ВИРУСНАЯ ПНЕВМОНИЯ ЛЮ­БИТ САЛО

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ма­ри­на РАЙКИНА.

Чем даль­ше бе­жит ко­ро­на­ви­рус­ное вре­мя, тем оче­вид­нее ста­но­вит­ся, что бо­лезнь, вы­зван­ная зло­счаст­ным ви­ру­сом, у всех про­те­ка­ет по-раз­но­му. Да, есть об­щая симп­то­ма­ти­ка, под­твер­жден­ная мас­со­во­стью спе­ци­фи­че­ских про­яв­ле­ний, но то, что эта бо­лезнь ко­вар­на, из­мен­чи­ва и непред­ска­зу­е­ма, под­твер­жда­ет­ся так­же нееди­нич­ны­ми слу­ча­я­ми. Взять хо­тя бы на­шу га­зе­ту. Жур­на­ли­сты

— вто­рые по­сле вра­чей кан­ди­да­ты на за­ра­же­ние. Аэро­пор­ты, боль­ни­цы, са­мо­ле­ты, по­ез­да — все это на­ши объ­ек­ты, где мы тру­ди­лись и про­дол­жа­ем тру­дить­ся. По­это­му вполне есте­ствен­но, что неко­то­рые из нас сва­ли­лись от нерав­ной схват­ки с ви­ру­сом. Ко­гда мы об­ме­ня­лись личным опы­том (за­ра­же­ния, про­те­ка­ния бо­лез­ни и ее осо­бен­но­стя­ми), то по­лу­чи­ли очень по­зна­ва­тель­ную и

во мно­гом неожи­дан­ную кар­ти­ну, где у каж­до­го име­ет­ся свой непо­вто­ри­мый эпи­зод. Мы ре­ши­ли по­де­лить­ся на­шим кол­лек­тив­ным опы­том пе­ре­жи­то­го с чи­та­те­ля­ми «МК» — воз­мож­но, он ко­му­то по­мо­жет и ста­нет на­ви­га­ци­ей в этом стран­ном и страш­ном по­то­ке пан­де­мии под на­зва­ние COVID-19

Итак, нас де­сять че­ло­век: семь с под­твер­жден­ным и три с непод­твер­жден­ным ди­а­гно­зом, но то, что это бы­ло оно са­мое, трое ни ра­зу не со­мне­ва­ют­ся. Две Ка­ти (да­лее №1и №2), Ма­ри­на, Та­ня, Ивет­та, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, На­та­ша, Ин­на с му­жем Ди­мой. Сре­ди нас, к сча­стью, нет су­пер­тя­же­лых ко­вид­ни­ков (ре­ани­ма­ция, ап­па­ра­ты ИВЛ и пр.), хо­тя од­на все же уго­ди­ла в боль­ни­цу на три неде­ли. Но и нель­зя ска­зать, что у всех бы­ла (оста­ет­ся) лег­кая фор­ма и что мы от­де­ла­лись лег­ким ис­пу­гом. Каж­дый пе­ре­жил свои непри­ят­ные ми­ну­ты, ча­сы и да­же неде­ли. Но все, к че­сти на­шей про­фес­сии, не остав­ля­ли ра­бо­ту.

Вот симп­то­ма­ти­ка боль­шин­ства: у вось­ми из де­ся­ти — вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра (37,8–39,5), бо­ли в те­ле, осо­бен­но блуж­да­ю­щие по спине — от ло­па­ток до по­яс­ни­цы, су­хость во рту, ка­шель, анос­мия (по­те­ря обо­ня­ния) и, ко­неч­но, клас­си­ка COVID — ма­то­вые стек­ла при КТ-об­сле­до­ва­нии.

Та­ня (за­ра­зи­лась от ма­мы в кон­це мар­та, ле­чи­лась до­ма): — Я скреб­ла ног­тя­ми апель­син. Цед­ра би­ла в нос, но я не чув­ство­ва­ла ров­ным сче­том ни­че­го. Ко­фе, гель для ду­ша — за­па­хи пе­ре­ста­ли су­ще­ство­вать.

Ка­тя №1 (ис­точ­ник за­ра­же­ния неиз­ве­стен, за­бо­ле­ла в на­ча­ле ап­ре­ля, ле­чи­лась до­ма): — На тре­тий день ста­ли по­сте­пен­но про­па­дать за­па­хи и вкус еды. Сна­ча­ла я пе­ре­ста­ла чув­ство­вать, как пах­нет чай с ча­бре­цом, по­том — спирт и ду­хи. По­след­ним сдал­ся ко­фе. Как-то утром узна­ла от му­жа, что он пы­тал­ся вы­ве­сти пят­но ке­ро­си­ном, за­пах ко­то­ро­го я в обыч­ной жиз­ни не пе­ре­но­шу. Но я его не чув­ство­ва­ла во­об­ще. И да — не бы­ло ни за­ло­жен­но­сти но­са, ни на­смор­ка.

Ка­тя №2 (за­ра­зи­лась в «Ше­ре­ме­тье­во» в ап­ре­ле, три неде­ли про­ве­ла в боль­ни­це): — На чет­вер­тые или пя­тые сут­ки про­па­ло обо­ня­ние. Это бы­ло тре­вож­но и од­но­вре­мен­но увле­ка­тель­но. Мы с По­ли­ной (дочь) бе­га­ли по на­ше­му изо­ли­ро­ван­но­му бок­су и ню­ха­ли все под­ряд. Так как осо­бо вариантов не бы­ло (еда и так бы­ла ди­е­ти­че­ской, па­ро­вой и не пах­ла), боль­ше все­го до­ста­лось ба­на­но­во­му кре­му для лица и дез­одо­ран­ту. Ни-че-го! То­гда я по­ве­ри­ла, что это ко­вид и есть.

Но все же в на­шей бо­лез­нен­ной ком­па­нии ока­за­лось од­но ис­клю­че­ние из об­ще­го пра­ви­ла.

Ма­ри­на (за­ра­зи­лась в Санкт-Пе­тер­бур­ге в на­ча­ле мар­та, ле­чи­лась до­ма): — С са­мо­го на­ча­ла, как я по­чув­ство­ва­ла се­бя нелад­но, ста­ла три ра­за в день ме­рить тем­пе­ра­ту­ру. Весь ап­рель она дер­жа­лась на «небы­ва­лой вы­со­те» — 35,4. При этом за­пре­дель­ной па­ду­че­сти, на ко­то­рую жа­ло­ва­лись мои кол­ле­ги, не ощу­ща­ла. Все по­хо­ди­ло на оче­ред­ное се­зон­ное ОРВИ. Но при этом — ни­ка­ко­го каш­ля/ боль­но­го гор­ла, толь­ко го­ло­ва бы­ла несколь­ко тя­же­лой.

Несмот­ря на об­щую симп­то­ма­ти­ку (с уче­том плюс/ми­нус), у каж­до­го все на­чи­на­лось по-сво­е­му.

Та­ня: — Пер­вый симп­том — за­ло­жен­ность в гру­ди — я по­чув­ство­ва­ла еще с ве­че­ра, а утром — рез­кая боль в жи­во­те и од­но­крат­ная рво­та.

Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич (пред­по­ла­га­ет, что за­ра­зил­ся от сы­на в на­ча­ле мая, бо­лел до­ма): — Два дня я гу­лял око­ло до­ма по два­дцать ми­нут. Пер­вый день все про­шло хо­ро­шо, на вто­рой при­шел до­мой и по­чув­ство­вал ма­лень­кий озноб. По­ме­рил тем­пе­ра­ту­ру — 38,0.

Ма­ри­на: — С утра, стоя у зер­ка­ла, об­на­ру­жи­ла рез­ко по­крас­нев­шие кры­лья но­са. Не весь нос, а имен­но кры­лья. По­зво­ни­ла зна­ко­мо­му опыт­но­му док­то­ру с бо­га­ты­ми меж­ду­на­род­ны­ми свя­зя­ми. Док­тор ска­за­ла, что имен­но от за­ру­беж­ных кол­лег зна­ет, что это вер­ный при­знак COVID. На сле­ду­ю­щий день от крас­ных кры­льев и сле­да не оста­лось. И еще неожи­дан­ная ре­ак­ция на ал­ко­голь. Не зная, что я уже под­це­пи­ла эту за­ра­зу, вы­пи­ла с дру­гом, ко­то­ро­го дав­но не ви­де­ла, вис­ки — немно­го, грамм 100 со льдом за весь ве­чер. Но­чью был ад: ни­че­го не бо­ле­ло, но бы­ло пол­ное ощу­ще­ние, что я по­ки­даю этот мир. СпрО­си­те — что бо­ле­ло? Ни-че-го! Кру­ти­ло, мо­та­ло, на пре­де­ле, под утро за­бы­лась тре­вож­ным сном.

Те­че­ние бо­лез­ни

Та­ня: — За ис­клю­че­ни­ем пер­вых двух дней бо­лез­ни весь ап­рель я ра­бо­та­ла. Со­сто­я­ние ово­ща дер­жа­лось це­лый ме­сяц. Труд­но­сти с кон­цен­тра­ци­ей вни­ма­ния, ощу­ще­ние, буд­то про­ди­ра­ешь­ся к соб­ствен­ным мыс­лям че­рез плот­ный ту­ман или вче­раш­ний ки­сель. К ощу­ще­нию гло­баль­ной сла­бо­сти (же­ла­ние од­но — где сто­ишь, там и лечь, и лишь бы не вста­вать!) при­ба­ви­лась та­хи­кар­дия. Вся­кий раз, ко­гда я пи­ла го­ря­чий чай или пы­та­лась что-то съесть, ка­за­лось, что серд­це вы­прыг­нет че­рез гор­ло. Го­ло­да не чув­ство­ва­ла со­всем, а вот пить хо­те­лось по­сто­ян­но. Во­ду глу­ши­ла (и про­дол­жаю), как ка­ша­лот.

На­та­ша (ис­точ­ник за­ра­же­ния неиз­ве­стен, за­бо­ле­ла в на­ча­ле мая, ле­чи­лась до­ма): — Че­рез несколь­ко дней на ле­вом гла­зу вы­лез яч­мень, но че­рез день про­пал. На ки­стях руках и ко­ле­нях по­яви­лась сыпь — про­па­ла че­рез несколь­ко дней, все дни в гру­ди бы­ла лег­кая «ще­кот­ка».

Ка­тя №2: — Ло­мо­та в мыш­цах, ко­гда чув­ству­ешь, что каж­дая клет­ка раз­ла­мы­ва­ет­ся внут­ри са­мой се­бя, при­чем эта боль блуж­да­ет по все­му те­лу... Од­на­ж­ды на­ча­лась ди­кая го­лов­ная боль, да­же при­шлось умо­лять мед­се­стер сде­лать укол. В пер­вое вре­мя ту­по весь день спа­ла, про­сы­па­ясь толь­ко для то­го, что­бы от­ве­тить на те­ле­фон­ные звон­ки (зво­ни­ли со все­го ми­ра, са­мый эк­зо­тич­ный раз­го­вор был с Пе­ру), взять ин­тер­вью, дать ин­тер­вью (я од­на из пер­вых за­бо­лев­ших жур­на­ли­сток и по­это­му на­рас­хват), на­пи­сать ста­тью...

Ди­ма (ис­точ­ник за­ра­же­ния неиз­ве­стен, за­бо­лел в кон­це ап­ре­ля, ле­чил­ся до­ма): — Ша­б­лон по­ве­де­ния тем­пе­ра­ту­ры был пред­ска­зу­ем: утром в го­ри­зон­таль­ном по­ло­же­нии с 37,2°С па­да­ла до 36,9°С, а при при­ня­тии вер­ти­каль­но­го по­ло­же­ния к 18 ча­сам раз­го­ня­лась вплоть до 38,4°, к 23 ча­сам па­да­ла до 37,7–37,9, а на­ут­ро все по­вто­ря­лось.

Ивет­та (за­ра­зи­лась от от­ца, за­бо­ле­ла в се­ре­дине ап­ре­ля, ле­чи­лась до­ма): — По­чти все вре­мя спа­ла и пи­ла во­ду. Из пре­па­ра­тов при­ни­ма­ла толь­ко па­ра­це­та­мол: от­лич­но по­мог и с жа­ром, и с ло­мо­той в мыш­цах. Так про­дол­жа­лось где-то пол­то­ры-две неде­ли, а по­том са­мо про­шло.

Ка­тя №1: — Сла­бость со­хра­ня­лась при­мер­но неде­лю. По­сто­ян­но хо­те­лось спать, с при­выч­ны­ми на­груз­ка­ми не справ­ля­лась. Как-то ре­ши­ла сде­лать за­ряд­ку — и сра­зу по­ня­ла, что не мо­гу.

Ни­что на зем­ле не про­хо­дит бес­след­но, COVID-19 не стал ис­клю­че­ни­ем и для нас

Та­ня: — Я об­сле­до­ва­лась в кли­ни­ках и по­лу­чи­ла пол­ное под­твер­жде­ние те­зи­сов аме­ри­кан­ских вра­чей, вы­сту­пив­ших с пу­га­ю­щим за­яв­ле­ни­ем: у лю­дей 30–40 лет COVID по­вы­ша­ет гу­сто­ту кро­ви и крат­но уве­ли­чи­ва­ет риск ин­суль­та. От ви­ру­са в на­след­ство я по­лу­чи­ла имен­но за­пре­дель­но гу­стую кровь и се­рьез­ное на­ру­ше­ние кро­во­об­ра­ще­ния. След­ствие это­го — до сих пор кру­жит­ся го­ло­ва, ощу­ще­ние ра­бо­та­ю­ще­го ча­со­во­го ме­ха­низ­ма в че­реп­ной ко­роб­ке и со­сто­я­ние, буд­то едешь вверх в ско­рост­ном лиф­те.

Ма­ри­на: — Оста­ет­ся ощу­ще­ние, что лиш­ний раз хо­чет­ся вздох­нуть, по­то­му что, ко­гда хо­чет­ся вздох­нуть, ощу­ща­ешь, как кто­то неви­ди­мый со сто­ро­ны спи­ны тя­нет твои лег­кие вниз. Про­шло пол­то­ра ме­ся­ца, но до сих пор, ес­ли сто­ишь ми­нут 20–30 (ва­ришь суп, например), на­чи­на­ет ти­хо под­ны­вать спи­на, точ­нее, мыш­цы. Про­хо­дит быст­ро, ес­ли лечь.

Ин­на (за­бо­ле­ла в кон­це ап­ре­ля, за­ра­зи­лась от му­жа, бо­ле­ла до­ма): — Ка­шель и анос­мия до сих пор, и ни­че­го не по­мо­га­ет.

Ка­кие со­ве­ты мо­жет дать каж­дый из нас

Ди­ма: — Ин­га­ля­ции на па­ро­вой бане до 6 раз в день, силь­ная ви­та­мин­ная те­ра­пия, непре­рыв­ное озо­ни­ро­ва­ние по­ме­ще­ния.

Та­ня: — На­шли у се­бя хо­тя бы па­ру симп­то­мов из тех, что зву­чат из каж­до­го утю­га, — бе­гом на КТ лег­ких.

Ма­ри­на: — Ко­гда пневмония за­мер­ла и от­ка­зы­ва­лась дви­гать­ся в сто­ро­ну по­зи­ти­ва (10 дней, а мо­жет, и боль­ше), вспом­ни­ла ба­буш­кин со­вет (а она про­жи­ла все-та­ки 98 лет): «Лег­кие лю­бят сало». Муж сго­нял на ры­нок, и те­перь каж­дое утро на зав­трак у ме­ня бу­тер­брод с бе­ло­рус­ским саль­цем. Пневмония, по­хо­же, оце­ни­ла бе­ло­рус­ский за­сол и сра­зу по­ве­ла се­бя при­лич­нее. В ка­кой-то мо­мент мне да­же по­ка­за­лось, что она, об­наг­лев, тон­ким го­лос­ком за­тя­ну­ла: «По рю­моч­ке, по ма­лень­кой на­лей, на­лей,

на­лей. По рю­моч­ке, по ма­лень­кой, чем по­ют ло­ша­дей...» Но па­мя­туя про опыт с вис­ки, не да­ла ни грам­ма.

Ин­на: — Под­дер­жи­вать ор­га­низм ви­та­ми­на­ми. Я мог­ла бы не обратить вни­ма­ния на невы­со­кую тем­пе­ра­ту­ру, то­гда бы пе­ре­за­ра­жа­ла близ­ких, до­тя­ну­ла бы до ослож­не­ний.

Ивет­та: — При­слу­ши­вать­ся к се­бе, сле­дить за тем­пе­ра­ту­рой и дей­стви­ем/не дей­стви­ем пре­па­ра­тов, ко­то­рые на­зна­чи­ли вра­чи. В неко­то­рых слу­ча­ях ан­ти­био­ти­ки могут ско­рее на­вре­дить, чем вы­ле­чить.

Ка­тя №1: — Я пи­ла по­вы­шен­ные до­зи­ров­ки ви­та­ми­на С (и до, и в про­цес­се, и по­сле). Про­ти­во­ви­рус­ные при­ни­мать вряд ли име­ет осо­бый смысл.

Ошиб­ки, ко­то­рых можно бы­ло из­бе­жать, ес­ли бы знать...

Та­ня: — Я бы мень­ше чи­та­ла о COVID, но в си­лу про­фес­сии это невоз­мож­но. Чем боль­ше вы чи­та­е­те, тем силь­нее бо­и­тесь. Пер­вые несколь­ко дней бо­лез­ни я бы­ла па­ра­ли­зо­ва­на стра­хом — это ошиб­ка. Ко­гда вы бо­и­тесь, вы толь­ко по­мо­га­е­те бо­лез­ни. Не бой­тесь! Да, это не се­зон­ный грипп, не при­выч­ное ОРВИ, не COVID в так на­зы­ва­е­мой лег­кой фор­ме, ес­ли вы не ле­жи­те в «Ком­му­нар­ке» под над­зо­ром вра­чей, а пы­та­е­тесь ра­бо­тать и уха­жи­вать за близ­ки­ми — это тя­же­лое ис­пы­та­ние. Не на­до с ужа­сом сле­дить за «фрон­то­вы­ми» свод­ка­ми — про­сто жи­ви­те. Это не тот враг, с ко­то­рым можно схлест­нуть­ся, — он неви­дим. Чем вы спо­кой­нее, муд­рее, тем вы силь­нее про­тив него. Страх го­раз­до страш­нее COVID.

А как на­ши род­ные, до­мо­чад­цы — они за­ра­зи­лись или пе­ре­нес­ли бес­симп­том­но?

Ка­тя №1: — Мой сын за­ра­зил­ся. У него три дня дер­жа­лась вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра, до­хо­ди­ла до 39,8. А по­том по­сте­пен­но все со­шло. Дру­гих симп­то­мов не бы­ло во­об­ще. Прав­да, по­сле бо­лез­ни вы­ско­чил яч­мень на гла­зу (кста­ти, то­же свой­ствен­но ко­ро­на­ви­рус­ной ин­фек­ции).

Ма­ри­на: — Ни­кто из до­мо­чад­цев — муж и его ма­ма (92 го­да) — не за­ра­зи­лись, и ни­ка­ких при­зна­ков у них не по­яви­лось. Не каш­лял да­же пес по­ро­ды цверг­пин­чер.

Та­ня: — Ма­ма за­бо­ле­ла пер­вой, спу­стя два дня за­ра­зи­лись я и моя 12-лет­няя дочь. У нее тем­пе­ра­ту­ра дер­жа­лась сут­ки, по­том па­ру дней был лег­кий ка­шель. Муж мой ли­бо не за­ра­зил­ся, что ока­за­лось чу­дом, ли­бо пе­ре­нес бо­лезнь без симп­то­мов.

Ка­тя №2: — В мою па­ла­ту в боль­ни­це до­ста­ви­ли мою 17-лет­нюю дочь с те­ми же симп­то­ма­ми, что и у ме­ня. У нее тест сра­зу же по­ка­зал ко­ро­на­ви­рус. Мой же пер­вый ПЦР был «от­ри­ца­тель­ный», но его и бра­ли так се­бе (по­во­ди­ли по ще­ке и за­лез­ли на 5 мм в нос — ме­то­ди­ки пра­виль­но­го про­ве­де­ния еще не бы­ло). Но так как по­след­ние несколь­ко недель си­дя­щая на са­мо­изо­ля­ции По­ли­на об­ща­лась толь­ко со мной, ка­ких-то дру­гих вариантов ин­фи­ци­ро­ва­ния не бы­ло. Вре­мя шло, ее те­сты по-преж­не­му бы­ли по­ло­жи­тель­ные, мои же те­ря­лись один за дру­гим.

Ин­на: — Ма­ма и дочь не за­бо­ле­ли. По­до­зре­ва­ем, что у му­жа то­же был COVID, так как он то­же не чув­ство­вал за­па­хов три дня, и, по всей ви­ди­мо­сти, я от него и за­ра­зи­лась. Хо­тя врач уве­рял, что у него ОРВИ, но ему от об­ще­ния со мной ху­же не ста­ло. Сей­час у него во­об­ще ни­ка­ких симп­то­мов.

Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич: — На­сколь­ко знаю, мой сын не за­ра­зил­ся, хо­тя у ме­ня есть по­до­зре­ние, что я за­ра­зил­ся от него.

Ивет­та: — В на­шей се­мье за­ра­же­ние на­ча­лось с па­пы. У ро­ди­те­лей появились пер­вые симп­то­мы за несколь­ко дней до ме­ня. Тем­пе­ра­ту­ра не па­да­ла ни­же 39, бы­ли силь­ная одыш­ка, ка­шель, сла­бость, от­сут­ствие ап­пе­ти­та и ло­мо­та в мыш­цах. У обо­их ди­а­гно­сти­ро­ва­ли дву­сто­рон­нюю пнев­мо­нию раз­ной сте­пе­ни тя­же­сти, а по­том и COVID-19. Сна­ча­ла они ле­чи­лись до­ма, но на­зна­чен­ные ан­ти­био­ти­ки не по­мо­га­ли — неде­лю дер­жа­лась вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра, ка­шель усу­губ­лял­ся. То­гда их по­ло­жи­ли в боль­ни­цу. Папе по­ста­ви­ли ка­пель­ни­цу и в те­че­ние неде­ли вли­ва­ли раз­ные пре­па­ра­ты. Сей­час у обо­их нор­маль­ное со­сто­я­ние и от­ри­ца­тель­ные те­сты на ви­рус.

Лич­ные вы­во­ды

Ка­тя №2: — Счи­таю, что в си­ту­а­ции с этой бо­лез­нью до­ве­рять вра­чам нель­зя. Они са­ми на­пу­га­ны и рас­те­ря­ны, и на них воз­ло­же­на слиш­ком боль­шая от­вет­ствен­ность, они в те­ме не боль­ше неко­то­рых па­ци­ен­тов. По­это­му я и об­ща­юсь с несколь­ки­ми док­то­ра­ми, име­ю­щи­ми ино­гда про­ти­во­по­лож­ные точ­ки зре­ния: бе­ру те об­щие точ­ки зре­ния и ме­то­ды, о ко­то­рых го­во­рят и ко­то­рые каж­дая из сто­рон не от­вер­га­ет. Офи­ци­аль­ная ме­ди­ци­на мне не по­мог­ла ни­как. У ме­ня да­же справ­ки о том, чем я пе­ре­бо­ле­ла, нет.

Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич: — Я по­ни­маю, что на­груз­ка на вра­чей сей­час огром­ная. Но можно бы­ло сде­лать так, что­бы че­ло­век до­зва­ни­вал­ся в по­ли­кли­ни­ку хо­тя бы за час — со­вре­мен­ная те­ле­фо­ния поз­во­ля­ет это де­лать. Ко­гда ор­га­ни­зо­ва­ли пря­мую ли­нию с Пу­ти­ным, труб­ку бра­ли на тре­тий зво­нок. Здесь судь­бы лю­дей, их здоровье, их пси­хи­ка.

Ди­ма: — Вра­чи го­во­рят, буд­то срок ин­ку­ба­ции ви­ру­са — две неде­ли. Та­кой срок в том слу­чае, ес­ли у вас COVID ока­зал­ся на во­ло­сах, вы­жи­вал там неде­лю, а по­том вы его на сли­зи­стую за­нес­ли. Это ред­кий пре­дель­ный слу­чай. По фак­ту же в бы­то­вых усло­ви­ях ин­ку­ба­ция длит­ся от двух до се­ми дней. Это утвер­жде­ние ос­но­ва­но на слу­ча­ях в мо­ей се­мье и тех про­чих, о ко­то­рых я знаю.

Ка­тя №1: — Ес­ли бы со­сто­я­ние ухуд­ши­лось, я бы непре­мен­но об­ра­ти­лась за по­мо­щью, хо­тя сей­час это стре­м­но по мно­гим при­чи­нам. Во-пер­вых, боль­ни­цы пе­ре­гру­же­ны, вра­чи при­бы­ва­ют или с опоз­да­ни­я­ми, или во­об­ще не при­бы­ва­ют. Во-вто­рых, они все рав­но не зна­ют, чем ле­чить. В-тре­тьих, лю­бое столк­но­ве­ние с мед­ра­бот­ни­ка­ми в те­ку­щей си­ту­а­ции несет рис­ки за­ра­же­ния. Я мыс­ли­ла имен­но так. И недав­но то же са­мое на­пи­сал в сво­ей соц­се­ти один док­тор.

Ка­тя №2: — Тут по­зво­нил при­я­тель с те­ле­ви­де­ния, он пе­ре­бо­лел пнев­мо­ни­ей в на­ча­ле мар­та, ко­гда еще ни­ко­му не ста­ви­ли ко­ро­на­ви­рус, а сей­час сдал плаз­му на ан­ти­те­ла, и она по­ка­за­ла, что их у него нет. То ли он бо­лел не тем, то ли ана­лиз взя­ли как-то не так, то ли то, что про­ис­хо­дит, го­раз­до опас­нее, чем можно по­ду­мать. Ка­кой смысл в по­яв­ле­нии вак­ци­ны, ес­ли ан­ти­те­ла к ви­ру­су не вы­ра­ба­ты­ва­ют­ся? Он ска­зал, что «за­ля­жет на дно», по­ка все это для всех не за­вер­шит­ся. Как? Хо­те­лось бы хеп­пи-эн­дом. На са­мом де­ле я не знаю, что де­лать... И ни­кто не зна­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.