ФЕМИДА НЕ СТА­ЛА ТЯНУТЬ ЗА ХВОСТ КОТА С КО­РО­НА­ВИ­РУ­СОМ

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

За­вод­чи­це ред­кой и до­ро­гой по­ро­ды ко­шек при­дет­ся воз­ме­стить се­мье, ко­то­рой она про­да­ла боль­но­го ко­ро­на­ви­ру­сом ко­тен­ка, по­ло­ви­ну сто­и­мо­сти жи­вот­но­го и за­тра­ты на его ле­че­ние. Не­обыч­ное де­ло о за­щи­те прав по­тре­би­те­ля, в ко­то­ром «нека­че­ствен­ным то­ва­ром» стал до­маш­ний лю­би­мец, рас­смат­ри­вал Крас­но­гор­ский го­род­ской суд Под­мос­ко­вья.

Как рас­ска­за­ла «МК» ис­ти­ца — жи­тель­ни­ца Крас­но­гор­ска по име­ни Ев­ге­ния, — за­ве­сти но­во­го пи­том­ца в се­мье ре­ши­ли по­сле то­го, как по­жи­лая кош­ка Ка­тя пе­ре­еха­ла вме­сте с мамой жен­щи­ны за го­род. Иска­ли та­кую по­ро­ду, что­бы под­хо­ди­ла по тем­пе­ра­мен­ту, вы­яс­ня­ли, ка­ким бо­лез­ням под­вер­же­ны раз­ные кош­ки. Вы­бор в ито­ге оста­но­ви­ли на ред­кой по­ро­де рэ­г­долл. Осо­бен­но па­ре по­нра­вил­ся окрас блю би­ко­лор — с се­рой мор­доч­кой в бе­лой «мас­ке» и с яр­ко-ро­зо­вым но­сом. В ян­ва­ре 2017 го­да на ко­ша­чьей вы­став­ке па­ра на­шла сво­е­го «маль­чи­ка», сто­ил ко­те­нок 85 ты­сяч руб­лей. Пи­том­ник, вы­ста­вив­ший жи­вот­ное на про­да­жу, счи­тал­ся то­по­вым.

По сло­вам Ев­ге­нии, в Мар­се­ля они влю­би­лись с пер­во­го взгля­да. Был со­став­лен до­го­вор о пе­ре­да­че прав на жи­вот­ное. За­вод­чи­ца под­пи­са­лась под тем, что пе­ре­да­ла но­вым вла­дель­цам пол­но­стью здо­ро­во­го ко­тен­ка, а в слу­чае, ес­ли он пло­хо се­бя по­чув­ству­ет в те­че­ние се­ми дней по­сле но­во­се­лья, она его при­мет об­рат­но и в те­че­ние 14 дней пол­но­стью вер­нет упла­чен­ные за него день­ги. В тот же ве­чер, уже в но­вом до­ме, у Мар­се­ля на­чал­ся кро­ва­вый по­нос. Ве­те­ри­нар ди­а­гно­сти­ро­вал у ко­тен­ка ко­ро­на­ви­рус­ный эн­те­рит. 10 дней но­вая хо­зяй­ка во­зи­ла Мар­се­ля на ле­че­ние и об­сле­до­ва­ние. Вы­яс­ни­лось, что у него еще и каль­це­ви­роз. Как по­том в су­де уста­но­ви­ли экс­пер­ты, оба за­бо­ле­ва­ния яв­ля­ют­ся неиз­ле­чи­мы­ми и за­раз­ны­ми.

Ев­ге­ния на­пра­ви­ла пре­тен­зию за­вод­чи­це. На воз­вра­те ко­тен­ка па­ра не на­ста­и­ва­ла — су­пру­ги при­вя­за­лись к бед­но­му жи­вот­но­му. Ев­ге­ния по­тре­бо­ва­ла лишь воз­ме­ще­ния за­трат на его ле­че­ние и воз­вра­та ча­сти де­нег, упла­чен­ных за яко­бы здо­ро­вое жи­вот­ное. Глав­ной це­лью об­ра­ще­ния, по сло­вам Ев­ге­нии, бы­ло пре­ду­пре­дить за­вод­чи­цу о том, что в ее до­ме могут на­хо­дить­ся дру­гие боль­ные жи­вот­ные (а там на тот мо­мент бы­ли две бе­ре­мен­ные кош­ки и ко­тя­та). Но за­вод­чи­ца за­яви­ла, что ко­тен­ка-то она за­бе­рет, а вот воз­вра­щать ли за него день­ги — еще по­ду­ма­ет. Де­с­кать, у нее все ко­ты здо­ро­вы. По­сле та­ко­го от­ве­та Ев­ге­ния об­ра­ти­лась в суд и по­тре­бо­ва­ла взыс­кать по­ло­ви­ну сто­и­мо­сти ко­тен­ка, 24 417 руб­лей, по­тра­чен­ных на ле­че­ние, ком­пен­са­цию мо­раль­но­го вре­да в раз­ме­ре 100 ты­сяч руб­лей, неустой­ку и штра­фы. Суд уста­но­вил, что ко­те­нок был за­ра­жен на мо­мент пе­ре­да­чи его ис­ти­це. Фемида по­ста­но­ви­ла вы­пла­тить лю­би­тель­ни­це ко­шек бо­лее 264 тыс. руб­лей, из ко­то­рых все­го 10 ты­сяч руб­лей со­ста­ви­ло воз­ме­ще­ние мо­раль­но­го вре­да.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.