ПРОБЛЕМНЫЙ ТОН­НЕЛЬ: ЧП В ЭТОМ МЕ­СТЕ СЛУ­ЧА­ЛИСЬ И РАНЬ­ШЕ

Moskovski Komsomolets - - Сего Дня - Алек­сандр ДОБРОВОЛЬСКИЙ.

Как уда­лось вы­яс­нить «МК», ны­неш­няя ава­рия — от­нюдь не пер­вое ЧП в ме­сте, где пе­ре­се­ка­ют­ся Во­ло­ко­лам­ка и ру­ко­твор­ная ре­ка. Ко­гда-то стро­и­те­лям здесь при­шлось ис­пы­тать на се­бе на­сто­я­щую « ата­ку ске­ле­тов ».

Раз­вяз­ка ав­то­мо­биль­ной и вод­ной ма­ги­стра­лей ря­дом с Ту­ши­ном — уни­каль­ное ин­же­нер­ное со­ору­же­ние. Спе­ци­а­ли­сты на­зы­ва­ют его «мост-канал». Над по­ло­са­ми для дви­же­ния по Во­ло­ко­лам­ско­му шос­се в те­ле спе­ци­аль­но на­сы­пан­ной зем­ля­ной дам­бы про­ло­же­на бе­тон­ная ко­роб­ка, по ко­то­рой про­хо­дит рус­ло ка­на­ла Москва– Вол­га.

Пер­вый та­кой чу­до- ак­ве­дук по­явил­ся здесь при стро­и­тель­стве ис­кус­ствен­ной ре­ки в 1930- е гг. То­гда ин­же­не­ры и ра­бо­чие «ве­ли­кой ста­лин­ской строй­ки» сде­ла­ли все­го два уз­ких «про­ко­ла» под ка­на­лом — по од­ной по­ло­се дви­же­ния в каж­дую сто­ро­ну. Позд­нее, в 1944 го­ду, к ним до­ба­вил­ся еще один — для трам­вай­ной ли­нии, про­ло­жен­ной вдоль Во­ло­ко­лам­ки в рай­он Ту­ши­но.

Од­на­ко уже че­рез па­ру де­сят­ков лет про­пуск­ной спо­соб­но­сти ста­рых тон­не­лей ста­ло яв­но недо­ста­точ­но: ин­тен­сив­ность ав­то­мо­биль­но­го дви­же­ния за­мет­но вы­рос­ла. Вот то­гда и бы­ло при­ня­то ре­ше­ние сде­лать еще один ши­ро­кий про­езд под ка­на­лом.

Ос­нов­ные ра­бо­ты по его стро­и­тель­ству раз­вер­ну­лись осе­нью 1971 — вес­ной 1972 гг. На­ча­ло их со­про­вож­да­лось очень непри­ят­ным ин­ци­ден­том: ед­ва лишь экс­ка­ва­то­ры на­ча­ли вгры­зать­ся в склон зем­ля­ной на­сы­пи ка­на­ла, как на­ткну­лись на че­ло­ве­че­ские ске­ле­ты.

Вот что рас­ска­зал в свое вре­мя кор­ре­спон­ден­ту «МК» один из оче­вид­цев. «Я был маль­чиш­кой то­гда и сам это ви­дел: из ков­ша экс­ка­ва­то­ра в ку­зов са­мо­сва­ла сып­лет­ся зем­ля впе­ре­меш­ку с ко­стя­ми и че­ре­па­ми. Весть о про­изо­шед­шем на строй­ке бы­ст­ро раз­нес­лась по окру­ге. Люди ста­ли со­би­рать­ся, смот­ре­ли, ужа­са­лись... Но дол­го нам та­кой « спек­такль » не по­ка­зы­ва­ли. Зе­вак бы­ст­ро от­тес­ни­ли прочь. А ме­сто про­ве­де­ния ра­бот ого­ро­ди­ли вы­со­ким за­бо­ром...»

От­ку­да взя­лись че­ре­па и ко­сти? Си­ту­а­цию про­яс­нил кра­е­вед Де­нис Ор­шан­ский: «Во вре­ме­на стро­и­тель­ства ка­на­ла в тех ме­стах, в рай­оне так на­зы­ва­е­мо­го Ка­ра­мы­шев­ско­го гид­ро­уз­ла, на юж­ном бе­ре­гу ка­на­ла ни­же шлю­за № 8 на­хо­дил­ся боль­шой ла­герь, « си­дель­цы » ко­то­ро­го ра­бо­та­ли на этих объ­ек­тах Ка­нал­строя. Юж­нее ла­ге­ря рас­по­ла­га­лось несколь­ко брат­ских мо­гил — ме­сто мас­со­во­го за­хо­ро­не­ния за­клю­чен­ных. Од­на­ко не всех умер­ших ка­на­ло­ар­мей­цев там хо­ро­ни­ли. По вос­по­ми­на­ни­ям быв­ших за­клю­чен­ных, за­ча­стую лю­дей, скон­чав­ших­ся на ра­бо­чей вах­те от травм или из­мож­де­ния, за­ка­пы­ва­ли во­все без мо­гил. Ес­ли обес­си­лив­ший зэк па­дал пря­мо с ло­па­той или тач­кой в ру­ках, там его и остав­ля­ли уми­рать. В кон­це сме­ны каж­дая бри­га­да со­би­ра­ла та­ких « вы­быв­ших». Бри­га­дир де­лал со­от­вет­ству­ю­щие по­мет­ки в спис­ке, а за­тем ка­на­ло­ар­мей­цы та­щи­ли те­ла сво­их умер­ших то­ва­ри­щей в бли­жай­шее под­хо­дя­щее ме­сто — ча­ще все­го это бы­ли об­рам­ля­ю­щие рус­ло зем­ля­ные на­сы­пи и дам­бы. Там тру­пы и скла­ды­ва­ли. А при­шед­шая на ра­бо­ту сле­ду­ю­щая сме­на за­сы­па­ла мерт­ве­цов но­вы­ми пор­ци­я­ми грун­та из та­чек. Ме­ста та­ких за­хо­ро­не­ний прак­ти­че­ски ни­как не до­ку­мен­ти­ро­ва­лись. По­это­му мно­же­ство остан­ков по­гиб­ших на стро­и­тель­стве ка­на­ла оста­ют­ся не об­на­ру­жен­ны­ми. На них на­ты­ка­ют­ся слу­чай­но, как и про­изо­шло во вре­мя ра­бот в 1970-х».

А вот что еще рас­ска­зал ав­то­ру этих строк один из участ­ни­ков стро­и­тель­ства, ве­те­ран «Мет­ро­строя» Вла­ди­мир Ша­ли­мов: «При про­клад­ке но­во­го тон­не­ля под ка­на­лом нас на­чаль­ство ак­тив­но под­го­ня­ло. Хо­те­ли все ра­бо­ты за­вер­шить до на­ча­ла на­ви­га­ции. Ведь из-за это­го стро­и­тель­ства уча­сток ка­на­ла, про­хо­дя­ще­го свер­ху по дам­бе меж­ду шлю­за­ми №7 и №8, был пол­но­стью осу­шен, и су­да не мог­ли про­хо­дить на­сквозь всю вод­ную трас­су до Моск­вы-ре­ки. Од­на­ко эти пла­ны ре­а­ли­зо­вать не уда­лось. Ед­ва лишь мон­таж­ные ра­бо­ты в тон­не­ле и его пор­та­лах бы­ли за­вер­ше­ны, по­про­бо­ва­ли пу­стить во­ду по рус­лу ка­на­ла. И тут вы­яс­ни­лось, что гид­ро­изо­ля­ция под­ве­ла: с по­тол­ка по ще­лям в тон­нель уда­ри­ли во­дя­ные струи. При­шлось сно­ва осу­шать рус­ло, бу­рить в его бе­тон­ном ос­но­ва­нии дыр­ки и че­рез них за­ка­чи­вать в неза­гер­ме­ти­зи­ро­ван­ные швы спе­ци­аль­ный це­мент­ный рас­твор. Толь­ко по­сле это­го но­вый Ту­шин­ский тон­нель стал при­го­ден для про­пус­ка ав­то­мо­би­лей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.