ТОТ, КО­ТО­РЫЙ НЕ РАС­СТРЕ­ЛЯЛ

«МК» на­ве­стил в СИЗО сту­ден­та, по­до­зре­ва­е­мо­го в под­го­тов­ке мас­со­во­го убий­ства со­курс­ни­ков

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ека­те­ри­на САЖНЕВА. Ивет­та НЕВИННАЯ.

Де­сять дней на­зад со­труд­ни­ки ФСБ предот­вра­ти­ли мас­со­вый рас­стрел в Лу­хо­виц­ком аг­рар­но-про­мыш­лен­ном кол­ле­дже. Убий­ство со­курс­ни­ков и пре­по­да­ва­те­ля 18-лет­ний Бо­рис на­зна­чил на 29 ок­тяб­ря. Это тот ред­кий слу­чай, ко­гда тра­ге­дии по­доб­но­го ро­да уда­лось не до­пу­стить, а са­мо­го пред­по­ла­га­е­мо­го пре­ступ­ни­ка — взять жи­вым.

Свою ви­ну он при­знал, но ха­рак­те­ри­сти­ки, дан­ные ему сверст­ни­ка­ми, и спра­вед­ли­вость про­зви­ща «тер­ро­рист» ка­те­го­ри­че­ски от­ри­ца­ет: «Про­сто я стран­ный, не та­кой, как все, осо­бен­ный», — убеж­ден он.

Как за­ра­нее вы­чис­ли­ли пред­по­ла­га­е­мо­го убий­цу, по­че­му по­доб­ных пси­хо­па­ти­че­ских рас­стройств ста­но­вит­ся все боль­ше и рас­ка­и­ва­ет­ся ли сам Бо­рис в том, что, сла­ва бо­гу, не смог со­вер­шить?

Спец­кор «МК» на­ве­стил аре­сто­ван­но­го в ка­че­стве чле­на ОНК в СИЗО-6 в го­ро­де Ко­ломне и узнал усло­вия его со­дер­жа­ния.

«Кот­ле­ты на обед хо­лод­ные, а так все нор­маль­но», — суб­тиль­ный маль­чик, не юно­ша, не мо­ло­дой че­ло­век, имен­но маль­чик с тон­ки­ми, ед­ва про­би­ва­ю­щи­ми­ся уси­ка­ми. На ста­рых фо­то­гра­фи­ях в соцсети их еще нет. Уси­ки ему не идут, де­ла­ют еще мо­ло­же и без­за­щит­нее, что ли. Та­кой дей­стви­тель­но вряд ли смо­жет по­сто­ять за се­бя. Од­ной из при­чин, по­че­му под­ро­сток со­би­рал­ся со­вер­шить этот ди­кий по­сту­пок — рас­стре­лять несколь­ко че­ло­век, как он сам го­во­рит, бы­ли из­де­ва­тель­ства со сто­ро­ны бо­лее силь­ных сверст­ни­ков. «Я не ху­же дру­гих. Во­об­ще у нас в тех­ни­ку­ме все вре­мя что-то про­ис­хо­дит. Ну, я взо­рвал гра­на­ту в ком­на­те, а до это­го еще уни­таз кто-то раз­бил».

Мой со­бе­сед­ник жил в об­ща­ге в За­рай­ске — здесь на­хо­дит­ся фи­ли­ал его учеб­но­го за­ве­де­ния. Бу­ду­щая про­фес­сия не при­вле­ка­ла. На­сто­я­щая жизнь то­же. Де­вуш­ки не бы­ло. Учил­ся пло­хо. До­ма его ни­кто не ждал.

Ро­ди­те­ли дав­но ли­ше­ны ро­ди­тель­ских прав. Отец — хро­ни­че­ский ал­ко­го­лик, мать ле­чит­ся в пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­це. «У ме­ня ба­буш­ка есть, я у нее жил». Од­на­ко его меч­ты об от­дель­ном жи­лье раз­би­лись о быт — они с ба­буш­кой не по­де­ли­ли трех­ком­нат­ную квар­ти­ру, за­пи­сан­ную на от­ца, юно­ша хо­тел че­рез суд по­лу­чить раз­ре­ше­ние раз­ме­нять ее на две од­нуш­ки, но ему от­ка­за­ли. «Я хо­тел жить са­мо­сто­я­тель­но, но не по­лу­чи­лось», — взды­ха­ет он.

Мир­но со­сед­ство­вать с то­ва­ри­ща­ми па­рень, ви­ди­мо, не очень умел. Бо­рис не про­из­во­дит впе­чат­ле­ния агрес­сив­но­го, ско­рее, за­би­тый, обид­чи­вый, сла­бый ти­хуш­ник. При­зна­ет­ся в том, что увле­ка­ет­ся ору­жи­ем. И при этом не иде­а­ли­зи­ру­ет кри­ми­наль­ный мир, не стре­мит­ся стать его ча­стью, оче­вид­но, осо­зна­вая, что в ли­де­ры все рав­но не вы­бьет­ся — ско­рее, он за оди­но­чек ти­па Брей­ви­ка и Чи­ка­ти­ло.

«Я осо­бен­ный», — по­вто­ря­ет сту­дент.

«Бу­дешь про­сить, что­бы с род­ствен­ни­ка­ми по­ви­дать­ся? На­вер­ня­ка ба­буш­ка за те­бя пе­ре­жи­ва­ет», — ин­те­ре­су­юсь я. «Дя­дю с те­тей хо­тел бы уви­деть, с ни­ми от­но­ше­ния хо­ро­шие».

Бо­рис толь­ко вер­нул­ся с до­про­са, сле­до­ва­тель при­е­хал аж за сто ки­ло­мет­ров из Моск­вы, на мест­ном уровне де­ло ве­ла ФСБ, те­перь пе­ре­да­ли в Глав­ное след­ствен­ное управ­ле­ние. Несмот­ря на то что тру­пов нет, об­сто­я­тель­ства так и не про­изо­шед­ше­го пре­ступ­ле­ния рас­сле­ду­ют на са­мом вер­ху — важ­но по­нять, за­чем он хо­тел это сде­лать. По­то­му что ес­ли по­нять, то мож­но, на­вер­ное, и предот­вра­тить по­яв­ле­ние бу­ду­щих «брей­ви­ков» и «кер­чен­ских стрел­ков».

Го­во­рят, что со­курс­ни­ки дав­но до­га­ды­ва­лись о его на­ме­ре­ни­ях, про­си­ли от­чис­лить Бо­ри­са из тех­ни­ку­ма, да­же со­би­ра­ли под­пи­си. В про­шлом го­ду один из пре­по­да­ва­те­лей на­шел у него нож. Од­на­ко, как рас­ска­зал «МК» ис­точ­ник, близ­кий к след­ствию, взя­ли Бо­ри­са из-за по­пы­ток най­ти и са­мо­сто­я­тель­но при­об­ре­сти оружие. Жа­ло­бы про­сто не вос­при­ня­ли все­рьез.

«Ну да, на па­рах в те­ле­фоне ви­део смот­рел. Но это бы­ли об­ра­зо­ва­тель­ные ви­до­сы, а с пе­ре­стрел­ка­ми все смот­рят», — со­гла­ша­ет­ся под­ро­сток. Утвер­жда­ет, что ком­пью­тер­ные иг­ры его не ин­те­ре­со­ва­ли.

На тех, кто дал на него по­ка­за­ния, силь­но оби­жен. «Это все вра­нье. По­то­му что у ме­ня не бы­ло ни­ка­кой тет­ра­ди смер­ти, где я яко­бы за­пи­сы­вал фа­ми­лии бу­ду­щих жертв. И в ИГИЛ (тер­ро­ри­сти­че­ская ор­га­ни­за­ция, за­пре­ще­на в Рос­сии) я не со­би­рал­ся, и во­е­вать в Си­рию то­же».

— Утвер­жда­ют, ты сто­рон­ник ра­ди­каль­но­го ис­ла­ма?

— Я неве­ру­ю­щий. Я во­об­ще ни во что не ве­рю.

Бо­рис трет глаз, го­во­рит, что еще утром по­па­ла со­рин­ка, глаз дей­стви­тель­но крас­ный. Мо­жет, всю ночь не спал? Пе­ре­жи­вал? А во­об­ще па­рень толь­ко все­лил­ся в ка­ме­ру по­сле ка­ран­ти­на. В это вре­мя у него бра­ли ана­ли­зы, пси­хо­ло­ги про­во­ди­ли свои пси­хо­ло­ги­че­ские те­сты, на­сколь­ко че­ло­век во­об­ще адек­ва­тен и ка­кие у него на­клон­но­сти. В дан­ный мо­мент он на­хо­дит­ся под по­сто­ян­ным ви­део­на­блю­де­ни­ем: тю­рем­щи­ки опа­са­ют­ся воз­мож­но­го сры­ва. В сво­бод­ное вре­мя в ка­ме­ре ни­чем осо­бен­но не за­ни­ма­ет­ся и не ин­те­ре­су­ет­ся. По­стель за­прав­ле­на ак­ку­рат­но.

«Мо­жет быть, те­бе книж­ки взять по­чи­тать? У вас в СИЗО хо­ро­шая биб­лио­те­ка». — «Нет, неохо­та, вот ес­ли бы в те­ле­фоне за­вис­нуть», — мнет­ся он. Но­вый его со­ка­мер­ник, здо­ро­вен­ный ам­бал, ока­зав­ший­ся здесь по ста­тье 111 УК РФ «Умыш­лен­ное при­чи­не­ние тяж­ко­го вре­да здо­ро­вью», то­же утвер­жда­ет, что чи­тать па­рень не хо­чет. И во­об­ще не ска­зать, что­бы силь­но хо­тел об­щать­ся.

«Ко­гда он толь­ко при­шел, я дал ему га­зе­ту, где про него как раз бы­ла ста­тья, так он ее взял и вы­ки­нул», — раз­во­дит ру­ка­ми со­сед по ка­ме­ре.

Бо­рис го­во­рит, что не ду­мал о сла­ве. Что пла­ни­ро­вал со­вер­шить рас­стрел, по­то­му что устал от­би­вать­ся один ото всех.

Тем не ме­нее пер­вый во­прос, за­дан­ный им, ко­гда я пред­ста­ви­лась чле­ном ОНК, ко­то­рый при­е­хал про­ве­рить его усло­вия со­дер­жа­ния: «А по те­ле­ви­зо­ру ме­ня по­ка­зы­ва­ли?»

Ин­те­рес­но, что в та­ких вот кол­ле­джах де­ла­ют пси­хо­ло­ги? В чем кон­крет­но за­клю­ча­ет­ся их ра­бо­та? И бу­дут ли они на­ка­за­ны, что про­смот­ре­ли по­тен­ци­аль­но­го убий­цу? По­то­му что у нас обыч­но на­ка­зы­ва­ют охран­ни­ков, от­крыв­ших дверь, ко­гда ту­да шел че­ло­век с ору­жи­ем, а про­фи­лак­ти­ка та­ких слу­ча­ев за­клю­ча­ет­ся лишь в том, что­бы пер­вые две неде­ли по­сле со­об­ще­ний в СМИ каж­дый утро обыс­ки­вать порт­фе­ли уча­щих­ся при вхо­де. А кро­ме порт­фе­лей что? Во­сем­на­дцать Бо­ри­су ис­пол­ни­лось этим ле­том. По­это­му в лю­бом слу­чае ему све­тит взрос­лая зо­на, с тем са­мым кри­ми­наль­ным ми­ром, ко­то­ро­го он не при­зна­ет и, ве­ро­ят­но, бо­ит­ся, — это не ху­ли­га­ны в кол­ле­дже.

Пред­став­лять его ин­те­ре­сы в су­де, ско­рее все­го, бу­дет го­су­дар­ствен­ный, на­зна­чен­ный за­щит­ник. Де­нег, что­бы на­нять ад­во­ка­та, у под­рост­ка нет.

Зда­ние тех­ни­ку­ма, где учил­ся несо­сто­яв­ший­ся убий­ца.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.