ксения СУРКОВА:

«Лю­би­мый муж­чи­на уж­чи­на спас ме­ня от па­ни­че­скихх атак»

MK-Bulvar - - Первая Страница - Текст: Ви­та­лий БРОДЗКИЙ

— В се­ри­а­ле «Оль­га» вы иг­ра­е­те доч­ку глав­ной ге­ро­и­ни. И в но­вом се­зоне у ва­ше­го пер­со­на­жа нема­ло про­блем...

— У мо­ей ге­ро­и­ни по­яви­лась силь­ная дра­ма­ти­че­ская ли­ния, и я вло­жи­ла в ра­бо­ту очень мно­го се­бя, сво­их эмо­ций и сил. Ко­неч­но же, пе­ре­жи­ва­ешь: оце­нит ли зри­тель все на­ши ста­ра­ния. Я очень на­де­юсь, что зри­те­лю по­нра­вит­ся та­кой дра­ма­тич­ный и, мо­жет быть, от­ча­сти неод­но­знач­ный се­зон. Он не толь­ко «ха-ха», те­перь мы за­тро­ну­ли в нем «глу­бин­ные глу­би­ны».

— Что бы­ло слож­но­го на съемках?

— Зи­ма. Хо­лод. А на мне — то­нень­кая, ко­ро­тень­кая кур­точ­ка. Под джин­сы я на­де­ва­ла кол­гот­ки. На­вер­ное, зи­мой я бы­ла очень ху­дой. (Сме­ет­ся.) По­это­му в прин­ци­пе не осо­бен­но вид­но, что на мне це­лая ка­пу­ста. Две па­ры шер­стя­ных нос­ков еще бы­ло. Тем не ме­нее лю­бая кар­ти­на для ме­ня — это ра­дость. Это кру­то. Об­щая энер­гия, ко­то­рая сли­ва­ет­ся по­том в то, что вы ви­ди­те на экране.

— Вы сво­бод­но ощу­ща­е­те се­бя на пло­щад­ке или есть ка­кие-то ком­плек­сы?

— Бе­з­услов­но, у нас у всех они есть. И у ме­ня то­же. Ино­гда слу­ча­ют­ся за­жи­мы, как мы их на­зы­ва­ем на ак­тер­ском язы­ке. Есть стра­хи, ко­то­рые «до», но ко­гда ты в кад­ре, ко­гда пус­ка­ешь­ся в де­ло, про все за­бы­ва­ешь, за­жи­мы

ухо­дят. Ко­гда ты весь в парт­не­ре, это ра­дость. Он те­бя спа­са­ет.

— Как вы го­то­ви­тесь к ро­ли?

— Лич­но я все­гда про­шу, что­бы мне пол­но­стью рас­пе­ча­ты­ва­ли весь сце­на­рий. Я чи­таю все. Смот­рю, ка­кое ме­сто за­ни­ма­ет моя ли­ния — мы же од­но це­лое. Бе­з­услов­но, я все­гда пы­та­юсь разо­брать­ся, где про­ис­хо­дит пе­ре­лом­ный мо­мент.

— Ре­жис­сер для вас боль­шой босс или со­рат­ник по твор­че­ско­му про­цес­су, с ко­то­рым вы мо­же­те по­спо­рить, пред­ло­жить свое?

— Бе­з­услов­но, со­рат­ник. Мы все в еди­ном це­лом и од­но це­лое. Но я при­слу­ши­ва­юсь от и до. Это как в от­но­ше­ни­ях — во­прос до­ве­рия. Бы­ва­ют ме­нее или бо­лее опыт­ные лю­ди. Бы­ва­ет, что со сто­ро­ны не все ви­дишь, и ре­жис­сер те­бе под­ска­зы­ва­ет. А ино­гда ты сам что-то пред­ла­га­ешь. Например, свою фи­наль­ную сце­ну в «Оль­ге» я чув­ство­ва­ла кон­чи­ка­ми паль­цев, спа­си­бо на­шим ре­жис­се­рам, они не пы­та­лись на­вя­зать что-то свое, до­ве­ри­лись мне пол­но­стью.

— Где слож­нее, про­ще, ин­те­рес­нее — иг­рать в ки­но или сни­мать­ся, например, в кли­пах?

— Это все моя твор­че­ская ра­бо­та. Мно­гое за­ви­сит от за­да­чи и от то­го, на­сколь­ко те­бе все ин­те­рес­но. На­вер­ное, слож­нее, ко­гда те­бе все неин­те­рес­но. Я не со­гла­ша­юсь на роль, ко­гда неин­те­рес­но. Это же моя про­фес­сия, как она мне мо­жет быть без­раз­лич­ной. Че­рез про­фес­сию я про­ра­ба­ты­ваю ка­кие-то свои бо­ляч­ки, по­это­му она ме­ня да­же ле­чит, как мне ка­жет­ся.

— Ко­гда при­хо­дит боль­шая из­вест­ность, как со­хра­нить се­бя, не за­з­вез­дить­ся?

— Мой мастер пе­ред вы­пус­ком ска­зал един­ствен­ную фра­зу, ко­то­рую я за­пом­ни­ла на­все­гда: «Ре­бя­та, оста­вай­тесь людь­ми, не­смот­ря ни на что!». Это я про­не­су че­рез всю свою ак­тер­скую жизнь. Это важ­но. Не воз­вы­шать се­бя, не счи­тать, что кто-то ху­же те­бя или луч­ше. Мы все де­ла­ем то, что долж­ны де­лать. Я ценю про­фес­си­о­на­лизм. Мы все­гда мо­жем до­го­во­рить­ся без вся­ких звездных загонов и все­го осталь­но­го.

— У се­бя в мик­роб­ло­ге вы как-то на­пи­са­ли по­чти де­виз: «Обя­за­тель­но де­лать доб­рые дела!». Что име­ет­ся в ви­ду? Ка­кие имен­но дела?

— Лю­бые. Каж­дый ре­ша­ет сам, ка­кие имен­но. По­рой доб­рое де­ло — про­сто по­бла­го­да­рить че­ло­ве­ка. Глав­ное, ко­гда ты от­да­ешь ми­ру ча­стич­ку се­бя, теп­ла, энер­гии. И это мо­жет быть лю­бая энер­гия: ма­те­ри­аль­ная, эмо­ци­о­наль­ная, что-то хо­ро­шее, что ты при­но­сишь в мир. По­рой это слож­но, это на­до чув­ство­вать, это на ка­ких-то дру­гих уров­нях.

— Слы­шал, что у вас ча­сто слу­ча­ют­ся па­ни­че­ские ата­ки, от­че­го?

— Сей­час, сла­ва бо­гу, уже не слу­ча­ют­ся. Но они бы­ли, са­ма ви­но­ва­та. Я се­бя в ка­кой-то мо­мент про­сто до­ве­ла. А у нас, в Москве, то­гда не осо­бо зна­ли, что это та­кое. В от­ли­чие, например, от Аме­ри­ки. Вы­зы­ва­ешь «ско­рую» и го­во­ришь, что у те­бя па­ни­че­ская ата­ка, а они не по­ни­ма­ют. Го­во­рят, не нуж­но при­ду­мы­вать. Но,

НА СЪЕМКАХ Я ЦЕНЮ ПРО­ФЕС­СИ­О­НА­ЛИЗМ. МЫ ВСЕ­ГДА МО­ЖЕТ ДО­ГО­ВО­РИТЬ­СЯ БЕЗ ВСЯ­КИХ ЗВЕЗДНЫХ ЗАГОНОВ.

Ксения Суркова и Яной Тро­я­но­вой на съе­моч­ной пло­щад­ке се­ри­а­ла «Оль­га».

Глав­ная роль в се­ри­а­ле «Кри­зис неж­но­го воз­рас­та» до­ба­ви­ла Ксе­нии нема­ло по­клон­ни­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.