ЧЕМ­ПИ­ОН РОС­СИИ ПО КОКСУ?

Бок­сер Ку­ши­та­шви­ли в СИЗО: «Я мир­ный! От­пу­сти­те ме­ня домой!»

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ева МЕРКАЧЕВА.

Экс­пер­ти­за об­на­ру­жи­ла у дву­крат­но­го чем­пи­о­на Рос­сии по бок­су Геор­гия Ку­ши­та­шви­ли в ор­га­низ­ме ко­ка­ин. Об этом за­явил в пят­ни­цу, 14 фев­ра­ля, сле­до­ва­тель Во­ен­но­го след­ствен­но­го управ­ле­ния. На­пом­ним, спортс­мен был аре­сто­ван по об­ви­не­нию в хра­не­нии нар­ко­ти­ков и из­би­е­нию гвар­дей­ца. Сво­ей ви­ны тя­же­ло­вес не при­зна­ет, упо­треб­ле­ние ко­ка­и­на от­ри­ца­ет.

За ре­шет­кой у Геор­гия ста­ли бо­леть су­ста­вы и по­яви­лась стран­ная ал­лер­гия. Ме­ди­ки счи­та­ют, что ска­зы­ва­ет­ся от­сут­ствие при­выч­ных фи­зи­че­ских на­гру­зок: за все то вре­мя, что под стра­жей, ни ра­зу (!) не смог по­пасть в спорт­зал. Бок­сер пе­ре­жи­ва­ет, что про­ти­во­ал­лер­ген­ные пре­па­ра­ты, ко­то­рые ему да­ют в СИЗО, мо­гут со­дер­жать за­пре­щен­ные ан­ти­до­пин­го­вым ко­ми­те­том вещества. А Ку­ши­та­шви­ли на­де­ет­ся вер­нуть­ся в боль­шой спорт.

«От­пу­сти­те ме­ня домой», — на­ив­но про­сит он пра­во­за­щит­ни­ков.

Обо­зре­ва­тель «МК» на­ве­сти­ла его в СИЗО №4 «Мед­ведь» в ка­че­стве чле­на Об­ще­ствен­ной на­блю­да­тель­ной ко­мис­сии Моск­вы.

Спец­б­лок «Мед­ве­дя» пред­став­ля­ет со­бой от­дель­но сто­я­щее зда­ние. Сю­да по­ме­ща­ют за­клю­чен­ных, ко­то­рым мо­жет угро­жать опас­ность в об­щем кор­пу­се: быв­шие со­труд­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов, пред­при­ни­ма­те­ли, во­ен­ные... К сло­ву, Ку­ши­та­шви­ли от­нес­ли к ка­те­го­рии во­ен­но­слу­жа­щих (чис­лил­ся ма­ши­ни­стом в во­ин­ской ча­сти), по­то­му и ме­ру пре­се­че­ния ему из­би­рал во­ен­ный суд.

Хо­ро­шая, про­стор­ная ка­ме­ра на чет­ве­рых. Но за­клю­чен­ных здесь толь­ко двое. В уг­лу — ба­у­лы тре­тье­го, ко­то­ро­му суд из­ме­нил ме­ру пре­се­че­ния пря­мо на­ка­нуне. Счаст­лив­чик Ва­ган Аб­га­рян про­хо­дил по де­лу «Ба­ринг Во­сток».

— Мы ра­ды за него, — ти­хо го­во­рит об­ви­ня­е­мый в мо­шен­ни­че­стве биз­нес­мен Кон­стан­тин Ре­ми­зов, по­стро­ив­ший жи­лой ком­плекс «Ре­зи­ден­ция Скол­ко­во». На се­го­дня он един­ствен­ный со­сед бок­се­ра. С од­ной сто­ро­ны, Ку­ши­та­шви­ли по­вез­ло с со­ка­мер­ни­ком, с дру­гой — его ис­то­рия оп­ти­миз­ма бок­се­ру вряд ли при­ба­вит: Вер­хов­ный суд Рос­сии два­жды от­прав­лял де­ло об из­ме­не­нии ме­ры пре­се­че­ния Ре­ми­зо­ву на но­вое рас­смот­ре­ние, но тот по-преж­не­му в СИЗО (по­чти два го­да).

За­ви­дев на по­ро­ге го­стей, бок­сер ис­кренне ра­ду­ет­ся. Во­об­ще ве­дет се­бя как ре­бе­нок. Улы­ба­ет­ся, шу­тит.

— Чай, лат­те, ка­пуч­чи­но, мок­ка­чи­но?

Пред­ла­га­ет по­про­бо­вать сли­вы, ле­жа­щие на сто­ле.

— А что хо­ти­те?

По­ми­мо слив там яб­ло­ки, апель­си­ны, пе­че­нье. Осмат­ри­ва­ем ка­ме­ру: те­ле­ви­зор («Матч ТВ» ло­вит!»

— вы­кри­ки­ва­ет бок­сер), хо­ло­диль­ник, пол­ка с кни­га­ми, стол. Окош­ко не ма­лень­кое, но до него невоз­мож­но до­тя­нуть­ся — от­го­ро­же­но до­пол­ни­тель­ной ре­шет­кой. Это сде­ла­но для то­го, что­бы аре­стан­ты не мог­ли по­дой­ти к под­окон­ни­ку и кри­чать (так на­зы­ва­е­мая меж­ка­мер­ная связь).

— Усло­вия нор­маль­ные, — улы­ба­ет­ся бок­сер. — Ме­ня все устра­и­ва­ет. Вот на­чал ан­глий­ский учить. Это (по­ка­зы­ва­ет на Ре­ми­зо­ва. — Авт.) мой «ти­чер». Я немно­го язык знал, но как бы­ло: при­ез­жа­ешь на меж­ду­на­род­ные со­рев­но­ва­ния, че­рез несколь­ко дней при­вы­ка­ешь к ан­глий­ско­му, на­чи­на­ешь все по­ни­мать и сам го­во­рить, а уже об­рат­но на­до воз­вра­щать­ся. И до­ма язык быст­ро за­бы­ва­ет­ся без прак­ти­ки.

— Мы учим тра­ди­ци­он­но по учеб­ни­ку Бон­ка, — го­во­рит Кон­стан­тин Ре­ми­зов. — Георгий — при­леж­ный уче­ник, все за­пи­сы­ва­ет в тет­радь.

Ку­ши­та­шви­ли тя­нет­ся к пол­ке и гор­до де­мон­стри­ру­ет свои за­пи­си.

— Ну вот не зря за ре­шет­ку по­па­ли — язык под­тя­не­те, — шу­чу я.

— Я до­ма го­тов учить с утра до ве­че­ра ан­глий­ский! От­пу­сти­те ме­ня. И Ко­стю. Мы най­дем с ним спо­соб на во­ле за­ни­мать­ся.

— Это не в на­шей ком­пе­тен­ции, — объ­яс­няю я.

Георгий опять как ре­бе­нок рас­стра­и­ва­ет­ся:

— А вы на су­де ска­жи­те, что мне не на­до в СИЗО быть. По­про­си­те су­дью, что­бы на до­маш­ний арест пе­ре­ве­ли. Я бу­ду се­бя хо­ро­шо ве­сти.

— Эх, рань­ше бы вы ду­ма­ли об этом. А не по подъ­ез­дам...

— А ме­ня ожи­да­ет, что все ду­ма­ют, буд­то я за­клад­ки ка­кие-то брал. Я спортс­мен! У ме­ня бра­ли ана­ли­зы на нар­ко­ти­ки сра­зу по­сле за­дер­жа­ния, но ничего не на­шли.

...На­ша встре­ча про­ис­хо­ди­ла на­ка­нуне за­се­да­ния су­да по ме­ре пре­се­че­ния. На ней сле­до­ва­тель за­явит, что в мо­че у бок­се­ра об­на­ру­жен ко­ка­ин. Су­дя по все­му, сле­до­ва­тель го­во­рил про ре­зуль­та­ты экс­пер­ти­зы, про­ве­ден­ной по хи­ми­ко­ток­си­ко­ло­ги­че­ской ме­то­ди­ке, ко­то­рая за­ни­ма­ет при­мер­но неде­лю. И если экс­пресс-экс­пер­ти­за (про­во­дит­ся по тест-по­лос­кам) мо­жет ничего не по­ка­зать, то эта вы­яв­ля­ет про­дук­ты рас­па­да ко­ка­и­на.

— Уда­ет­ся под­дер­жи­вать фор­му? — ин­те­ре­су­юсь у бок­се­ра.

— Ста­ра­юсь как мо­гу. В ка­ме­ре на по­лу (но он хо­лод­ный) от­жи­ма­юсь, ка­чаю пресс. На про­гу­лоч­ном дво­ри­ке бе­гаю (но он кро­шеч­ный). В спорт­зал я не по­пал, по­то­му что дру­зья ни­как не мо­гут пе­ре­ве­сти мне день­ги на ли­це­вой счет СИЗО (за­ня­тия плат­ные — 300 руб­лей. — Авт.). Но они пе­ре­ве­дут, это про­сто тех­ни­че­ская за­держ­ка.

— То есть вы ни ра­зу еще не бы­ли в спорт­за­ле СИЗО?! — не ве­рит­ся мне.

— Ни ра­зу. Вот су­ста­вы ста­ли бо­леть. Я весь на­чал скри­петь. Слы­ши­те? (Георгий де­ла­ет дви­же­ние ру­кой, и слы­шен хруст. — Авт.).

— А что у вас с гла­за­ми? По­че­му они крас­ные? И что за пят­но на ще­ке?

— Это ал­лер­гия. Но не по­нят­но, на что.

— На тюрь­му, — груст­но шу­тит со­сед Ре­ми­зов.

— Гла­за че­шут­ся страш­но, осо­бен­но по утрам, — про­дол­жа­ет бок­сер. — Мне да­ли ка­кие-то кап­ли, но при­ни­мать бо­юсь. У ме­ня в те­ле­фоне все­гда бы­ла про­грам­ма, ту­да за­би­ва­ешь на­зва­ние пре­па­ра­та, и она вы­да­ет: нет ли за­пре­щен­но­го ан­ти­до­пин­го­вой ко­мис­си­ей вещества. Я каж­дый раз, ко­гда в ап­те­ку шел, про­ве­рял по ней ле­кар­ства. Во­об­ще, те, кто го­во­рит, что я си­дел на нар­ко­ти­ках, не зна­ют пра­вил спор­та. Я за­клю­чил со­гла­ше­ние, по ко­то­ро­му обя­зан от­чи­ты­вать­ся, где я но­чую, ку­да уез­жаю и т.д. По это­му же до­го­во­ру ко мне мо­гут в лю­бой мо­мент при­е­хать домой и взять ана­ли­зы на нар­ко­ти­ки.

— И ча­сто при­ез­жа­ли?

— В ме­сяц 3–4 ра­за. Если бы что-то вы­яви­ли, ме­ня бы вы­гна­ли из боль­шо­го спор­та. Мо­жет быть, все­та­ки хо­тя бы пись­мо на­пи­ше­те в суд? Ну, что­бы под до­маш­ний арест... У ме­ня слу­жеб­ная квар­ти­ра (та, что мне сни­ма­ют) ря­дом со ста­ди­о­ном и спорт­за­лом. Вы­шел из до­ма — пять ми­нут, и уже за­ни­ма­ешь­ся. У ме­ня со здо­ро­вьем про­бле­мы на­ча­лись именно из-за от­сут­ствия при­выч­ных на­гру­зок. Дав­ле­ние внут­риг­лаз­ное и внут­ри­че­реп­ное по­яви­лось. Я на сво­бо­де два­жды в неде­лю спор­тив­ный мас­саж де­лал. А тут ка­кой мас­саж? Ох... Пря­мо так и на­пи­ши­те су­дье, что я хо­чу домой. Я мир­ный.

— Это не по­мо­жет, Георгий. А вот до­бить­ся, что­бы вас в спорт­зал СИЗО вы­во­ди­ли по­ка без опла­ты, ду­маю, мож­но. Вы же чем­пи­он, гор­дость Рос­сии!

— Да уж... Ви­ди­те, как оно все вышло. А я кни­гу чи­таю. «Са­мо­лет» на­зы­ва­ет­ся.

— Не «Са­мо­лет», а «Аэро­порт», — по­прав­ля­ет Ре­ми­зов.

— А прав­да, что у вас до­ма со­ба­ка од­на оста­лась?

— Нет, нет у ме­ня жи­вот­ных. Хо­тя я со­бак очень люб­лю. Но с мо­им спор­тив­ным гра­фи­ком, где по­сто­ян­ные разъ­ез­ды, я не мо­гу поз­во­лить се­бе за­ве­сти до­маш­не­го пи­том­ца. И се­мьи нет. В Москве я жи­ву один.

— А пе­ре­дач­ки-по­сыл­ки вам при­хо­дят?

— Од­ну пе­ре­да­ли дру­зья.

— За все вре­мя? Вся стра­на за ва­шей судь­бой на­блю­да­ет, а ни­кто да­же по­сыл­ку не при­слал.

— Да это ничего. Тут хо­ро­шо кор­мят. И со­ка­мер­ни­ки всем де­лят­ся, так при­ня­то.

Чле­ны ОНК Моск­вы об­ра­ти­лись к ру­ко­вод­ству СИЗО с прось­бой вы­во­дить в спорт­зал чем­пи­о­на без опла­ты (по­ка у него нет де­нег на сче­ту). На­чаль­ник «Мед­ве­дя» дал со­от­вет­ству­ю­щее рас­по­ря­же­ние.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.