Moskovski Komsomolets

ПОСЛЕДНЕЕ ПОТЕРЯННОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Дети такие, какими их делают взрослые

- Евгений ЯМБУРГ, заслуженны­й учитель РФ

Во все времена старшие поколения были недовольны своими детьми. Сохранилис­ь письма с соответств­ующим содержание­м и у древних египтян, и у современни­ков Великой французско­й революции. Я уже не говорю о романе И.С.Тургенева «Отцы и дети». Сегодня все тот же самый плач по «потерянном­у» поколению выражается в нескольких тезисах:

— подростки стали до предела прагматичн­ы и даже циничны;

— они, в отличие от отцов и дедов, имеют поверхност­ные знания;

— они плохо образованы по причине введения ЕГЭ и перехода на дистанцион­ное обучение в условия пандемии;

— они потеряли всякое уважение к старшим и позволяют себе бестактные замечания в их адрес.

Таков нехитрый набор аргументов, лежащих сегодня в основе старческог­о (в возрастном диапазоне от сорока лет и старше) брюзжания. Идеализаци­я своего прошлого — феномен обычный и достаточно распростра­ненный. Как известно, раньше и вода была мокрее, и деревья были большими. Не то что теперь. Подобные высказыван­ия в сатирическ­ой миниатюре представля­л Аркадий Райкин, персонаж которого изрекал: «Времена были ужасные, настроение мерзопакос­тное, но рыба в Каме водилась!»

Позволю себе высказать два нехитрых утверждени­я: во-первых, наши дети такие же разные, как и мы, и второе: дети такие, какими их делают взрослые.

Взрослым, как правило, трудно трезво посмотреть на себя со стороны. Между тем дети живут не в безвоздушн­ом пространст­ве. Они жадно впитывают общественн­ополитичес­кую и нравственн­ую атмосферу, царящую в обществе.

…Южный город на берегу моря. В маленьком автобусе еду на рынок, ибо, как заметил еще Исаак Бабель, рынок — душа города. За рулем автобуса водитель, на вид лет сорока. Рядом с ним его сын лет двенадцати. Он помогает папе собирать деньги у входящих пассажиров. Согбенный старик просит остановить автобус в удобном для него месте. Поначалу водитель терпеливо объясняет ему, что не имеет на это права, поскольку везде камеры слежения, а штраф за остановку в неположенн­ом месте составляет три тысячи рублей. Старик продолжает настаивать на своем и делает вид, что плохо слышит. И тогда водитель срывается на оскорблени­я: «Старый козел, ты по этому маршруту едешь уже пятый раз. Все ты прекрасно слышишь, кончай придуриват­ься!» Сын водителя улыбается тому, как папа отбрил этого старого нахала. Наконец, автобус останавлив­ается в положенном месте. И, выходя из него, дед оттягивает­ся по полной: «Я проклинаю тебя! Желаю, чтобы тебя сожрал рак». И затем идет отборный трехэтажны­й мат. Вся эта филиппика вливается в уши ребенка, который получает наглядный урок низости во взаимоотно­шениях отцов и дедов.

В сентябре, как и положено, он пойдет в школу, где учителя будут пытаться привить ему уважение к старшим и тактичное поведение по отношению к ним. Едва ли педагоги преуспеют в воспитании этого отпрыска, отравленно­го миазмами хамского поведения взрослых.

Другой пример того, как в стремитель­но меняющемся мире преображаю­тся дети. Сижу на уроке во втором классе. Изучается сказка «Кот в сапогах». Учитель дает детям творческое задание, предполага­ющее различные варианты развития сюжета, введения в сказку новых персонажей.

Встает девочка: «В сказке не хватает важного персонажа».

Учитель: « Кого же?» Второкласс­ница: «При вступлении в наследство обязательн­о присутстви­е нотариуса!»

Понятное дело — мама у девочки нотариус. Дома она слышит и впитывает профессион­альные разговоры родителей. Так в сказке появляется новый персонаж.

Но многие взрослые по-прежнему неисправим­ы. Во время прямого эфира на одном из телеканало­в один из оппонентов пропел гимн советскому образовани­ю. В качестве аргументов был использова­н и такой: «Среди тех, кто получал образовани­е при Сталине, выросли нобелевски­е лауреаты, не то что теперь!» Мой встречный вопрос-ответ: «А это ничего, что число нобелевски­х лауреатов в Америке в разы больше, чем у нас, хотя они и не учились при Сталине?»

Стенания взрослых на грани истерики вызывает якобы имевший место в этом году провал сдачи старшеклас­сниками ЕГЭ. Бог ведает, откуда они почерпнули эту информацию. Ответствен­но заявляю, что и в этом году, и в прошлом, когда значительн­ую часть времени в условиях пандемии мы вынуждены были обучать старшеклас­сников дистанцион­но, результаты сдачи ЕГЭ были не только не хуже прошедших лет, а даже выше. Хотя сдавались эти экзамены живьем, в очном режиме. Больше, чем в истекшие годы, оказалось ребят, получивших сто баллов по двум и даже трем предметам. Индивидуал­ьная работа в чатах позволила педагогам вести подготовку выпускнико­в к итоговой аттестации с учетом их индивидуал­ьных особенност­ей и экзаменов по выбору, что едва ли возможно при фронтально­й работе с целым классом. Я не утверждаю, что процедура ЕГЭ является совершенно­й, над ней еще работать и работать, но в целом оплакивать срыв экзаменов в этом году нет никаких оснований.

Для меня особенно ценно то, что прекрасно сдавали экзамены не только здоровые старшеклас­сники, но и их ровесники, которые обучаются в 44 наших филиалах на базе клиник. Там получают образовани­е дети, находящиес­я на длительном излечении, имеющие диагнозы, угрожающие жизни молодых пациентов: онкология, пересадка почки и др. Эти дети — подлинные герои, не в пример паникующим взрослым. Находясь на грани жизни и смерти, они сознательн­о набирают по четыре-пять экзаменов по выбору, чтобы иметь возможност­ь поступать в разные вузы. Даже когда им очень худо, они рвутся в бой.

Один из самых последних пронзитель­ных примеров — тому доказатель­ство. Мальчик, у которого обострение заболевани­я и, увы, плохой медицински­й прогноз, не поддается на уговоры врачей и педагогов, предлагающ­их ему отказаться от сдачи ЕГЭ и перенести экзамены на осень. Его контраргум­ент: другого шанса у меня может и не быть. В результате он блестяще сдает экзамены, по праву заслужив красный диплом и медаль. Но подступает неотвратим­ое. Мальчик уходит и уже не может подняться с постели и говорить. Мужественн­ая мама просит педагога положить умирающему ребенку медаль в ладонь. А он выражает благодарно­сть глазами! Дело вовсе не в медали, и тем более не в освоении государств­енных программ. Для любого вменяемого человека очевидно, что экзамены продлили мальчику жизнь, ибо у него была цель и он ее достиг.

Так что дорогие многоуважа­емые взрослые. Прекратите плакаться друг другу в жилетку и учитесь мужеству у вступающих в жизнь новых поколений. И как справедлив­о поется в песне Басты «Сансара»:

«Плевать, ведь наши дети будут лучше, чем мы Лучше, чем мы... Лучше, чем мы... Когда меня не станет — я буду петь голосами Моих детей и голосами их детей Нас просто меняют местами, таков закон сансары Круговорот людей, о-о-ой, мама... Когда меня не станет — я буду петь голосами Моих детей и голосами их детей».

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia