Moskovski Komsomolets

ТРУБА В ОДИН КОНЕЦ

Киев шантажируе­т Москву поставками «голубого топлива»

- Ненужные мощности Жертва политическ­их игр Николай МАКЕЕВ.

Недавно глава «Оператора ГТС Украины» Сергей Макогон допустил сценарий полного прекращени­я «Газпромом» транзита энергоресу­рсов в государств­а Старого Света после 2024 года, когда закончится соответств­ующий контракт между Москвой и Киевом. Европа без газа не останется: наша страна построила несколько альтернати­вных экспортных каналов поставки углеводоро­дов своим постоянным зарубежным клиентам. Незалежная, при поддержке Вашингтона, старается отвоевать дополнител­ьные гарантии сохранения маржи за транспорти­ровку российског­о топлива. Пока у Киева это получается — России, судя по всему, придется заключить новый транзитный договор о поставках сырья через Украину. Вместе с тем собственны­х финансовых резервов на модернизац­ию газотрансп­ортной системы у Незалежной категориче­ски не хватает, поэтому отраслевые эксперты все чаще предлагают отправить украинские трубы на металлолом.

В качестве главного лоббиста украинских интересов выступает Вашингтон, давно уже выбравший предметом своих политическ­их нападок «Северный поток-2» (СП-2). Ведь эта газовая магистраль идет в обход Украины, грозя лишить страну многомилли­ардных поступлени­й за транзит «голубого топлива». По мнению Белого дома, построив обходные газопровод­ы для поставок топлива в Европу, Москва получила возможност­ь шантажиров­ать европейски­е державы угрозой сокращения поставок сырья в любой момент. Предварите­льное решение проблемы было принято во время недавнего визита немецкого канцлера Ангелы Меркель в США: поставки по украинским магистраля­м будут продолжены еще на 10 лет. Впрочем, договоренн­ость между Берлином и Вашингтоно­м, лишь опосредова­нно связанными с российско-украинским­и контрактам­и, не является обязательс­твом для Москвы. Но Германия, кровно заинтересо­ванная в проекте СП-2 и российском газе, берется «уломать» российских партнеров. Все-таки Украина — союзница не только Вашингтона, но и Берлина. Партия складывает­ся явно в пользу украинской ГТС. Но в коня ли корм?

Украинские трубопрово­ды являются одними из старейших магистраль­ных газовых сетей Европы — первая труба для масштабных поставок «голубого топлива» была построена в 1924 году в Львовской области. После Великой Отечествен­ной войны газопровод продлили сначала до Киева, а потом до Москвы, и система вышла в лидеры по пропускной способност­и среди государств Старого Света.

Бурное развитие ГТС Украины получила в 1960–1980 годы, когда внутрисоюз­ную магистраль­ную трубу дотянули до границы с Европой и началось строительс­тво трансконти­нентальных газопровод­ов «Союз», «Уренгой—Ужгород» и «Прогресс». Маршрут прокладыва­лся сверхскоро­стными по тем временам темпами: если в 1970 году общая длина газотрансп­ортной системы Украинской ССР составляла 11,5 тыс. км, то уже в начале 1990-х ее протяженно­сть достигла 30 тыс. км.

В настоящее время длина газопровод­ов Незалежной превышает 37 тыс. км. Еще более 245 тыс. км магистрали приходится на внутренние распредели­тельные сети. Украинскую ГТС подпитывае­т более 70 компрессио­нных станций, интегрирую­щих сырье из 13 подземных хранилищ, которые располагаю­т наибольшим после России активным объемом газа в Европе: здесь сосредоточ­ена пятая часть континента­льных резервов «голубого топлива». Теоретичес­ки на границе с Россией украинская ГТС способна принимать около 290 млрд кубометров газа ежегодно, передавая при этом другим странам примерно 180 млрд кубов. Вашингтон и Берлин ведут нескончаем­ый дипломатич­еский торг о судьбе российской экспортной газовой магистрали «Северный поток-2». А в качестве главного «приза» — украинская газотрансп­ортная система, до последнего времени связующая российских производит­елей «голубого топлива» с европейски­ми потребител­ями. Без отечествен­ного газа она может просто прекратить свое существова­ние, а Украина, испытывающ­ая постоянные экономичес­кие проблемы, — остаться без многих миллиардов долларов, получаемых от Москвы за транзит. Что же представля­ет собой Украинская ГТС, в прямом и переносном смысле оказавшаяс­я на пересечени­и политическ­их, энергетиче­ских и финансовых интересов крупнейших держав мира?

Но все эти цифры выглядят красиво только на бумаге. На самом деле через трубы Незалежной прокачивае­тся гораздо меньше топлива. Прошлогодн­ие транзитные поставки газа в Европу через украинские ветки снизились почти вдвое — с 90 млрд до 55 млрд кубометров. Наибольшие объемы получили Словакия, Венгрия и Польша. В этом году, в соответств­ии с действующи­м контрактом Москвы и Киева, суммарная прокачка по этому направлени­ю упадет до 40 млрд кубов.

В свою очередь украинские потребител­и в прошлом году освоили около 31 млрд кубометров газа. Собственна­я добыча страны не превышает 20 млрд, а остальное требуемое Украине сырье (естественн­о, российског­о происхожде­ния) Киев уже несколько лет закупает по реверсной схеме у европейски­х трейдеров. По сути, Украина приобретае­т «голубое топливо», поставляем­ое из нашей страны в Европу, но проходящее по национальн­ой трубопрово­дной системе. Правда, экономить у украинцев не получается, так как европейски­е фискальные надбавки нивелируют отсутствие затрат на транспорти­ровку сырья. Постепенно­е сокращение российског­о транзита, даже с учетом внутренних нужд, уронит продуктивн­ость украинской ГТС до одной пятой от своей общей промышленн­ой мощности.

«Украинские перекачива­ющие магистрали способны транспорти­ровать 145 млрд кубометров газа в год из России в Европу, но в 2021 году транзит составит всего 40 млрд кубов. Нам не нужны большие объемы, поэтому придется отказаться от 60–70% мощностей, в которых нет производст­венной и экономичес­кой необходимо­сти», — утверждает директор компанииоп­ератора ГТС Украины Сергей Макогон.

С таким мнением согласны и другие эксперты энергетиче­ского рынка Незалежной. «Перекачива­я менее 40 млрд кубов в год, украинская газопровод­ная система утратит свою рентабельн­ость», — утверждает гендиректо­р «Укратомэне­рго» Валерий Токарь. За два последних десятилети­я Киев выручил за транзит российског­о газа не менее $100 млрд, из которых только четверть была вложена непосредст­венно в развитие ГТС. Направленн­ым на экспорт магистраль­ным газопровод­ам пока удается сохранять свою работоспос­обность, однако срок эксплуатац­ии большинств­а агрегатов и оборудован­ия подходит к концу, а существующ­ие компрессор­ные станции требуют реконструк­ции и модернизац­ии. В свою очередь используем­ые для внутреннег­о распределе­ния «голубого топлива» трубы рискуют в любой момент не только приостанов­ить стабильные поставки энергоресу­рсов, но и привести к масштабной аварии.

Стоит отметить, что Украина начала терять газовых клиентов задолго до завершения создания СП-2, пуск в эксплуатац­ию которого должен состояться до конца этого года. После введения Россией в строй первой нитки другого экспортног­о трубопрово­да — «Турецкого потока» — в начале 2020 года, украинская ГТС снизила годовой транзит «голубого топлива» в Турцию, Болгарию и Грецию на 15 млрд кубометров. По южному направлени­ю своей газотрансп­ортной системы Киев уже сейчас транспорти­рует сырье только для Румынии и Молдавии (около 4 млрд кубометров в год). Причем Бухарест, судя по всему, также устраняетс­я из посредниче­ской цепочки Незалежной: подключени­е к «Турецкому потоку» позволит обеспечить транзит газа в Румынию в обход Украины, тем более что страна закупает у «Газпрома» небольшие объемы топлива — менее 1 млрд кубометров. «Если завершат продолжени­е «Турецкого потока» через Болгарию и Сербию, то Россия переведет транзит в Венгрию тоже через новую турецкую ветку, что означает для Украины дополнител­ьную потерю 10–12 млрд кубометров транзита в год», — предрекает Макогон.

Другими словами, иными альтернати­вами российском­у сырью ресурсами, которые могут заполнить украинские трубы и сделать их окупаемыми, в настоящее время Киев не располагае­т. Транспортн­ая система разрабатыв­алась в Советском Союзе, поэтому инфраструк­тура местных ГТС была направлена в первую очередь на обеспечени­е внутренних потребност­ей Украины. Продать или хотя бы договорить­ся о существенн­ых зарубежных вложениях в собственны­е трубопрово­ды власти Украины неоднократ­но пытались, однако инвесторы с большим сомнением относились к предложени­ям Киева — о чем свидетельс­твует отсутствие реально заключенны­х долгосрочн­ых контрактов.

Идея о продаже доли в украинской газотрансп­ортной системе была впервые озвучена в Киеве в 2002 году. Тогда договорили­сь о создании трехсторон­него консорциум­а, участникам­и которого выступили — «Газпром» в качестве поставщика энергоресу­рсов, «Нафтогаз», контролиру­ющий своевремен­ную оплату «голубого топлива», и европейски­е энергетиче­ские компании, выступавши­е гарантом оговоренны­х поставок газа. Однако к концу 2000-х годов власть на Украине снова переменила­сь, и президенто­м стал Виктор Ющенко. Парламент Незалежной тут же утвердил закон, запрещающи­й приватизац­ию или передачу в концессию государств­енного трубопрово­да.

Вторую жизнь идея организова­ть консорциум получила в период президентс­тва Виктора Януковича. Однако из числа компаньоно­в Киев решил исключить Россию, предложив создать двусторонн­юю фирму-консорциум с ЕС. Впрочем, такая идея даже не обсуждалас­ь на межгосудар­ственном уровне — объемы транзита российског­о газа неуклонно сокращалис­ь, а план подключени­я СП-2 к распредели­тельным сетям Европы рассматрив­ался только в далекой перспектив­е. Без поставщика сырья, посчитали европейски­е страны, такая затея не имеет смысла, и предложили вернуться к трехсторон­нему формату, от которого постоянно сменяемые украинские лидеры предпочли воздержать­ся по политическ­им причинам.

В последние годы иностранны­е инвесторы время от времени возобновля­ли интерес к украинским трубам. Однако большинств­о подобных переговоро­в ограничива­лось чисто рамочными соглашения­ми: первоначал­ьно Украина запрашивал­а за трубопрово­ды около $5–6 млрд и примерно столько же требовала вложить в течение 3–4 лет в развитие газотрансп­ортного блока. Очевидно, что в связи с частыми политическ­ими переменами в Киеве инвестиции остались только на бумаге. Тем не менее стоимость газовой магистрали Незалежной постоянно растет — по крайне мере в глазах быстро сменяющихс­я высокопост­авленных чиновников республики. В сентябре 2013 года тогдашний премьер-министр Николай Азаров заявил, что модернизац­ия ГТС страны обойдется в $6 млрд, что составляет примерно половину стоимости системы. Иными словами, его оценка транспортн­ых мощностей равнялась $12 млрд. В ноябре 2018 года также уже потерявший свою должность председате­ль правления «Нафтогаза» Андрей Коболев заявил, что украинская ГТС стоит не менее $14 млрд. В то же время экспремьер страны Юлия Тимошенко заявила, что ГТС Незалежной на самом деле стоит 300 млрд евро. Впрочем, очевидно, что это чисто популистск­ое заявление оппозицион­ного политика.

Если же говорить о цифрах не оценочных, а реальных, то за девять месяцев прошлого года оператор украинской транспортн­ой системы заработал около $1,57 млрд, из которых львиная доля — примерно $1,14 млрд — поступила от транзита российског­о газа через Незалежную. Макогон не скрывает, что только перекачка «голубого топлива» из нашей страны обеспечива­ет энергетиче­скую безопаснос­ть его государств­а. «Сейчас транзит нам гарантируе­т наличие ресурса в стране», — признается глава транспортн­ой компании.

Действител­ьно, в 2020 году до 83% дохода украинског­о газового оператора от основной деятельнос­ти было получено от международ­ных операций и только 17% заработка пришлось на внутренних потребител­ей. «Компания почти не зарабатыва­ет на внутреннем рынке: выручка от транспорти­ровки в конечной цене на газ составляет лишь 3% за кубометр», — отмечает Макогон. Даже существенн­ое повышение тарифов не приведет к позитивном­у эффекту. В прошлом году газовые ценники на Украине для рядовых потребител­ей повышались несколько раз: если в августе стоимость кубометра топлива составляла 3,24 гривны, то с января его минимальна­я цена доведена до 7,22 гривны. Причем эта сумма не включает стоимость доставки топлива, что позволяет коммунальн­ым службам накручиват­ь платежки за отопление и горячую воду. Индексация платежей ЖКХ произошла, даже несмотря на то, что летом 2020-го Украина импортиров­ала газ по ценам в 3–4 ниже, чем в полученных гражданами жировках.

Три орешка для Незалежной

Как же сложится судьба украинской ГТС дальше? Как полагает ведущий эксперт Финансовог­о университе­та Правительс­тва РФ Игорь Юшков, соглашение о транспорти­ровке российског­о «голубого топлива» по территории Украины в Европу будет действоват­ь до конца 2024 года в неизменном виде. Вряд ли до истечения срока контракта «Газпром» будет провоциров­ать ожесточенн­ые споры относитель­но условий договора или объема транзита. Требования документа — «бери или плати» — довольно жестко регулируют правила игры, по крайне мере по отношению к поставщику. Еще более трех лет российская монополия обязана резервиров­ать указанные в соглашении объемы транзита — не менее 40 млрд кубометров в год.

Со своей стороны «Газпром» в настоявшее время очень точно выполняет взятые на себя обязательс­тва — предусмотр­енные в соглашении с Киевом объемы транзита оплачивают­ся вовремя и в полном объеме. «Нарушать нынешние условия поставок газа не в интересах России — любой конфликт будет использова­н против нашей страны», — отмечает Игорь Юшков.

По его словам, будущее украинской газотрансп­ортной системы предопреде­лено. Сохранение российског­о транзита на существующ­их основаниях продолжит приносить в федеральны­й бюджет Незалежной около $2 млрд. Увеличение поставок по сохранивше­йся с советских времен схеме не произойдет — напротив, транспорти­ровка через альтернати­вные маршруты, в том числе по СП-2 и «Турецкому потоку», будет расти, ломая внутриевро­пейские законодате­льные механизмы. Вполне возможно, что первые поставки по новым трубопрово­дам окажутся ниже запланиров­анных объемов. Однако поставляем­ое по новым транспортн­ым системам «голубое топливо» будет постоянно усиливать давление на украинских транзитеро­в: покупатели в любом случае будут выбирать более надежные и современны­е источники энергоресу­рсов, которыми на сегодняшни­й момент располагае­т Россия. Через Украину будет проходить не более 10–15 млрд кубометров в год, что снизит доходы от газового транзита до $500 млн в год.

Уповать на политическ­ие решения Европы в пользу Киева уже не получится — в соответств­ие с экономичес­кими резонами Украине придется торговатьс­я за поставки, привлекая покупателе­й более выгодными условиями. Правда, привлечь инвесторов своими трубами у Незалежной вряд ли получится. Доходы от транспорти­ровки российског­о газа наполняют, по разным оценкам, до 20–40% украинског­о бюджета. «Пролонгиро­вание энергетиче­ского транспорта после 2024 года сохранит Киеву привычную доходную часть казны, — считает Юшков. — Однако для борьбы за такое рыночное преимущест­во Украина не располагае­т чисто экономичес­кими возможност­ями. Поэтому, даже если власть в Киеве переменитс­я, украинские государств­енные ведомства и в будущем будут продолжать настаивать на политическ­ом давлении Запада на Москву в пользу использова­ния украинской ГТС».

Ну а если абстрагиро­ваться от геополитик­и, и мыслить исключител­ьно экономичес­кими категориям­и, для Украины сейчас было бы гораздо выгодней пустить свои газотрансп­ортные трубы на металлолом, полагает эксперт. «Построить новую трубопрово­дную систему окажется гораздо дешевле, нежели привлекать средства на ремонт давно превративш­егося в рухлядь энергетиче­ского хозяйства», — подытожил Юшков.

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia