В ЛАВРЕ ДЕ­НЕГ НА ВОЙ­НУ НЕ СОБИРАЮТ

Про­па­ли крест и ча­ша, за­то по­явил­ся со­бор

Moskovski Komsomolets - - Сего Дня - Дмит­рий ТРОФИМЕНКО, Ки­ев.

Во­круг Ки­е­во-Пе­чер­ской лав­ры бу­шу­ют по­ли­ти­че­ские стра­сти, а в са­мой оби­те­ли все по-преж­не­му. Оче­ре­ди го­стей в му­зей­ной ча­сти, тол­пы при­хо­жан — в мо­на­стыр­ской. И тех и дру­гих ма­ло ин­те­ре­су­ют пре­тен­зии, ко­то­рые предъ­яв­ля­ет лавре укра­ин­ское ми­ни­стер­ство куль­ту­ры.

Свя­то-Успен­ская Ки­е­во-Пе­чер­ская лав­ра раз­де­ле­на на две нерав­ные ча­сти меж­ду му­зе­я­ми за­по­вед­ни­ка и УПЦ Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та. И вся вме­сте при­над­ле­жит го­су­дар­ству. Му­зеи и цер­ковь тут, по идее, толь­ко го­сти, а все, что им при­над­ле­жит, име­ет го­су­дар­ствен­ный ин­вен­тар­ный но­мер.

Ес­ли за вход в часть, где на­хо­дят­ся му­зеи, на­до пла­тить 30 гри­вен (экс­кур­сия в груп­пе — 100 гри­вен (250 руб­лей), пра­во сде­лать лю­би­тель­ские фо­то — еще 200), то в лавре все бес­плат­но, вплоть до по­се­ще­ния пе­щер мо­на­сты­ря.

Ми­ло­сты­ню при этом про­сят толь­ко пе­ред вхо­дом и внут­ри лав­ры — к му­зе­ям ни­щих по­че­му-то не тя­нет. На­вер­ное, « оби­ле­чен­ные » свет­ские лю­ди по­да­ют го­раз­до ху­же…

Сей­час ми­ни­стер­ство куль­ту­ры Укра­и­ны про­ве­ло боль­шую про­вер­ку-ин­вен­та­ри­за­цию. Что ска­зать? По срав­не­нию с 1988 го­дом про­па­ло немно­го и мно­го при­ба­ви­лось. Успен­ский со­бор, на­при­мер, раз­ру­шен­ный в вой­ну нем­ца­ми, вос­ста­но­ви­ли в 2000 го­ду. До недав­не­го вре­ме­ни на сай­те лав­ры еще бы­ли сло­ва мит­ро­по­ли­та (то­гда он еще был ар­хи­епи­ско­пом) Павла (Ле­бе­дя) с уко­риз­ной мест­ным по­ли­ти­кам и сло­ва­ми бла­го­дар­но­сти Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну, к ко­то­ро­му на­сто­я­тель «неод­но­крат­но об­ра­щал­ся при стро­и­тель­стве со­бо­ра в Ки­е­ве». «Он вы­де­лил зна­чи­тель­ную сум­му на ра­бо­ты по вос­ста­нов­ле­нию Успен­ско­го со­бо­ра!» — рас­ска­зы­вал еще в 2012 го­ду жур­на­ли­стам мит­ро­по­лит Па­вел. Сей­час о « рос­сий­ском сле­де » тут ста­ра­ют­ся лиш­ний раз не на­по­ми­нать.

Как и о все­воз­мож­ном стро­и­тель­стве. Ра­чи­тель­ный на­мест­ник по­стро­ил на ки­ев­ских скло­нах 16 но­вых зда­ний, несо­мнен­но нуж­ных для лав­ры, — вплоть до ово­ще­хра­ни­ли­ща. Преж­де во­про­сы к цер­ков­ной вла­сти воз­ни­ка­ли раз­ве что у ЮНЕСКО: па­мят­ни­ки ар­хи­тек­ту­ры сто­ят над Дне­пром, и ополз­ни тут при пе­ре­груз­ке грун­та вполне воз­мож­ны. Сей­час про­бле­мой за­ин­те­ре­со­ва­лась уже ны­неш­няя власть.

С ис­чез­но­ве­ни­ем у « мос­ков­ских по­пов » икон и мо­щей все вро­де успо­ко­и­лось. На­чаль­ник пресс- служ­бы укра­ин­ско­го ми­ни­стер­ства куль­ту­ры Юлия Да­цен­ко со­об­щи­ла, что все­го «не най­де­но 10 пред­ме­тов». То есть с 1988 го­да го­су­дар­ство пе­ре­да­ло церк­ви 829 «пред­ме­тов», а на 10 ян­ва­ря 2019-го недо­счи­та­лось по­ка 8 икон XIX ве­ка, од­но­го кре­ста и од­ной ча­ши. При этом ко­мис­сия ми­ни­стер­ства при­зна­ла, что в ос­нов­ном все в «удо­вле­тво­ри­тель­ном со­сто­я­нии», а 253 ико­ны про­шли ре­став­ра­цию. Гла­ва си­но­даль­но­го ин­фор­ма­ци­он­но-про­све­ти­тель­ско­го от­де­ла УПЦ МП ар­хи­епи­скоп Кли­мент, в свою оче­редь, пуб­лич­но за­явил в эфи­ре укра­ин­ской служ­бы ра­дио «Сво­бо­да», что на дан­ный мо­мент не су­ще­ству­ет ни еди­но­го офи­ци­аль­но­го до­ку­мен­та с пре­тен­зи­я­ми укра­ин­ско­го мин­куль­та к лавре.

«Это все по­ли­ти­че­ские бу­ри ка­кие-то, я не знаю, о чем вы», — го­во­рит мне о кон­флик­те Та­тья­на, пер­вая при­хо­жан­ка, ко­то­рая со­гла­си­лась со мной по­го­во­рить в лавре. «Тут пе­ще­ры, свя­тые мо­щи, и я, ко­гда труд­но на ду­ше, бо­лез­ни до­ни­ма­ют, при­хо­жу сю­да — зна­е­те, лег­че!» — объ­яс­ня­ет она.

Та­тья­на — из­вест­ная пи­а­нист­ка — вы­ез­жа­ла по кон­трак­ту на ра­бо­ту в ОАЭ и вдруг не про­шла ме­ди­цин­скую ко­мис­сию: та­мош­ние вра­чи за­по­до­зри­ли на­ли­чие оча­га ту­бер­ку­ле­за в лег­ких. Ди­а­гноз до­ма не под­твер­дил­ся, но вре­мя для раз­мыш­ле­ний о жиз­ни по­яви­лось. На­шел я пи­а­нист­ку воз­ле обыч­но­го ки­ос­ка на тер­ри­то­рии лав­ры — тут про­да­ют все: от кру­пы и кон­сер­вов до из­го­тов­лен­ной по бла­го­слов­ле­нию на­мест­ни­ка лав­ры клюк­вы в шо­ко­ла­де. Упа­ков­ка этой клюк­вы сто­ит 56 гри­вен (140 руб­лей), столь­ко же — по­лу­то­ра­лит­ро­вая бу­тыл­ка льня­но­го мас­ла, за ко­то­рым при­шла Та­тья­на, мед — 35 гри­вен (87,5 руб­ля) за бан­ку в 200 грам­мов. Тут да­же освя­щен­ную крас­ную ик­ру про­да­ют — 110 гри­вен (275 руб­лей) за 50 г, а бу­тыл­ка на­сто­я­ще­го цер­ков­но­го ка­го­ра сто­ит 70 гри­вен (175 руб­лей).

Уди­ви­тель­ное ощу­ще­ние оста­ет­ся от тра­пез­ной для па­лом­ни­ков лав­ры. Здесь суп сто­ит 18 гри­вен, та­рел­ка бор­ща — 20 (50 руб­лей), а са­мое до­ро­гое мяс­ное блю­до — 35 (87 руб­лей). На «кас­се» си­дит ми­лая де­вуш­ка в плат­ке пе­ред мо­ни­то­ром ком­пью­те­ра и тет­рад­кой в кле­точ­ку, в ко­то­рую она доб­ро­со­вест­но ста­вит от­мет­ки на­про­тив на­зва­ний блюд. Тер­ми­на­ла для кре­дит­ных карт тут от­ро­дясь не видели, кас­со­во­го ап­па­ра­та — то­же.

Тут вез­де все очень ак­ку­рат­но и вы­ве­ре­но: в цер­ков­ной лав­ке каж­дая свя­тая кни­га ря­дом с це­ной име­ет по­мет­ку о язы­ке — «цер­ков­но­сла­вян­ский », « рус­ский », « укр. мо­ва». Рекла­ма па­лом­ни­че­ских ту­ров по­ра­жа­ет раз­но­об­ра­зи­ем: бли­жай­ший тур, на 2 фев­ра­ля, — в Санк­тПе­тер­бург на празд­ник бла­жен­ной свя­той Ксе­нии Пе­тер­бурж­ской, но даль­ше — Ие­ру­са­лим, го­ра Афон, Еги­пет, Гру­зия, Лит­ва, Гре­ция и Кипр. В книж­ной лав­ке — объ­яв­ле­ние от­де­ла со­ци­аль­но­го слу­же­ния церк­ви: каж­дый мо­жет ку­пить кни­гу и оста­вить ее на кас­се для де­тей из дет­ских до­мов, ли­шен­ных опе­ки ро­ди­те­лей. На нуж­ды ар­мии тут де­нег не собирают.

Ки­ев­ская лав­ра жи­вет сво­ей жиз­нью и изо всех сил ста­ра­ет­ся не об­ра­щать вни­ма­ния на су­е­ту во­круг.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.