ХО­ТИ­ТЕ, ЧТО­БЫ БЫ­ЛО КАК В ПА­РИ­ЖЕ?

Moskovski Komsomolets - - Первая Страница - Дмит­рий­ПОПОВ, обо­зре­ва­тель

— Ху­дож­ни­ку да­ли три го­да тюрь­мы за ак­цию с под­жо­гом две­ри бан­ка!

— 37- й год! Со­всем власть озве­ре­ла! — Так это не у нас, а во Фран­ции... — А, ну то­гда пра­виль­но! Нече­го под­жи­гать что по­па­ло!

Помни­те та­ко­го че­ло­ве­ка, Пет­ра Пав­лен­ско­го? Ко­то­рый счи­та­ет се­бя ху­дож­ни­ком-ак­ци­о­ни­стом, по­то­му что при­бил мо­шон­ку к брус­чат­ке Крас­ной пло­ща­ди? Он тут у нас вся­че­ски ку­ро­ле­сил, а по­том сбе­жал из-за пре­сле­до­ва­ний кро­ва­во­го ре­жи­ма Рос­сии в мир сво­бо­ды, ра­вен­ства и брат­ства. Там в ок­тяб­ре 2017 го­да на пло­ща­ди Ба­сти­лии в Па­ри­же под­жег из твор­че­ских по­буж­де­ний дверь Бан­ка Фран­ции (до «жел­тых жи­ле­тов» это еще не бы­ло мейн­стри­мом). И тут слу­чи­лось стран­ное.

Фран­цу­зы не оце­ни­ли ху­до­же­ствен­ных до­сто­инств ак­ции граж­дан­ско­го про­те­ста. Пав­лен­ско­го за­ка­та­ли в ку­туз­ку. А позд­но ве­че­ром в этот чет­верг во­об­ще при­го­во­ри­ли к трем го­дам тюрь­мы (об­ви­не­ние про­си­ло де­ся­точ­ку). Два го­да из них он по­лу­чил услов­но, и с уче­том то­го, что 11 ме­ся­цев уже от­си­дел, под стра­жу его по­ме­щать не ста­ли. Еще он дол­жен бу­дет вы­пла­тить Бан­ку Фран­ции 18 678 ев­ро за при­чи­нен­ные убыт­ки, три ты­ся­чи ев­ро за мо­раль­ный ущерб и ты­ся­чу за су­деб­ные рас­хо­ды бан­ка.

Что же две­ри-то та­кие до­ро­гие у Бан­ка Фран­ции? Ко­гда Пав­лен­ский, опять же из твор­че­ских по­буж­де­ний, в но­яб­ре 2015 го­да под­жег дверь ФСБ на Лу­бян­ке, ему то­же при­шлось по­си­деть под след­стви­ем 5 ме­ся­цев, но суд при­го­во­рил его толь­ко к штра­фу в 500 ты­сяч руб­лей, а за дверь он дол­жен был за­пла­тить че­ки­стам 481 ты­ся­чу. Ма­ло то­го что са­жать не ста­ли, так еще и из стра­ны без опла­ты штра­фа вы­пу­сти­ли. Мо­жет, спе­ци­аль­но, ибо уто­мил уже — его же все вре­мя ме­ди­кам спа­сать при­хо­ди­лось: то ухо от­ре­зан­ное об­ра­ба­ты­вать, то те­сти­ку­лы при­гвож­ден­ные осво­бож­дать.

За­то по­сле ак­ции у ФСБ, на­при­мер, га­ле­рист Ма­рат Гель­ман пи­сал: «оче­вид­на сим­во­ли­ка: две­ри Лу­бян­ки — это вра­та ада, вход в мир аб­со­лют­но­го зла. И на фоне ад­ско­го пла­ме­ни сто­ит оди­но­кий ху­дож­ник, ожи­дая, по­ка его схва­тят… Фи­гу­ра Пав­лен­ско­го у охва­чен­ной пла­ме­нем две­ри ФСБ — очень важ­ный для ны­неш­ней Рос­сии сим­вол, и по­ли­ти­че­ский, и ху­до­же­ствен­ный». А еще 128 ху­дож­ни­ков, ис­кус­ство­ве­дов, арт­кри­ти­ков, ку­ра­то­ров, му­зей­щи­ков и га­ле­ри­стов под­пи­са­ли в за­щи­ту Пав­лен­ско­го «ди­плом», где ука­за­ли, что «оцен­ка ор­га­на­ми след­ствия, про­ку­ра­ту­ры и су­да ак­ции «Угро­за» как ба­наль­но­го и эле­мен­тар­но­го ак­та ван­да­лиз­ма… не со­от­вет­ству­ет ее… ха­рак­те­ру и ста­ту­су ху­до­же­ствен­но­го про­ек­та, ху­до­же­ствен­но­го же­ста, рав­но как и мо­ти­вам ее ав­то­ра — ху­дож­ни­ка-ак­ци­о­ни­ста и от­нюдь не ван­да­ла».

По­сле под­жо­га две­ри бан­ка в Па­ри­же Пав­лен­ско­му при­шлось са­мо­му пи­сать то­му же Гель­ма­ну пись­мо с объ­яс­не­ни­ем су­ти ак­ции. Мол, «Банк Фран­ции за­нял ме­сто Ба­сти­лии, а бан­ки­ры — ме­сто мо­нар­хии», «воз­рож­де­ние ре­во­лю­ци­он­ной Фран­ции вы­зо­вет по­жар ми­ро­вой ре­во­лю­ции», Банк Фран­ции во­об­ще него­дяй­ский, посколь­ку спон­си­ро­вал пра­ви­тель­ство в борь­бе с Па­риж­ской ком­му­ной. Но Гель­ман про­мол­чал. И 128 «ху­дож­ни­ков, ис­кус­ство­ве­дов, арт­кри­ти­ков, ку­ра­то­ров, му­зей­щи­ков и га­ле­ри­стов» то­же про­мол­ча­ли. При­ве­ден­ный вы­ше анек­дот это пре­крас­но объ­яс­ня­ет.

По­это­му глав­ное, что­бы Пав­лен­ско­го об­рат­но не вер­ну­ли. Он же на сво­бо­де сей­час. За­ле­зет на Эй­фе­ле­ву баш­ню, на­га­дит с нее, на­зо­вет ак­цию «Бур­жу­аз­ное пра­во­су­дие». Фран­цу­зы в серд­цах его де­пор­ти­ру­ют. А даль­ше — к га­дал­ке не хо­ди.

Это там он ба­наль­ный уго­лов­ник. А у нас за та­кую же вы­ход­ку его уз­ни­ком со­ве­сти при­зна­ют.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.