лю­дей. Я не сплет­ни­чаю, хо­тя мой рот за­кры­ва­ет­ся толь­ко ко­гда сплю. А еще со мной ве­се­ло.

во вре­мя съе­мок эпи­зо­да «ор­ла и реш­ки» в ка­за­ни, жан­на не от­ка­зы­ва­ла се­бе в удо­воль­ствии по­про­бо­вать мест­ные сла­до­сти. По сло­вам те­ле­ве­ду­щей, лиш­ние ки­ло­грам­мы не вы­зы­ва­ют у нее па­ни­ки.

биз­нес­мен ва­си­лий мель­ни­чин — тре­тий су­пруг жан­ны. от преж­них бра­ков у те­ле­ве­ду­щей двое де­тей: сын бо­рис и дочь ло­ли­та (на фото).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.