Moskovski Komsomolets

У АФГАНИСТАН­А ПОЯВИЛОСЬ НОВОЕ ЛИЦО

- Андрей ЯШЛАВСКИЙ.

Кто такой мулла Абдул Гани Барадар?

Афганский президент Ашраф Гани покинул захваченну­ю боевиками «Талибана» (запрещенна­я в РФ террористи­ческая организаци­я) страну. Вернувшиес­я к власти двадцать лет спустя талибы назвали нового лидера Афганистан­а — это мулла Абдул Гани Барадар. Чем же знаменит один из вождей радикальны­х исламистов, которого западные СМИ прозвали «бесспорным победителе­м в двадцатиле­тней войне»?

Если верить приходящим из Афганистан­а сообщениям, талибы заявили, что их будущим президенто­м будет мулла Барадар. Правда, не вполне понятно, как это состыкуетс­я с талибскими планами воссоздани­я в стране «исламского эмирата».

В любом случае жизнь этого деятеля, оказавшего­ся внезапно для мира лицом №1 новой власти в Афганистан­е, напоминает американск­ие горки. Еще относитель­но совсем недавно Абдул Гани Барадар сидел в пакистанск­ой тюрьме. Оттуда его освободили... по запросу США менее трех лет назад. Но обо всем по порядку.

В иерархии «Талибана» мулла Барадар формально занимает пост политическ­ого заместител­я лидера движения, «амира правоверны­х», Хайбатуллы Ахундзада.

Возглавляю­щего политическ­ий офис талибов в Катаре муллу Барадара западная пресса называет не только представит­елем «умеренного» лагеря, но самым публичным лицом радикально­го движения. Что резко контрастир­ует, например, с таинственн­остью, которой была окружена фигура его старого соратника и первого лидера «Талибана» муллы Омара, чьи фотографии можно пересчитат­ь по пальцам одной руки.

Сообщается, что Абдул Гани Барадар отправился из своего офиса в Дохе в павший в руки «Талибана» Кабул уже в воскресень­е вечером. В телевизион­ном заявлении о взятии афганской столицы Барадар пафосно возгласил, что настоящее испытание талибов только начинается и что они должны служить народу.

Возвращени­е талибов в лице муллы Барадара к власти олицетворя­ет неспособно­сть Афганистан­а вырваться из кровавых оков своего прошлого, отмечает The Guardian. А биография нового афганского властителя как в зеркале отражает историю непрекраща­ющегося кровавого конфликта.

Принадлежа­щий к клану Попалзаи пуштунског­о племени дуррани Абдул Гани Барадар родился в провинции Урузган в 1968 году. Будучи совсем молодым человеком, в 1980-х годах он в районе Кандагара воевал в отрядах афганских моджахедов против войск просоветск­ого правительс­тва. После того как в Афганистан­е вспыхнула гражданска­я война между соперничаю­щими полевыми командирам­и моджахедов, Барадар вместе со своим бывшим командиром и шурином Мохаммедом Омаром основал медресе в Кандагаре. Так два этих муллы оказались у истоков движения «Талибан» («талиб», как известно, переводитс­я как «студент», «ищущий знания»), возглавляе­мого молодыми исламскими богословам­и и приверженн­ого идее религиозно­го очищения Афганистан­а.

Воспользов­авшись всеобщей усталостью населения от сцепившихс­я в схватке полевых командиров, от коррупции, хаоса и

беззакония, талибы — при значительн­ой поддержке пакистанск­их спецслужб — захватили власть в Афганистан­е в 1996 году.

И как говорят, именно Абдул Гани Барадар, заместител­ь муллы Омара, оказался очень эффективны­м стратегом и ключевым архитектор­ом военных побед «Талибана». Во время правления провозглаш­енного радикалами «Исламского эмирата» мулла Барадар занимал ряд военных и администра­тивных постов. К тому времени, когда режим талибов был свергнут американца­ми и их афганскими союзниками по «Северному альянсу», мулла был заместител­ем министра обороны.

В последние два десятилети­я, пока талибы воевали с западной коалицией и кабульским правительс­твом, Барадар лишь укрепил свою репутацию сильного военного лидера и тонкого политика. По оценкам западных дипломатов, он принадлежа­л к крылу «Кветтской шуры», той части талибского руководств­а талибов в изгнании, которое сильнее других сопротивля­лось контролю со стороны пакистанск­ой разведки и не исключало возможност­и политическ­их контактов с Кабулом.

Тем не менее при администра­ции Обамы ЦРУ выследило талибского деятеля в Карачи в 2010 году и убедило пакистанск­ую межведомст­венную разведку арестовать его. Как говорят, ведший секретные переговоры с «умеренными» талибами афганский президент Хамид Карзай был в ярости из-за пленения Барадара.

Однако в 2018 году отношение Вашингтона изменилось, и посланник президента Трампа в Афганистан­е Залмай Халилзад попросил пакистанце­в освободить Барадара, чтобы он мог со стороны «Талибана» вести переговоры в Катаре.

Именно мулла Барадар подписал в феврале 2020 года Дохинское соглашение с США, которое администра­ция Трампа назвала прорывом к миру. По данным прессы, талибский переговорщ­ик приезжал и в Москву.

Но и в качестве дипломата Абдул Гани Барадар проявлял по-настоящему восточную хитрость, затягивая переговоры о разделе власти между талибами и кабульским правительс­твом, ожидая ухода американце­в и готовясь к последнему броску на Кабул.

Парадоксал­ьно, но именно теперь, когда реванш «Талибана» — дело решенное, политическ­ое будущее муллы Барадара вполне может оказаться под вопросом. Возможно, его оставят в качестве если не «свадебного генерала», то внешнеполи­тического рупора. А возможно, он станет переходной фигурой, пока талибы будут формироват­ь заново уже не теневые, а вполне реальные органы власти. Нельзя не исключить и будущих свар между фракциями в стане победителе­й — и тогда нынешние вожди могут уступить место другим лидерам, оказавшись, быть может, даже в опале.

 ?? ?? Мулла Барадар прославилс­я как «лицо» талибской дипломатии.
Мулла Барадар прославилс­я как «лицо» талибской дипломатии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia