ИВА­НО­ВА: свет­ла­на

« Мне ка­жет­ся, что у ме­ня бу­дет боль­шая шум­ная се­мья»

MK-Bulvar - - Первая Страница - Ин­тер­вью: Ви­та­лий БРОДЗКИЙ

МОДНАЯ, СТРОЙ­НАЯ, НЕВЕ­РО­ЯТ­НО ПРИВЛЕКАТЕЛЬНАЯ… СВЕТ­ЛА­НА ИВА­НО­ВА БОЛЬ­ШЕ ПО­ХО­ЖА НА БАЛЕРИНУ, ЧЕМ НА ИЗВЕСТНУЮ АКТРИСУ КИ­НО. ХО­ТЯ В СА­МОМ НА­ЧА­ЛЕ КА­РЬЕ­РЫ ОНА НАМЕРЕВАЛАСЬ ИГ­РАТЬ ТОЛЬ­КО В ТЕ­АТ­РЕ. НО, КАК ОНА СА­МА ПРИ­ЗНА­ЕТ­СЯ, КИ­НО НАШЛО ЕЕ РАНЬ­ШЕ. — Свет­ла­на, го­во­рят, что вы се­го­дня мо­же­те от­ка­зать­ся от ро­ли по раз­ным при­чи­нам, ка­кая ос­нов­ная из них?

— Ос­нов­ная, ес­ли мне неин­те­рес­но бы­ло чи­тать сце­на­рий.

Ес­ли неин­те­рес­но чи­тать мне, как пра­ви­ло, неин­те­рес­но бу­дет смот­реть фильм и зри­те­лю. Ко­гда­то я уже иг­ра­ла по­доб­ное. Ес­ли мне сей­час пред­ла­га­ют что-то свя­зан­ное с вра­чеб­ной те­мой, то для ме­ня это на­вер­ня­ка за­кры­тая ис­то­рия, по­то­му что я это уже де­ла­ла, де­ла­ла с удо­воль­стви­ем, с пол­ным по­гру­же­ни­ем, ес­ли мож­но так ска­зать. И во вто­рой раз по этой же до­ро­ге, на­вер­ное, не очень ин­те­рес­но бу­дет идти. По­том, бы­ва­ет, вро­де ис­то­рия и ин­те­рес­ная, а с пер­со­на­жа­ми ни­че­го не про­ис­хо­дит. Про­сто есть чья-то по­дру­га или чья-то же­на. Но ес­ли она не дей­ству­ет, не дви­га­ет как-то сю­жет, ско­рее все­го, мне это то­же бу­дет неин­те­рес­но.

— Ста­тус звезд­ной ак­три­сы иг­ра­ет здесь ка­кую-то роль?

— Ста­тус иг­ра­ет роль в том смыс­ле, что я, в прин­ци­пе, мо­гу вы­би­рать. У ме­ня есть та­кая воз­мож­ность — от­би­рать из де­ся­ти или из пя­ти сце­на­ри­ев. Ко­гда я бы­ла юной ар­тист­кой, мне при­сы­ла­ли что-то непо­нят­ное, а я уже ра­до­ва­лась и бе­жа­ла на про­бы. И очень на­де­я­лась, что по­лу­чу эту ра­бо­ту. Но вот эта ис­то­рия, что я уже звезд­ная ак­три­са, а вы мне пред­ла­га­е­те иг­рать эпи­зод, нет, это ме­ня не оби­жа­ет. Ни в ко­ем слу­чае. По­то­му что бы­ва­ют та­кие ис­то­рии, где ты про­сто хо­чешь ока­зать­ся. И этот эпи­зод мо­жет быть та­ким яр­ким, та­ким класс­ным, что ты бу­дешь ис­пы­ты­вать ис­клю­чи­тель­но огром­ное удо­воль­ствие.

— Бы­ва­ют слу­чаи, ко­гда ма­сти­тые ак­те­ры или ак­три­сы не рас­смат­ри­ва­ют ва­ри­ан­ты, ко­гда им пред­ла­га­ют участ­во­вать в ки­но­про­бах.

— Я та­ких не встре­ча­ла ни­ко­гда. Я про­бо­ва­лась и с Дмит­ри­ем На­ги­е­вым, и с Иго­рем Ко­сто­лев­ским, и с дру­ги­ми глы­ба­ми. Боль­шой ар­тист, как мне ка­жет­ся, все­гда рад воз­мож­но­сти по­участ­во­вать в про­цес­се. Для ме­ня, на­при­мер, про­бы — это воз­мож­ность в том чис­ле и по­ра­бо­тать с ка­ким-то ре­жис­се­ром. Ино­гда ты от проб по­лу­ча­ешь очень мно­го, ты че­му-то на­учил­ся, ты уви­дел, как ра­бо­та­ет ма­стер, это очень цен­но.

— Вы сыг­ра­ли глав­ную роль в но­вом се­ри­а­ле «Де­каб­рист­ка». Чем вам по­нра­вил­ся сце­на­рий?

— Во-пер­вых, тем, что жен­щи­на яв­ля­ет­ся глав­ной ге­ро­и­ней, а не чьей-то по­дру­гой, ма­мой, сест­рой, же­ной. Во-вто­рых, она ге­ро­и­ня не толь­ко но­ми­наль­но, она дей­стви­тель­но ге­ро­и­ня, и от ее дей­ствий за­ви­сит то, как раз­ви­ва­ет­ся сю­жет. Это пер­со­наж, ко­то­рый его дви­га­ет. Та­кое у нас, у де­во­чек, бы­ва­ет неча­сто.

— Съем­ки, как я слы­шал, про­хо­ди­ли в на­сто­я­щей ко­ло­нии?

— В на­сто­я­щей ко­ло­нии, сла­ва бо­гу, у ме­ня был все­го один съе­моч­ный день. Но бы­ло лю­бо­пыт­но. Мне все­гда ин­те­рес­но, ко­гда по­яв­ля­ют­ся вот та­кие но­вые ме­ста. Пусть да­же не очень при­ят­ные, но необыч­ные. Ну ко­гда еще я бы ока­за­лась в Сык­тыв­ка­ре? Я ду­маю, что ни­ко­гда (сме­ет­ся). Но бы­ло лю­бо­пыт­но, прав­да. Нас хо­ро­шо при­ни­ма­ли, в на­шей ко­ло­нии. Очень дру­же­люб­но. На­чаль­ник ла­ге­ря спро­сил у ме­ня: «Вы пер­вый раз в ко­ло­нии?» — «Очень на­де­юсь, что в по­след­ний» (сме­ет­ся).

— Ко­гда вы вы­би­ра­ли свою про­фес­сию, то не рас­счи­ты­ва­ли, что бу­дут раз­ные ин­те­рес­ные мо­мен­ты, на­при­мер, как этот?

— Нет, со­всем не ду­ма­ла. Я во­об­ще, ко­гда шла в про­фес­сию, боль­ше бы­ла на­це­ле­на на те­атр, чем на ки­но. Но так слу­чи­лось, что ки­но нашло ме­ня рань­ше.

— При­ез­жие все­гда го­во­рят, что моск­ви­чи сла­вят­ся сво­ей ле­но­стью. Вы моск­вич­ка. За­ме­ча­ли ли вы за со­бой это ка­че­ство?

— На­вер­ное, да, но я с ним ста­ра­юсь бо­роть­ся.

— И как?

— На­при­мер, про­сто за­ста­вить се­бя встать и пой­ти ту­да, ку­да идти лень. Сей­час, на­при­мер, я от­во­жу доч­ку По­ли­ну в шко­лу. Для это­го нуж­но встать ра­но утром. И, на­вер­ное, мож­но бы­ло бы это­го не де­лать, в том смыс­ле, что не во­дить са­мой ре­бен­ка ту­да, а по­про­сить ко­го-то, но это же некий мо­ти­ва­тор. Ты вста­ешь, идешь, про­во­дишь вре­мя с ре­бен­ком, ды­шишь, смот­ришь. И по­том в ре­зуль­та­те се­бя очень хва­лишь. То же са­мое и со спор­том. Это на­до же се­бя уго­во­рить, что­бы взять и по­ехать за­ни­мать­ся в спорт­зал. И уго­ва­ри­ва­ешь, едешь, за­ни­ма­ешь­ся, а по­том се­бя опять очень хва­лишь. Лю­бишь се­бя го­раз­до боль­ше. В ин­сти­ту­те, на­при­мер, для то­го, что­бы по­ехать на про­бы на «Мос­фильм», нуж­но бы­ло ехать от ВГИКА че­рез всю Моск­ву. Это за­ни­ма­ло час. И все­гда вы­бор сто­ял, ко­гда у те­бя есть сво­бод­ная па­ра — ты мо­жешь или по­спать где-ни­будь, или по­есть, ли­бо ты едешь на трол­лей­бу­сах, мет­ро, марш­рут­ках на про­бы. Шанс, что те­бя утвер­дят, очень при­зрач­ный. Но это шанс! Ка­кое­то дви­же­ние. И я все­гда вы­би­ра­ла имен­но та­кое дви­же­ние, что в ре­зуль­та­те и да­ло ре­зуль­тат. По­то­му что в ка­кой-то мо­мент — раз, и ты по­лу­чи­ла эту ра­бо­ту. Вдруг!

— Прав­да, что по­сле кар­ти­ны «Ле­ген­да №17» вам сде­ла­ли пред­ло­же­ния гол­ли­вуд­ские про­дю­се­ры?

— Да, по­яви­лись гол­ли­вуд­ские пред­ло­же­ния, но они бы­ли и до этой кар­ти­ны. Я очень мно­го раз про­бо­ва­лась в ка­кие-то про­ек­ты со­вер­шен­но без­от­но­си­тель­но

«Ле­ген­ды №17». На­при­мер, ис­то­рия с тем, что я про­бо­ва­лась в «Креп­кий оре­шек» — это бы­ло еще до «Ле­ген­ды №17». По­сле «Ле­ген­ды» на За­па­де об­ра­ти­ли вни­ма­ние на Да­ню Коз­лов­ско­го, в чьей сла­ве немнож­ко ис­ку­па­лась и я, ме­ня уви­де­ли как ар­тист­ку, ко­то­рая иг­ра­ла его су­пру­гу. Да, у ме­ня бы­ло не­сколь­ко та­ких пе­ре­го­вор­ных встреч.

— Был ли та­кой мо­мент, ко­гда вы по­ня­ли, что к вам по­сту­ча­лась в дверь звезд­ная бо­лезнь?

— Ду­маю, что нет. По­то­му что ме­ня окру­жа­ют очень адек­ват­ные лю­ди. По­это­му у ме­ня все­гда бы­ло гар­мо­нич­ное за­зем­ле­ние. Я на­ча­ла сни­мать­ся в ин­сти­ту­те, ко­гда мно­гие еще и не ду­ма­ли об этом. И, по идее, у мо­ло­дой де­вуш­ки это мо­жет вы­звать го­ло­во­кру­же­ние от успе­ха, но по­том при­хо­дишь в ин­сти­тут и по­ни­ма­ешь, что все го­то­вы к эк­за­ме­ну, а ты нет. И что на пло­щад­ке у те­бя все здо­ро­во, а в ин­сти­ту­те нуж­но за­ку­сить уди­ла и па­хать, па­хать, па­хать, что­бы про­сто сдать эк­за­мен. И в этом кол­лек­ти­ве ты уже ни ра­зу не звез­да, на­обо­рот, от­ста­ю­щая.

— Я где-то слы­шал, что вы увле­ка­е­тесь ку­ли­на­ри­ей…

— Да, я люб­лю го­то­вить.

— Ка­кие у вас лю­би­мые блю­да и кух­ня?

— Раз­ные. Я меч­таю осво­ить гру­зин­скую кух­ню. Она, как мне ка­жет­ся, од­на из са­мых слож­ных. А так… Мно­го блюд уз­бек­ской кух­ни я умею го­то­вить. Мно­го блюд ита­льян­ской кух­ни. Она од­на из са­мых лег­ких, на мой взгляд. На­чи­на­ла я имен­но с нее. Кро­ме то­го, вла­дею всем, что свя­за­но с дет­ским пи­та­ни­ем. Есте­ствен­но, я как мать все это знаю.

— Го­во­рят, интерес к го­тов­ке проснул­ся с рож­де­ни­ем доч­ки По­ли­ны...

— По­жа­луй, да. По­то­му что по­ка не воз­ник­ло каж­до­днев­ной необ­хо­ди­мо­сти го­то­вить, са­ма я мог­ла пи­тать­ся вполне се­бе под­нож­ным кор­мом дол­гое вре­мя. Тем бо­лее с мо­им рит­мом жиз­ни, с мо­ей

ра­бо­той мож­но дол­го про­жить на пе­ре­ку­сах, прав­да, бу­дешь не очень хо­ро­шо се­бя чув­ство­вать. А ко­гда я по­ня­ла, что хо­чу, что­бы у доч­ки оста­лись вос­по­ми­на­ния о зав­тра­ках, ко­то­рые го­то­вит ма­ма, то вста­ла к пли­те (сме­ет­ся).

— Пом­нит­ся, вы и ля­гу­ша­чьи лап­ки го­то­ви­ли?

— Ой, мне эти лап­ки при­по­ми­на­ют до сих пор в каж­дом ин­тер­вью (сме­ет­ся). Ля­гу­ша­чьи лап­ки в про­шлом. В ка­кой-то мо­мент мне за­хо­те­лось, что­бы По­ли­на, ко­гда вы­рас­тет, го­во­ри­ла, что та­ких вкус­ных сыр­ни­ков, как у ма­мы, она боль­ше ни­где не про­бо­ва­ла. Или что «Моя ма­ма пе­чет блин­чи­ки луч­ше всех». Соб­ствен­но го­во­ря, в этом на­прав­ле­нии я, по­жа­луй, и на­ча­ла свою ра­бо­ту, а по­том как-то все осталь­ное под­тя­ну­лось. По­то­му что это, в прин­ци­пе, са­мое про­стое вол­шеб­ство и са­мый лег­кий спо­соб вы­ра­же­ния для жен­щи­ны. У те­бя бы­ла му­ка и яй­цо, а вы­шло те­сто. По­том ты из это­го те­ста пель­ме­ни сде­ла­ла. Это же фан­та­сти­ка. У те­бя ни­че­го не бы­ло, а слу­чи­лась еда. Для ме­ня это чу­до, прав­да. Я ко­гда пе­ку пи­рог, для ме­ня это каж­дый раз чу­до. Ду­маю, а как это он под­нял­ся? Ма­гия аб­со­лют­ная.

— А кто пи­ро­ги-то ест? По вас не ска­жешь.

— Го­сти. Но я то­же ем, а по­том на пи­ла­тес. Я очень люб­лю вкус­нень­кое, очень!

— Ва­ши кол­ле­ги ча­сто го­во­рят, что бла­го­да­ря ки­но мно­го­му на­учи­лись. Я слы­шал, что вы на­учи­лись пла­вать на съемках кар­ти­ны «Дом вос­хо­дя­ще­го солн­ца»...

— Пла­вать я и сей­час не умею (сме­ет­ся). Я на­учи­лась де­лать ка­кие-то по­сту­па­тель­ные дви­же­ния в во­де, но пла­ва­ни­ем бы это все рав­но не на­зва­ла. Но на экране ка­жет­ся, что я плы­ву. Хо­тя я про­сто очень ор­га­нич­но то­ну­ла и в этот мо­мент со­вер­ша­ла ка­кие-то дей­ствия ру­ка­ми. А по­том ме­ня вы­ни­ма­ли. Еще на съемках «Ав­гу­ста вось­мо­го» я на­учи­лась во­дить ма­ши­ну. И во­жу очень хо­ро­шо. По­то­му что ме­ня учи­ли кас­ка­де­ры. Недав­но был смеш­ной слу­чай. Подъ­ез­жаю к «Мос­филь­му», пар­ку­юсь, а бы­ло очень ма­ло ме­ста для это­го. Я от­кры­ла окош­ко, смот­рю в него, что­бы не за­це­пить ма­ши­ну, и вдруг слы­шу: «Ну вы­кру­чи­вай, руль вы­кру­чи­вай!» Ви­жу, сто­ит мой кас­ка­дер, ко­то­рый ме­ня учил во­дить (сме­ет­ся), го­во­рит: «Ну кто учил те­бя ма­ши­ну во­дить, в кон­це кон­цов?»

— Вы хруп­кая де­вуш­ка, но го­во­рят, что у вас очень жест­кий внут­рен­ний стер­жень, это так?

— Я так не ду­маю. Воз­мож­но, моя тре­бо­ва­тель­ность в ра­бо­те мо­жет быть так рас­це­не­на. Слы­ша­ла про се­бя не­сколь­ко раз, что я ка­приз­ная, та­кая-ся­кая, но я как раз не счи­таю, что это так. Во-пер­вых, я ви­да­ла го­раз­до бо­лее ка­приз­ных (сме­ет­ся). А во­вто­рых, точ­но про се­бя знаю — я, на­обо­рот, очень гиб­кая. Я все­гда за диа­лог, все­гда за ком­про­мисс, все­гда за пе­ре­го­во­ры, со мной мож­но до­го­во­рить­ся, да­же в очень кон­фликт­ной си­ту­а­ции. И я очень люб­лю все, что свя­за­но с ки­но, по­это­му все­гда за ко­ман­ду в це­лом. В об­щем, нуж­но быть жест­кой, но гибкой.

— Как ска­зал один из­вест­ный че­ло­век: «Чем боль­ше узнаю лю­дей — тем боль­ше нра­вят­ся со­ба­ки». Как у вас с этим?

— Мне очень нра­вят­ся лю­ди. Со­бак я, без­услов­но, то­же люб­лю. Но я люб­лю лю­дей, со все­ми их сла­бо­стя­ми. Я и с но­вы­ми людь­ми очень люб­лю зна­ко­мить­ся. По­нят­но, что не сра­зу ко­го-то мо­гу пу­стить близ­ко, но у ме­ня очень мно­го каких-то теп­лых и при­ят­ных зна­комств слу­чи­лось за по­след­ние го­да три. И я знаю точ­но, что эти лю­ди в мо­ей жиз­ни на­дол­го.

— Как вы счи­та­е­те, но­вые лю­ди по­яв­ля­ют­ся в ва­шей жиз­ни по­сле то­го, как вы ста­ли из­вест­ной ак­три­сой?

— Точ­но нет. Как пра­ви­ло, лю­ди во­об­ще не зна­ют, что я ак­три­са. Та­кие лю­ди встре­ча­ют­ся, и я их очень люб­лю уже за од­но это (сме­ет­ся). Это прав­да при­ят­но, ко­гда че­ло­век на­чи­на­ет с то­бой об­щать­ся, со­вер­шен­но те­бя не зная. И по­том вдруг вы­яс­ня­ет­ся, что я ак­три­сой ра­бо­таю.

— Лет че­рез 15–20 ка­кой се­бя ви­ди­те?

— На­де­юсь, что счаст­ли­вой. На­де­юсь, что здо­ро­вой. Не знаю, мне ка­жет­ся, что мне бу­дет ве­се­ло. Мне ка­жет­ся, что у ме­ня бу­дет боль­шая шум­ная се­мья.

Се­ри­ал «Тест на бе­ре­мен­ность» про­шел с большим успе­хом, но на бли­жай­шее вре­мя ме­ди­цин­скую те­му в ки­но Свет­ла­на счи­та­ет для се­бя за­кры­той.

В се­ри­а­ле «Де­каб­рист­ка» ак­три­са сыг­ра­ла ад­во­ка­та, ко­то­рая бро­са­ет мос­ков­скую жизнь и от­прав­ля­ет­ся вслед за му­жем, осуж­ден­ным по лож­но­му до­но­су.

Свет­ла­наИва­но­ва и про­дю­сер и ре­жис­сер Джа­ник Фай­зи­ев дол­го скры­ва­ли свои от­но­ше­ния и под­твер­ди­ли их лишь спу­стя три го­да по­сле по­яв­ле­ния на свет до­че­ри.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.