сер­гей ЛАВЫГИН

о по­клон­ни­ках, ро­ман­ти­ке и стрем­ле­нии по­ху­деть

MK-Bulvar - - Первая Страница - Ин­тер­вью: Улья­на КАЛАШНИКОВА

НЕ ИС­КЛЮ­ЧЕ­НО, ЧТО СЕР­ГЕЙ ЛАВЫГИН МО­ЖЕТ РАССМЕШИТЬ КО­ГО УГОД­НО, ПО­ЭТО­МУ И ЯВ­ЛЯ­ЕТ­СЯ ОД­НИМ ИЗ СА­МЫХ ВОСТРЕБОВАННЫХ КОМЕДИЙНЫХ АКТЕРОВ. В ПО­СЛЕД­НЕЕ ВРЕ­МЯ СЕР­ГЕЙ НА СЪЕМКАХ ПРАК­ТИ­ЧЕ­СКИ НЕ РАССТАЕТСЯ С ОДЕЖ­ДОЙ ПОВАРА, И НУЖ­НО ПРИ­ЗНАТЬ, ЧТО ОНА ЕМУ ОЧЕНЬ ИДЕТ. «МК-БУЛЬ­ВАР» ВСТРЕ­ТИЛ­СЯ С АКТЕРОМ И ОБСУДИЛ СТРЕМЛЕНИЕ ПО­ХУ­ДЕТЬ, ПЛА­ВА­НИЕ С ПОКЛОННИКАМИ И РОМАНТИЧЕСКОЕ ПУ­ТЕ­ШЕ­СТВИЕ.

— Сер­гей, так по­лу­чи­лось, что с Ми­ха­и­лом Та­ра­бу­ки­ным вы уже не пер­вый год сни­ма­е­тесь в раз­ных про­ек­тах. И со­всем недав­но сно­ва встре­ти­лись на съемках «Се­ни Фе­ди». Как вам ра­бо­та­ет­ся вме­сте?

— Мы уже по­род­ни­лись за это вре­мя. Жи­вем в од­ном ва­гон­чи­ке на съемках, со­зва­ни­ва­ем­ся и пе­ре­пи­сы­ва­ем­ся по­ми­мо ра­бо­ты. По­это­му нам так ра­бо­та­ет­ся, как буд­то и не ра­бо­та­ет­ся во­все, а мы про­сто ду­ра­чим­ся. Каких-то кон­флик­тов я то­же не при­пом­ню. Ко­неч­но, бы­ва­ет мол­ча­ние в ва­гон­чи­ке, но это в обед, ко­гда все спят. А ес­ли и слу­ча­ют­ся раз­но­гла­сия, то мы очень быст­ро при­хо­дим к кон­сен­су­су, и от это­го лег­ко ра­бо­тать.

— Вам, на­вер­ное, уже го­во­ри­ли о том, что бур­ге­ры вы го­то­ви­те как насто­я­щий про­фес­си­о­нал. По­вар­ская хват­ка у вас еще со вре­мен се­ри­а­ла «Кух­ня» оста­лась?

— Ну мы же не пер­вый год ра­бо­та­ем! В пер­вых се­зо­нах шин­ко­ва­ли ру­ки про­фес­си­о­наль­ных по­ва­ров, а сей­час уже не вы­зы­ва­ют дуб­ле­ров, сей­час это де­ла­ем мы. Ну и осталь­ное все под­смот­ре­но, укра­де­но: при­хва­ты, ухва­ты, как нож пе­ре­дать. Еще до на­ча­ла съе­мок се­ри­а­ла «Кух­ня» у нас бы­ли по­вар­ские кур­сы. И учи­лись мы на на­сто­я­щей кухне, про­хо­ди­ли очень неболь­шую, но все-та­ки прак­ти­ку. Я там мно­го под­смот­рел. На­при­мер, как один по­вар об­ра­щал­ся с тю­би­ком со­уса — та­кой про­фес­си­о­наль­ный жест не при­ду­мать. Шин­ков­ке нас там же на­учи­ли: как дер­жать ле­вую ру­ку, как пра­вую, тех­ни­ку без­опас­но­сти пре­по­да­ва­ли.

— До­ма вы го­то­ви­те?

— Я на са­ла­тах. А ко­гда го­сти при­хо­дят, ненавязчиво блеснуть мастерством готовки — од­но удо­воль­ствие. По­ва­ру зри­тель осо­бо не ну­жен, а ар­ти­сту — необ­хо­дим. (Улы­ба­ет­ся.)

— Из­вест­но, что за по­след­ние не­сколь­ко лет вы за­мет­но по­ху­де­ли. Не бы­ло ли в этом про­бле­мы для сце­на­ри­стов се­ри­а­лов, в ко­то­рых вы сни­ма­е­тесь?

— Ко­неч­но, они ста­ли го­во­рить, что Сеня не мо­жет ху­деть. «Ес­ли ты по­ху­де­ешь — Сеня ис­чез­нет». То есть шут­ки про ве­се­ло­го тол­стя­ка про­па­дут. Но Сеня не ис­чез.

— И как вам уда­лось так по­строй­неть?

— Все­му свое вре­мя. Бы­ло вре­мя тол­стеть, а за­тем на­сту­па­ет вре­мя ху­деть. Глав­ное — на­чать. Ес­ли

ты на­чал и по­тер­пел немнож­ко, даль­ше это ста­но­вит­ся об­ра­зом жиз­ни. Во-пер­вых, пра­виль­ное пи­та­ние. Важ­но, что, где, ко­гда и во сколь­ко ты ешь. Это неслож­ная схема, са­мое труд­ное — за­ста­вить се­бя. Ко­неч­но, мож­но об­ра­щать­ся и к спе­ци­а­ли­стам и они да­же че­му-то на­учат, но ес­ли ты сам не бу­дешь это­го де­лать, то ни­че­го не по­лу­чит­ся.

— Фаст­фуд у вас под за­пре­том или ино­гда поз­во­ля­е­те се­бе?

— Я фаст­фуд люб­лю, но се­бя очень силь­но огра­ни­чи­ваю. Ко­неч­но, я мо­гу ку­пить се­бе ка­кой-ни­будь бур­гер в пар­ке, на­при­мер. Мы тут бы­ли в Ри­ме. А ита­льян­ская кух­ня — это пиц­ца, па­с­та, все муч­ное. До­ма я ста­ра­юсь се­бе это­го не поз­во­лять, но в от­пус­ке не огра­ни­чи­ваю.

— Мож­но ска­зать, что пу­те­ше­ствие ста­ло не толь­ко ку­ли­нар­ным, но и ро­ман­ти­че­ским, вы ведь ез­ди­ли ту­да вдво­ем с ва­шей из­бран­ни­цей, ак­три­сой Ма­ри­ей Лу­го­вой?

— Ко­неч­но. Мы про­сто на­шли сво­бод­ное вре­мя и ре­ши­ли по­ехать. И сла­ва бо­гу, что это про­изо­шло при том гра­фи­ке, в ко­то­ром мы сей­час на­хо­дим­ся. Ко­гда есть вре­мя, хо­чет­ся его мак­си­маль­но ис­поль­зо­вать в удо­воль­ствие.

— Чем вы еще увле­ка­е­тесь кро­ме пу­те­ше­ствий?

— Ес­ли есть воз­мож­ность, я бы­ваю на фут­бо­ле, очень люб­лю этот вид спор­та. Один я, ко­неч­но, не хо­жу, это все­гда ком­па­ния дру­зей. Мы да­же бы­ва­ли с Дмит­ри­ем Юрье­ви­чем На­за­ро­вым, ко­то­рый то­же бо­ле­ет за «Спар­так». Дмит­рий Юрье­вич ярый фа­нат, он мо­жет кри­чать, ак­тив­но бо­ле­ет, я — бо­лее сдер­жан­но. Я толь­ко в неко­то­рые мо­мен­ты, ко­гда ме­ня раз­ры­ва­ет и не мо­гу сдер­жать­ся, вска­ки­ваю, ма­шу шар­фом.

— Ва­ше­му сы­ну сей­час два го­да. Он уже бы­вал на съе­моч­ной пло­щад­ке?

— Да, на пло­щад­ке он бы­вал, с ин­те­ре­сом на все смот­рел, но во­про­сов не за­да­вал. Ну, он ма­лыш со­всем, толь­ко при­бли­жа­ет­ся к то­му воз­рас­ту, ко­гда долж­ны на­чать­ся во­про­сы. В те­ат­ре он та­к­же бы­вал. То есть он уже зна­ком со всем этим и по­ни­ма­ет, что по те­ле­ви­зо­ру мож­но уви­деть и па­пу, и ма­му, но по­ка не спра­ши­вал, почему так про­ис­хо­дит.

— Как вы ду­ма­е­те, сын то­же бу­дет актером?

— Я бы хо­тел, что­бы он сам вы­брал свой путь и лю­бил де­ло, ко­то­рым за­ни­ма­ет­ся. А кем он ста­нет — это уже вто­рой во­прос. В мо­ем слу­чае ме­ня ро­ди­те­ли под­дер­жи­ва­ли во всех на­чи­на­ни­ях. Чем я толь­ко не за­ни­мал­ся: от ка­ра­те до увле­че­ния воз­душ­ны­ми зме­я­ми, по­ка не на­ткнул­ся на те­ат­раль­ный кру­жок и оста­но­вил­ся на нем.

БЫ­ЛО ВРЕ­МЯ ТОЛ­СТЕТЬ, А ЗА­ТЕМ НА­СТУ­ПА­ЕТ ВРЕ­МЯ ХУ­ДЕТЬ. ГЛАВ­НОЕ — НА­ЧАТЬ.

Не так дав­но ак­тер вы­шел в свет со сво­ей но­вой из­бран­ни­цей, ак­три­сой Ма­ри­ей Лу­го­вой.

В от­но­ше­ни­ях с ак­три­сой Ан­ной Бе­гу­но­вой у Сер­гея ро­дил­ся сын Фе­дор. Сей­час маль­чи­ку два го­да.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.