МИЛ­ЛИ­О­НЫ ИО­НЫ НА ТА­РЕ­ЛОЧ­КЕ С ГОЛУБОИ КАЕМОЧКОИ

Moskovski Komsomolets - - Анатомия Жизни - Ана­ста­сия ГНЕДИНСКАЯ, Санкт­Пе­тер­бург — Москва.

“Ищу че­ло­ве­ка с юри­ди­че­ским об­ра­зо­ва­ни­ем и зна­ни­ем немец­ко­го язы­ка, го­то­во­го по­мочь мне в ро­зыс­ке на­след­ствен­ных вкла­дов в Швей­ца­рии. По­ло­ви­ну обе­щаю от­дать по фак­ту об­на­ру­же­ния”.

Стран­ное объ­яв­ле­ние, за­те­ряв­ше­е­ся сре­ди при­зы­вов за­брать ко­тен­ка в на­деж­ные ру­ки и пред­ло­же­ний ру­ки­серд­ца, кор­ре­спон­дент “МК” об­на­ру­жил в од­ной из пи­тер­ских га­зет. Зво­ним!

— Из­ви­ни­те, а про швей­цар­ское на­след­ство — это шут­ка?

— Ка­кая там шут­ка, — про­бур­чал го­лос в те­ле­фон­ной труб­ке. — Уже де­сять лет бьюсь. А эти него­дяи в Швей­ца­рии пра­де­до­вы вкла­ды не от­да­ют. — И мно­го там? — Да мил­ли­о­ны… — А что, и по­ло­ви­ну да­ри­те? — При­ез­жай­те — по­го­во­рим… Кор­ре­спон­дент “МК” тут же от­пра­вил­ся к Ки­се Во­ро­бья­ни­но­ву на­ших дней. Кри­зис на дво­ре, а здесь мил­ли­о­ны обе­ща­ют…

“Наслед­ный принц” ока­зал­ся уже немо­лод. “Про­шу в ав­то­мо­биль, — за­вел бе­се­ду ви­за­ви и на­жал на газ. — Кста­ти, за­был пред­ста­вить­ся: Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич Ар­бе­нев — пра­внук гра­фа Грим­ма и на­след­ник все­го его со­сто­я­ния. Бо­га­тей­ший он че­ло­век был: пред­се­да­тель Са­ра­тов­ской гу­берн­ской зем­ской упра­вы, де­пу­тат Дво­рян­ско­го со­бра­ния, со Сто­лы­пи­ным из од­но­го бо­ка­ла пил, свя­тую Ан­ну и Вла­ди­ми­ра на гру­ди но­сил…”

По­ка хо­зя­ин на­след­ства пе­ре­чис­лял ре­га­лии пра­де­да да на чем свет сто­ит ру­гал швей­цар­цев­тол­сто­су­мов, его ста­руш­ка “Ни­ва” недо­воль­но фыр­ка­ла и по­скри­пы­ва­ла на кол­до­би­нах пи­тер­ской окра­и­ны.

— Я бы уже дав­но се­бе но­вую ма­ши­ну ку­пил, да на по­ис­ки это­го на­след­ства вся пен­сия ухо­дит. Я как толь­ко 300 ты­сяч по­тра­тил, так и счи­тать пе­ре­стал. Сна­ча­ла ду­мал: раз­бо­га­тею. А те­перь уж из спор­тив­но­го ин­те­ре­са про­дол­жаю по­ис­ки — не мо­гу на­ру­шить обе­ща­ние, дан­ное у по­сте­ли уми­ра­ю­щей ба­буш­ки.

Ба­буш­ка с сек­ре­том Тай­на граф­ских мил­ли­о­нов

В по­гоне за со­кро­ви­ща­ми

По­чти со­рок лет Ар­бе­нев об им­пе­ри­а­ли­сти­че­ских мил­ли­о­нах да­же не за­и­кал­ся — но­сил се­бе в кар­мане пи­джа­ка парт­би­лет, зуб­рил ис­то­рию КПСС. В об­щем, ба­буш­кин на­каз со­блю­дал.

— Толь­ко од­на­жды я рас­ска­зал о на­след­стве пер­вой жене. Та по­сме­я­лась да пред­ло­жи­ла пой­ти про­спать­ся, — вспо­ми­на­ет Ар­бе­нев. — Я то­гда по­ду­мал: “Ну ни­че­го, по­до­жди, вот най­ду я пра­де­до­вы вкла­ды, то­гда по­сме­ем­ся вме­сте”.

В на­ча­ле пе­ре­строй­ки, ко­гда то тут, то там на­ча­ли объ­яв­лять­ся род­ствен­ни­ки Ро­ма­но­вых да Тол­стых, Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич по­нял: при­шел и его час.

— Пер­вым де­лом я сде­лал за­про­сы в Са­ра­тов­ский ар­хив и Са­ра­тов­скую пат­ри­ар­хию — что­бы вы­сла­ли мне ба­буш­ки­ны мет­ри­ки. По­том при­ло­жил к ним сви­де­тель­ство о рож­де­нии сво­е­го от­ца и соб­ствен­ное. С эти­ми до­ку­мен­та­ми я и от­пра­вил­ся в швей­цар­ское кон­суль­ство, — по по­лоч­кам рас­кла­ды­ва­ет путь к на­след­ству Ар­бе­нев. — Там мне да­ли те­ле­фон бан­ков­ско­го ар­хи­ва в Цю­ри­хе, где со­бра­ны дан­ные обо всех вклад­чи­ках за по­след­ние 300 лет, и по­со­ве­то­ва­ли на­пи­сать ту­да пись­мо, в ко­то­рое вло­жить за­ве­рен­ную но­та­ри­усом ко­пию всех до­ку­мен­тов.

Ар­бе­нев на­чал со­став­лять по­сла­ние:

Не­за­дол­го до ре­во­лю­ции граф Кон­стан­тин Гримм пе­ре­вел все свое со­сто­я­ние в швей­цар­ские

бан­ки. Ки­са Во­ро­бья­ни­нов

то­же го­нял­ся за со­кро­ви­ща­ми те­щи (кадр из филь­ма

“12 сту­льев”).

“Мне из­вест­но, что то мой пра­дед — Гримм Кон­стан­тин Ни­ко­ла­е­вич ич— — яв­лял­ся вла­дель­цем вкла­дов в бан­ках Швей­ца­рии и Фран­ции. Ин­фор­ма­цию я по­лу­чил от мо­ей ба­буш­ки, Ели­за­ве­ты Кон­стан­ти­нов­ны Ар­бе­не­вой, до­че­ри Кон­стан­ти­на Ни­ко­ла­е­ви­ча Грим­ма. Про­шу вас ока­зать по­мощь в на­хож­де­нии вкла­дов и вос­ста­нов­ле­нии ме­ня в ка­че­стве их за­кон­но­го вла­дель­ца”.

На­нял пе­ре­вод­чи­ка: не по­рус­ски же за­прос швей­цар­ским тол­сто­су­мам пи­сать. И от­пра­вил кон­верт по ука­зан­но­му в кон­суль­стве ад­ре­су. Ме­сяц про­шел, два — а от­ве­та все не бы­ло. Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич мрач­нел на гла­зах: “Не хо­тят от­да­вать кров­ные мил­ли­о­ны”.

Спу­стя че­ты­ре ме­ся­ца при­шло уве­дом­ле­ние с по­чты — про­си­ли за­брать бан­де­роль из Швей­ца­рии.

Лед тро­нул­ся, гос­по­да при­сяж­ные за­се­да­те­ли…

— Да­же не пред­став­ля­е­те се­бе, с ка­кой на­деж­дой я вскры­вал тот кон­верт. Разо­рвал его — а там бу­маг стра­ниц, на­вер­ное, трид­цать, — вспо­ми­на­ет без пя­ти ми­нут мил­ли­о­нер. — Я от­нес их пе­ре­вод­чи­ку, тот и объ­яс­нил мне, что швей­цар­цы вы­сла­ли мне ан­ке­ту. А в ней во­про­сы — штук сто, — от­ве­тов на ко­то­рые я и не знаю. Ну к при­ме­ру: “На­зо­ви­те точ­ную да­ту, ко­гда вкла­ды бы­ли по­ме­ще­ны в наш банк?” А я­то где мо­гу это вы­яс­нить?! Или еще: “Ка­кая в точ­но­сти сум­ма бы­ла на де­по­зи­те?” Буд­то я с пра­де­дом ту­да ез­дил. Ба­буш­ка го­во­ри­ла, что мил­ли­о­ны. А сколь­ко точ­но — да­же она са­ма не зна­ет.

Прав­да, в том, что на­след­ство су­ще­ству­ет, Алек­сандр Ар­бе­нев не усо­мнил­ся ни на ми­ну­ту.

— Ес­ли бы вкла­дов не бы­ло, они бы да­же ан­ке­ту у не ста­ли по­сы­лать — я это в кон­суль­стве у вы­яс­нял, — злит­ся на во­прос кор­ре­спон­ден­та “МК” пен­си­о­нер.

На за­пол­не­ние ан­ке­ты ушло несколь­ко ме­ся­цев — за это вре­мя на­след­ник вы­яс­нял все свои род­ствен­ные свя­зи до седь­мо­го ко­ле­на. На­про­тив во­про­сов, от­ве­ты на ко­то­рые на­след­ник не знал, ста­вил­ся жир­ный про­черк.

Еще несколь­ко лет ушло на то, что­бы на­ри­со­вать ге­не­а­ло­ги­че­ское дре­во Грим­мов — это­го то­же тре­бо­ва­ла швей­цар­ская сто­ро­на.

До 28 лет потом­ствен­ный дво­ря­нин Алек­сандр Ар­бе­нев был при­мер­ным про­ле­та­ри­ем: отец — Ге­рой СССР, мать — член пар­тии. Од­на ба­буш­ка вы­би­ва­лась из это­го “крас­но­го” ря­да — да­ва­ла част­ные уро­ки фран­цуз­ско­го язы­ка. Но о сво­ем про­ис­хож­де­нии вну­ку не рас­ска­зы­ва­ла.

“Ни­щим де­душ­ка твой был, ни­щим…” — Са­ши­ны рас­спро­сы о про­шлом его се­мьи все­гда на­ты­ка­лись на од­ну и ту же ба­буш­ки­ну фра­зу. Лишь од­на­жды Ели­за­ве­та Кон­стан­ти­нов­на про­го­во­ри­лась: “Ни­щим: дво­рян­ская усадь­ба в цен­тре Са­ра­то­ва, кон­ный за­вод, фа­миль­ная усы­паль­ни­ца… Но по срав­не­нию со мной и мо­ей се­мьей он все­гда был го­ло­дран­цем!”

Тут пен­си­о­нер­ка и рас­ко­ло­лась: по­ве­да­ла и про фа­миль­ные брил­ли­ан­ты, и про во­я­жи в Па­риж да Ве­ну.

— Ба­буш­ка то­гда рас­ска­за­ла, как она в юно­сти от­прав­ля­лась пу­те­ше­ство­вать. На­лич­ных де­нег она с со­бой не бра­ла, ведь сто­и­ло ей по­дой­ти в банк лю­бой стра­ны, и ей тут же вы­да­ва­ли нуж­ную сум­му, — пе­ре­ска­зы­ва­ет внук при­зна­ния Ели­за­ве­ты Кон­стан­ти­нов­ны Ар­бе­не­вой, урож­ден­ной Гримм. — Она так весь мир объ­ез­ди­ла. А од­на ис­то­рия ме­ня так и во­все по­ра­зи­ла. Ба­буш­ка опи­са­ла, как од­на­жды зи­мой она еха­ла на са­нях с гу­вер­нант­кой. Сто­ял лю­тый мо­роз, от ко­то­ро­го у при­слу­ги да­же зу­бы сту­ча­ли. “Вот, возь­ми по­грей­ся!” — ба­буш­ка сня­ла свою до­ро­гу­щую шу­бу и на­де­ла на пле­чи при­слу­ги. А как толь­ко они подъ­е­ха­ли к до­му, ска­за­ла: “Да­рю. Я с чу­жо­го пле­ча не на­де­ну!” Ари­сто­крат­ка бы­ла, хоть и с вы­пенд­ре­жем…

В под­твер­жде­ние бы­ло­го ве­ли­чия се­мьи Гримм вну­ку и до­ка­за­тель­ства бы­ли про­де­мон­стри­ро­ва­ны: из ши­фо­нье­ра вы­ну­ты лам­па юве­лир­ной ра­бо­ты и гра­фин, остав­ший­ся от по­да­рен­но­го Сто­лы­пи­ным хру­сталь­но­го сер­ви­за. Пер­сте­нек с ше­стью брил­ли­ан­та­ми фа­миль­ный, пе­чат­ка се­реб­ря­ная — все как у них, ари­сто­кра­тов, по­ла­га­ет­ся.

— А что вы удив­ля­е­тесь? Мой пра­дед с Пет­ром Сто­лы­пи­ным боль­ши­ми дру­зья­ми бы­ли. На всех се­мей­ных тор­же­ствах, как рас­ска­зы­ва­ла ба­буш­ка, он у нас при­сут­ство­вал. А за ту лам­пу в со­вет­ские вре­ме­на мне зна­ю­щие скуп­щи­ки семь ты­сяч да­ва­ли. Ко­гда, пред­ставь­те, ма­ши­на сто­и­ла 7 с по­ло­ви­ной ты­сяч. То­то.

“А где же сей­час все это со­сто­я­ние?” — толь­ко и успел спро­сить то­гда ба­буш­ку по­ра­жен­ный Са­ша, уже пред­став­ляя се­бя за ру­лем но­вень­кой хро­ми­ро­ван­ной “По­бе­ды”, еду­щим на от­дых в Га­г­ру.

“Боль­но ты лю­бо­пыт­ный! Вре­мя при­дет — рас­ска­жу”, — неопре­де­лен­но раз­ве­ла ру­ка­ми ста­руш­ка. Сколь­ко по­том Са­ша ни умо­лял, ни про­сил хоть на­вод­ку дать — мол­ча­ла ста­руш­ка. Ведь ни ра­зу не из­ме­ни­ла она сво­е­го ре­ше­ния.

— Я то­гда ду­мал, что, мо­жет быть, те день­ги у нее под обо­я­ми хра­нят­ся или под по­ло­ви­ца­ми. Но, услы­шав мои пред­по­ло­же­ния, ба­буш­ка толь­ко сме­я­лась, — вспо­ми­на­ет Ар­бе­нев.

Судь­ба фа­миль­ных мил­ли­о­нов от­кры­лась на­ше­му ге­рою спу­стя два го­да — в 1964­м. То­гда в пи­тер­скую квар­ти­ру Ар­бе­не­ва при­нес­ли те­ле­грам­му­мол­нию: “при­ез­жай сроч­но тчк ба­буш­ка уми­ра­ет вскл хо­чет те­бя ви­деть”.

Ар­бе­нев при­ле­тел на вок­зал, взял би­ле­ты до Ро­сто­ва, где на ту по­ру до­жи­ва­ла по­след­ние день­ки Ели­за­ве­та Кон­стан­ти­нов­на, и уже че­рез несколь­ко ча­сов был у по­сте­ли уми­ра­ю­щей.

— Это про­сто судь­ба, что я за­стал ее еще в со­зна­нии, — удив­ля­ет­ся Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич. — Она по­про­си­ла всех род­ствен­ни­ков на несколь­ко ми­нут вый­ти и рас­ска­за­ла мне эту ис­то­рию. Ока­зы­ва­ет­ся, еще пе­ред на­ча­лом Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции пра­дед, буд­то преду­га­дав со­бы­тия, пе­ре­вел все свои день­ги в швей­цар­ские и фран­цуз­ские бан­ки. Для оформ­ле­ния бу­маг он и по­ехал за гра­ни­цу. И там про­пал. Ба­буш­ка жда­ла, пи­са­ла, но не по­лу­чи­ла от от­ца ни од­ной ве­сточ­ки. Как сги­нул. Да­же в ис­то­ри­че­ских хро­ни­ках за­пи­са­но, что по­сле 17­го го­да о судь­бе Кон­стан­ти­на Грим­ма ни­че­го не из­вест­но. Несколь­ко лет спу­стя она по­лу­чи­ла кон­верт из Швей­ца­рии, но, да­же не вскры­вая его, со­жгла. Она очень бо­я­лась за свою жизнь, ведь к это­му вре­ме­ни рас­стре­ля­ли и мо­е­го де­да, и еще несколь­ких род­ствен­ни­ков.

“Ты сей­час не взду­май ту­да ехать — без су­да и след­ствия сги­нешь. Но, как толь­ко власть по­ме­ня­ет­ся, обе­щай мне, что оты­щешь со­сто­я­ние от­ца” — та­ким бы­ло по­след­нее за­ве­ща­ние уми­ра­ю­щей. Ар­бе­не­ва то­гда как то­ком по­ра­зи­ло. — При­чем, ока­зы­ва­ет­ся, об этой фа­миль­ной тайне, кро­ме мо­ей ба­буш­ки и ме­ня, не знал боль­ше ни­кто — она не рас­ска­зы­ва­ла об этом ни сво­е­му пер­во­му му­жу, ни вто­ро­му, — удив­ля­ет­ся Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич. — Да­же мой отец ни о чем не до­га­ды­вал­ся. Ба­буш­ка их всех обе­ре­га­ла от со­блаз­на.

“Оста­пы Бен­де­ры, отзовитесь…”

Од­на­жды утром в квар­ти­ре Ар­бе­не­ва раз­дал­ся зво­нок. Нетер­пе­ли­вый та­кой зво­нок, с ча­сты­ми гуд­ка­ми — из­за гра­ни­цы бес­по­ко­и­ли. Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич под­бе­жал к труб­ке.

— Де­вуш­ка по­немец­ки ска­за­ла, что вклад мой на­шел­ся. Мне нуж­но толь­ко вы­слать им до­ве­рен­ность на управ­ле­ние вкла­дом, и то­гда я мо­гу при­е­хать и за­брать все свои… нет, вы толь­ко вду­май­тесь — 10 ты­сяч швей­цар­ских фран­ков.

В от­вет по те­ле­фон­ным про­во­дам в Швей­ца­рию по­ле­тел от­бор­ный ари­сто­кра­ти­че­ский мат.

— Там же у пра­де­да мил­ли­о­ны ле­жа­ли. Это то я им сей­час до­ве­рен­ность вы­шлю, а они мне не к ка­кие­то ко­пей­ки от­да­дут, а по­том бу­дут рас­по­ря­жать­ся аспо пра­де­до­вы­ми мил­ли­о­на­ми, — него­ду­ет егод Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич. — Я не ни­щий, ищи что­бы по­лу­чать кость. Луч­ше я ни­че­го не е буд бу­ду иметь, но со­ба­ку я из се­бя де­лать не поз­во­лю. озвоЧ Че­рез несколь­ко дней, отой­дя от раз­го­во­ра с “щед “щед­рой” ба­рыш­ней, наш ге­рой опять от­пра­вил­ся в кон­суль­ство.

“ “Мо­жет, ин­фля­ция? Сто лет все­та­ки про­шло” шло”, — пред­по­ло­жи­ли со­труд­ни­ки. “Ка­кая ин­фля­ция, ес­ли у пра­де­да там зо­ло­то ле­жа­ло? Это мне еще баб­ка го­во­ри­ла”, — на­ста­и­вал на­след­ник.

Ар­бе­не­ву по­со­ве­то­ва­ли од­но — об­ра­тить­ся за по­мо­щью в за­гра­нич­ные юри­ди­че­ские кон­то­ры, за­ни­ма­ю­щи­е­ся ве­де­ни­ем на­след­ствен­ных дел. Да­же ад­ре­соч­ки под­бро­си­ли. Ту­да то­же по­ле­те­ли пись­ма от “пи­тер­ско­го Во­ро­бья­ни­но­ва”.

— Пред­ста­ви­те­ли этих кон­тор ме­ня звон­ка­ми на­ча­ли пря­мо за­ва­ли­вать. Го­во­рят: вы­сы­лай­те день­ги, и мы зай­мем­ся ро­зыс­ком на­след­ства, — по­яс­ня­ет Ар­бе­нев. — А от­ку­да я, пен­си­о­нер, возь­му 7—8 ты­сяч дол­ла­ров? Я пред­ло­жил: да­вай­те вы сна­ча­ла по­мо­же­те мне, а по­том я с ва­ми рас­пла­чусь. Нет, го­во­рят, утром день­ги — ве­че­ром сту­лья, ве­че­ром день­ги — утром сту­лья.

“Брил­ли­ан­ты ма­дам Пе­ту­хо­вой” — свое фа­миль­ное зо­ло­то — Алек­сандр Ар­бе­нев ищет уже не мень­ше де­ся­ти лет. За это вре­мя се­мей­ный бюд­жет по­ху­дел на 300 ты­сяч руб­лей — скоп­лен­ные до пен­сии день­ги ухо­дят на пе­ре­вод до­ку­мен­тов, пи­сем и те­ле­фон­ные пе­ре­пал­ки с бан­ки­ра­ми.

— Я да­же как член Дво­рян­ско­го со­бра­ния пись­мо по­мощ­ни­ку Пу­ти­на на­пи­сал. Мне от­ве­ти­ли, что в 2008 го­ду в си­лу дол­жен всту­пить за­кон о ре­сти­ту­ции. То­гда, де­с­кать, я пер­вый на оче­ре­ди. Но уже 2009­й по­чти про­шел, а о за­коне ни сло­ва, — воз­му­ща­ет­ся потом­ствен­ный дво­ря­нин.

И лад­но бы на­след­ник су­гу­бо для се­бя ста­рал­ся. Но це­ли у пен­си­о­не­ра са­мые что ни на есть ме­це­нат­ские.

— Мне и нуж­но­то из это­го со­сто­я­ния немно­го — ма­ши­ну но­вую ку­пить, усы­паль­ни­цу в Са­ра­то­ве вос­ста­но­вить да ко­пию фа­миль­но­го перст­ня, ерстн ко­то­рый ба­буш­ка от­да­ла в Эр­ми­таж, сде­лать. де­лат А все осталь­ное я обе­щаю на бла­го­тво­ри­тель­ность во­рит от­дать. Так и на­пи­ши­те.

По По­след­ние го­ды Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич уж ж и не на­де­ет­ся на свои си­лы. Стар уже, вось­мой ой де де­ся­ток по­шел. А по­то­му на­де­ет­ся най­ти че­ло­ве­ка, ело­ве спо­соб­но­го о грим­мов­ских мил­ли­о­нах по­за­бо­тить­ся. оза­бо Прав­да, по­ка ни­кто так и не от­клик­ну клик­нул­ся. Но в су­ще­ство­ва­нии та­ко­го Оста­па Бен­де Бен­де­ра пен­си­о­нер ве­рит свято:

— Ес­ли най­дет­ся че­ло­век, ко­то­рый по­мо­жет мне отыс­кать вкла­ды, — по­ло­ви­ну ему от­дам. Мне не жал­ко! Сло­во потом­ствен­но­го дво­ря­ни­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.