ро­ман КУРЦЫН

о мы­шеч­ной мас­се и ак­тер­ской наг­ло­сти

MK-Bulvar - - Первая Страница - Ин­тер­вью: Улья­на КАЛАШНИКОВА

РО­МАН КУРЦЫН ОЧЕНЬ УБЕДИТЕЛЕН В РО­ЛИ ТРЕ­НЕ­РА В СЕ­РИ­А­ЛЕ «ФИТ­НЕС». КАК, ВПРО­ЧЕМ, И В ДРУ­ГИХ РО­ЛЯХ, КО­ТО­РЫЕ ОН СЫГ­РАЛ В СЕ­РИ­А­ЛЕ «КО­РАБЛЬ», ФИЛЬ­МАХ «КРЫМ», «СУПЕРБОБРОВЫ. НА­РОД­НЫЕ МСТИТЕЛИ», «Я ХУДЕЮ». «МК-БУЛЬ­ВАР» ВСТРЕ­ТИЛ­СЯ С РОМАНОМ И ОБСУДИЛ ОБ­МАН В КИ­НО, МЫ­ШЕЧ­НУЮ МАС­СУ И АК­ТЕР­СКУЮ НАГЛОСТЬ. — Ро­ман, лич­но я не уди­ви­лась, ко­гда уви­де­ла вас в ро­ли фит­нес-ин­струк­то­ра. На­вер­ное, и проб осо­бых не бы­ло?

— Ме­ня сра­зу при­гла­си­ли на глав­ную роль, и я был утвер­жден еще до то­го, как утвер­ди­ли осталь­ных ак­те­ров. Един­ствен­ное, че­го от ме­ня тре­бо­вал про­дю­сер, — что­бы я был в мак­си­маль­ной фи­зи­че­ской фор­ме, что­бы такого Кур­цы­на еще не видели на те­ле­ви­зи­он­ных экра­нах на­шей стра­ны. То есть про­си­ли, что­бы я, по су­ти, не вы­ле­зал из спорт­за­ла.

— Что вы и де­ла­ли?..

— Да, я на­чал го­то­вить­ся к это­му про­ек­ту за три ме­ся­ца до его на­ча­ла. И во вре­мя съе­мок, и до них си­дел на жест­кой ди­е­те и два ра­за в день хо­дил в спорт­зал. Тре­ни­ров­ки бы­ли раз­но­пла­но­вые. Это и ка­ра­те, и ак­ро­ба­ти­ка, и крос­с­фит, и тре­на­жер­ный зал, ка­чал­ка. По­то­му что мой ге­рой — фит­нес-тре­нер Олег — дол­жен про­фес­си­о­наль­но знать все ню­ан­сы. И мне са­мо­му при­шлось в эту те­му углу­бить­ся. Так что мо­гу за­явить со всей от­вет­ствен­но­стью, что я те­перь еще и хо­ро­ший тре­нер (улы­ба­ет­ся).

— Ес­ли го­во­рить о де­та­лях: сколь­ко ки­ло­грам­мов мы­шеч­ной мас­сы вы на­бра­ли для этих съе­мок?

— Мой вес все вре­мя 77 ки­ло­грам­мов при ро­сте 177. Я на­брал три ки­ло­грам­ма су­хой мы­шеч­ной мас­сы. Ре­бя­та, ко­то­рые го­то­вят­ся к со­рев­но­ва­ни­ям по бо­ди­бил­дин­гу, дер­жат­ся на ди­е­те в пол­то­ры ты­ся­чи ка­ло­рий все­го две неде­ли, а у ме­ня та­кая ди­е­та бы­ли це­лых че­ты­ре ме­ся­ца. По­то­му что спортс­ме­нам все­го

НА СЪЕМ­КАХ «ФИТНЕСА» Я ГО­ВО­РИЛ: «РЕ­БЯ­ТА, ЕС­ЛИ ЗАБУДУ ТЕКСТ — КО МНЕ НИ­КА­КИХ ПРЕ­ТЕН­ЗИЙ, ПО­ТО­МУ ЧТО Я ИГ­РАЮ РОЛЬ, Я ТУПОЙ КАЧОК»

один день вы­сту­пить, и даль­ше они мо­гут на­би­рать жи­ро­вую про­слой­ку и де­лать тол­стой ко­жу. А мне при­хо­ди­лось дер­жать­ся в од­ной фи­зи­че­ской фор­ме на про­тя­же­нии трех ме­ся­цев. Но оно то­го сто­и­ло. Я был до­во­лен сво­им те­лом на сто про­цен­тов, по­это­му не мо­гу ска­зать, что силь­но стра­дал. Хо­те­лось ино­гда слад­ко­го, но у ме­ня бы­ли ка­ки­е­то дни, ко­гда ешь все что хо­чет­ся. Мой ге­рой Олег в эти дни хо­тел бор­ща, а ме­ня тя­ну­ло на слад­кое и мо­ро­же­ное.

— Пы­та­юсь по­нять, как в та­кой гра­фик мож­но бы­ло уме­стить вре­мя на то, что­бы вы­учить текст...

— Призна­юсь, у ме­ня бы­ли про­бле­мы с тек­стом: у ме­ня па­рал­лель­но бы­ло 7 про­ек­тов, ма­ло спал. Но ино­гда при­хо­ди­лось го­во­рить боль­шие мо­но­ло­ги, в ко­то­рых я за­бы­вал текст. И у нас да­же бы­ли вве­де­ны штра­фы: за каж­дую ошиб­ку я от­жи­мал­ся по пят­на­дцать и бо­лее раз. С каж­дой ошиб­кой это чис­ло умно­жа­лось на два. Ко­гда до­хо­ди­ло до 150 от­жи­ма­ний за один дубль, то я го­во­рил: «Ре­бя­та, ес­ли забуду текст — ко мне ни­ка­ких пре­тен­зий, по­то­му что я иг­раю роль, я тупой качок» (сме­ет­ся).

— Ка­кой бы со­вет вы мог­ли дать тем, кто ре­шил при­об­ре­сти та­кую же фор­му, как у вас?

— Нуж­но слу­шать свое те­ло и во­об­ще жить в гар­мо­нии с са­мим со­бой. И ес­ли ты чув­ству­ешь се­бя гар­мо­нич­ным, бу­дучи тол­стым, те­бе кай­фо­во в этом со­сто­я­нии, зна­чит, про­дол­жай так де­лать. А ес­ли хо­чет­ся что-то по­ме­нять — де­лай это, ни­ко­го не слу­шая. Пре­жде все­го важ­на мо­ти­ва­ция. Са­мый силь­ный че­ло­век — это мо­ти­ви­ро­ван­ный че­ло­век: для про­фес­сии, или сво­ей де­вуш­ки, или се­бя са­мо­го пре­жде все­го.

— При­знай­тесь, у вас во­об­ще есть недо­стат­ки?

— Пол­но (сме­ет­ся). Но я их тща­тель­но скрываю. Об этом, на­вер­ное, луч­ше спро­сить у лю­дей, ко­то­рые со мной об­ща­ют­ся. Ну, на­вер­ное, наглость и са­мо­уве­рен­ность — мои недо­стат­ки. Хо­тя не знаю, мож­но ли их на­звать недо­стат­ка­ми или все-та­ки до­сто­ин­ства­ми? Мне, на­обо­рот, это все вре­мя по­мо­га­ло, хо­тя мне лю­ди со сто­ро­ны го­во­ри­ли: «Курцын, ты сей­час был та­кой наг­лый! За­чем? Ты зна­ешь, кто этот че­ло­век? Он ге­не­раль­ный про­дю­сер всех ге­не­раль­ных про­дю­се­ров! По­че­му ты так с ним раз­го­ва­ри­ва­ешь?» А это ра­бо­та­ет! Наглость и уве­рен­ность, мне ка­жет­ся, на­обо­рот, по­мо­га­ют. Глав­ное — ве­рить в са­мо­го се­бя и са­мо­му се­бе, то­гда дру­гие не по­сме­ют со­мне­вать­ся в те­бе. Ес­ли мне говорят, на­при­мер, что это не моя роль, я мо­гу так упе­реть­ся! Я при­ез­жал к про­дю­се­рам в офис, на­ста­и­вал, де­вять раз по­ка­зы­вал­ся, ме­ня вы­го­ня­ли, но я про­дол­жал: брил­ся

на­лы­со, пе­ре­оде­вал­ся в бом­жа, что только не де­лал, что­бы сыг­рать роль, ко­гда был на сто про­цен­тов в ней уве­рен.

— Съем­ки в се­ри­а­ле «Фит­нес» уже за­кон­че­ны. Сей­час вы поз­во­ля­е­те се­бе рас­сла­бить­ся и есть все что хо­ти­те?

— Сей­час у ме­ня дру­гая ис­то­рия. Я по­ху­дел на семь ки­ло­грам­мов, по­то­му что иг­раю рок-звез­ду, услов­но­го Кур­та Ко­бей­на, ес­ли бы он жил в Рос­сии, в пол­но­мет­раж­ном филь­ме ре­жис­се­ра Павла Ру­ми­но­ва. При­шлось слить всю мы­шеч­ную мас­су и стать та­ким ху­дым пар­нем с гитарой и ба­ра­ба­на­ми. Так пе­ре­жи­вал по это­му по­во­ду: я ведь столь­ко мя­са на­рас­тил для ро­ли фит­нес-тре­не­ра, пер­вый раз в жиз­ни был до­во­лен со­бой! Что ин­те­рес­но, для вто­ро­го се­зо­на се­ри­а­ла про фит­нес мне при­дет­ся сно­ва вер­нуть­ся к Оле­гу, ко­то­ро­го ви­де­ла вся стра­на.

— А ва­ше сво­бод­ное вре­мя вы то­же уде­ля­е­те лишь спор­тив­ным увле­че­ни­ям или есть в ва­шем спис­ке хоб­би что-то не свя­зан­ное с под­го­тов­кой к ро­ли?

— Нет, все 24 ча­са в сут­ки идет ли­бо подготовка к ро­ли, ли­бо ра­бо­та над сле­ду­ю­щим про­ек­том. Да­же в вы­ход­ные, ко­гда я не сни­ма­юсь, этот про­цесс не оста­нав­ли­ва­ет­ся. Я мо­гу смот­реть фильм, есть, раз­га­ды­вать кросс­вор­ды, за­ни­мать­ся спор­том, но внут­ри ме­ня все вре­мя идет непре­кра­ща­ю­щий­ся про­цесс под­го­тов­ки к оче­ред­но­му про­ек­ту. А в боль­шин­стве слу­ча­ев в вы­ход­ные я еще осва­и­ваю что-то но­вое. На­при­мер, сей­час учусь иг­рать на ги­та­ре и удар­ных. Уже по­ни­маю, что, как только у ме­ня по­явит­ся вы­ход­ной, по­еду в сту­дию ра­зу­чи­вать но­вые ком­по­зи­ции, за­пи­сы­вать тре­ки, го­лос, музыку и так да­лее. То есть не мо­гу да­же на­звать этот день вы­ход­ным.

— До съе­мок вы вла­де­ли ка­ки­ми-то му­зы­каль­ны­ми ин­стру­мен­та­ми?

— Нет, во­об­ще не вла­дел. Кста­ти, в филь­ме «Ба­буш­ка лег­ко­го по­ве­де­ния» я иг­раю звез­ду НХЛ, но ни­ко­гда в жиз­ни до это­го не сто­ял на конь­ках. Тем не ме­нее, за шесть за­ня­тий уже так на­чал го­нять! Ки­но — сплош­ной об­ман (сме­ет­ся). А у ме­ня по­лу­ча­ет­ся очень хо­ро­шо обманывать зри­те­лей в тех пред­ла­га­е­мых об­сто­я­тель­ствах, ко­то­рые мне предо­став­ля­ют, и заставлять ве­рить мо­е­му ге­рою.

КИ­НО — СПЛОШ­НОЙ ОБ­МАН. И У МЕ­НЯ ПО­ЛУ­ЧА­ЕТ­СЯ ОБМАНЫВАТЬ И ЗАСТАВЛЯТЬ ВЕ­РИТЬ МО­Е­МУ ГЕ­РОЮ.

По­сле съе­мок в се­ри­а­ле «Фит­нес» Ро­ма­ну при­шлось рез­ко сбра­сы­вать мы­шеч­ную мас­су, что­бы сыг­рать рок­му­зы­кан­та, очень по­хо­же­го на Кур­та Ко­бей­на.

Ро­ман Курцын от­ка­зы­ва­ет­ся ком­мен­ти­ро­вать лич­ную жизнь. Тем не ме­нее из­вест­но, что со сво­ей бу­ду­щей су­пру­гой Ан­ной На­за­ро­вой он по­зна­ко­мил­ся в Яро­слав­ском те­ат­раль­ном ин­сти­ту­те. Па­ра вме­сте с 2003 го­да. В 2017 го­ду у них ро­дил­ся сын.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.