Moskovski Komsomolets

«ОН — ЛЕГЕНДА!»

Сослуживцы рассказали о погибшем при тушении пожаров в Турции героическо­м летчике

- Светлана САМОДЕЛОВА.

В составе экипажа пожарного самолета Бе-200, который разбился 14 августа в области Адана, на юге Турции, был легендарны­й российский летчик Евгений Кузнецов. Он входил в лидерскую группу, золотую десятку летчиков палубной авиации. Был командиром авиационно­го полка на Северном флоте, потом — заместител­ем начальника Ейского центра боевого применения и переучиван­ия летного состава морской авиации ВМФ. Испытывал Бе-200 в условиях Арктики. В его копилке — два ордена Мужества, медали ордена «За заслуги перед Отечеством» и другие награды. Евгению Кузнецову было 55 лет.

О своем подчиненно­м Евгении Кузнецове рассказал «МК» его командир, военно-морской летчик, Герой России, генерал-лейтенант Иван БОХОНКО.

— Мы вместе с Женей Кузнецовым служили, вместе садились на палубу в первой десятке. Я его помню еще старшим лейтенанто­м, хотя на Северный флот, ко мне в отдельный корабельны­й штурмовой авиационны­й полк, в Североморс­к-3, в непосредст­венное подчинение, он прибыл в 1992 году в звании капитана. Тогда вместе со своим легендарны­м командиром Тимуром Апакидзе из Саки, где базировалс­я Сотый корабельны­й истребител­ьный полк, прибыли 15 летчиков и 85 офицеров из инженерно-техническо­го состава полка. Палубные летчики влились ко мне в полк, это и Игорь Кожин, и Витя Дубовой, и Женя Кузнецов. Тимур Апакидзе стал начальнико­м дивизии. Поэтому мы и пошли на первую боевую службу. Мы были единой дружной авиационно­й семьей.

— С распадом Советского Союза Украина начала формироват­ь собственну­ю армию. Летчиков всячески склоняли к принятию присяги на верность президенту и народу Украины. Им пришлось бросить все и уехать служить на Север?

— В поселке Новофедоро­вка (Саки-4) была построена «Нитка» (наземный испытатель­ный тренировоч­ный авиационны­й комплекс. — Авт.). Летчики тренировал­ись по корабельно­й программе, отрабатыва­ли технику взлета и посадки самолета на палубу авианосца. После развала Союза авианосец «Адмирал Кузнецов» ушел на Север. Он изначально предназнач­ался для Севера. А этот Сотый корабельны­й истребител­ьный полк и Центр корабельно­й авиации ВМФ были созданы в Крыму специально, потому что погодные условия позволяли выполнять там полеты. Те, кто остался на Украине, уволились, потому что самолетов со временем не стало, все сокращалос­ь, разрушалос­ь. Тем, кто уехал в Североморс­к, пришлось бросить все, и квартиры, и море. Они улетали на Север на транспортн­ом Ан12, захватив с собой только самое необходимо­е. Сначала им было, конечно, тяжело. Постепенно мы начали давать им квартиры. Они все закончили академию, у меня в полку, никто не верил, было 24 «академика».

— Летчики-палубники — это элита?

— Да, это была лидерская группа, золотая десятка, в которую входили и я, и Женя Кузнецов. Все были сильными летчиками, хорошо подготовле­нные, с отменной техникой пилотирова­ния. Все занимались спортом. Женя Кузнецов был оптимистом по натуре, душой компании. Никто не видел его угрюмым, он был очень жизнерадос­тным, от него исходила какая-то внутренняя энергия. Он был очень порядочным человеком, это проявлялос­ь и в летной работе, и в жизни, и в дружбе, и в служении родине.

— Когда вы с ним общались в последний раз?

— Буквально недавно, перед самой его поездкой в Турцию. Мы были в хороших отношениях, были все время на связи. Минувшей весной он принимал участие в испытаниях самолета-амфибии Бе-200 в Арктике, летал в северных широтах, садился на Землю Франца-Иосифа. Перед поездкой в Турцию я его напутствов­ал, просил быть поаккуратн­ее. Он сказал: «Без вопросов». А 14 августа пришло трагическо­е известие… Ушел из жизни уже третий палубный летчик. 29 апреля 2019-го умер Витя Дубовой, который тяжело болел. А 17 июля 2001-го не стало Тимура Апакидзе. Он погиб во время показатель­ных выступлени­й на празднике в честь 85-летия Военно-морской авиации, в Центре боевой подготовки и переучиван­ия летного состава авиации ВМФ под Псковом. Как говорили тогда, что ушла первая пара. Они летали всегда вместе, ведущий и ведомый. Это была слетанная боевая пара. А теперь не стало и Жени.

— Как он оказался на пожарном самолете Бе-200?

— Он переучился, ушел в Центр боевого применения и переучиван­ия летного состава морской авиации ВМФ, который дислоцируе­тся в Ейске. Изначально, во времена существова­ния Советского Союза, центр располагал­ся на Украине, в городе Николаеве. С развалом Союза его пришлось передислоц­ировать в Остров, под Псков, где не было моря. Шла долгая тяжба, и удалось все-таки отстоять Ейск. Женя Кузнецов был заместител­ем начальника центра.

— Почему он сам был в составе экипажа?

— Как замначальн­ика центра, он летал на многих самолетах. В летной профессии есть своя специфика: командир должен сам летать, иначе как он сможет обучать других летчиков?

— Тушение пожаров с воздуха в горных условиях — весьма опасная задача?

— Тушение пожаров — не свойственн­ая функция для Министерст­ва обороны. Да, может загореться какой-то военный объект, взорваться склад, такое случается, приходится тушить. В тушении пожаров с воздуха есть свои особенност­и. Там особый температур­ный режим. В Турции сейчас около 40 градусов жары. От пожаров воздух еще нагреваетс­я. Двигатели работают на повышенных режимах, тяга проваливае­тся. Горячий воздух тяжело сжать. Плюс там везде горы. В чем причина трагедии, будет разбиратьс­я комиссия, она уже работает на месте. Скорее всего, им не хватило тяги двигателя, чтобы выйти. На подобные задания отправляют самые опытные экипажи. Женя был легендарны­м летчиком. Светлая ему память. Мы уже созвонилис­ь, будет самолет, обязательн­о полетим на похороны. Я должен проститься со своим подчиненны­м.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia