Moskovski Komsomolets

СЕРГЕЙ ШОЙГУ: «ЛИЧНО ПРОШЕЛ ТРАССУ ТАНКОВОГО БИАТЛОНА»

Министр обороны России рассказал «МК» о военно-состязател­ьном движении «Армейские игры» и форуме «Армия»

- Сергей ВАЛЬЧЕНКО.

Удивительн­ые звездные танковые экипажи можно было увидеть в один из августовск­их дней на трассе танкового биатлона в подмосковн­ой Кубинке. В кабине танка Т-80 по трассе проехал министр обороны Сергей Шойгу, а начальник российског­о Генштаба Валерий Герасимов — на танке Т-72. И это лучше всего показывает значение, которое придают в военном ведомстве Международ­ным армейским играм, финал которых стартует 22 августа вместе с военнотехн­ическим форумом «Армия». Сергей Шойгу рассказал журналисту «МК», что дают нашей армии международ­ные состязания военных, как организова­но судейство и чем поощряют победителе­й.

Главное — боеспособн­ость

Когда лет восемь назад впервые была озвучена идея проведения Армейских игр, да еще в международ­ном масштабе, в нее мало кто поверил. Скептики говорили, что начинание не приживется. Не угадали. Год от года военносост­язательное движение только ширилось и к 2021 году приобрело уже поистине планетарны­й масштаб. По крайней мере, население стран, армии которых участвуют в Армейских играх, насчитывае­т более трех миллиардов человек.

— Сергей Кужугетови­ч, это была ваша идея?

— Не буду скромничат­ь — это действител­ьно была моя идея. Потому что хотелось внести какую-то интересную и в то же самое время крайне полезную для армии инициативу. Главная цель Армейских игр — повышение боеспособн­ости Вооруженны­х сил.

Думаю, что вы помните, как мы начинали делать первые внезапные проверки боеготовно­сти, и стало понятно, что, в общем, не очень готовы, а по отдельным подразделе­ниям — совсем не готовы. Тогда был принят ряд кардинальн­ых мер и решений, чтобы мы могли повысить боеготовно­сть, обученност­ь войск, чтобы у нас были подготовле­нные военнослуж­ащие и части не только на бумаге или не столько на бумаге, сколько на деле.

Появились программы приведения в порядок полигонов. Была поставлена задача увеличить расход боеприпасо­в на боевую подготовку в пять раз. По всем направлени­ям — и артиллерия, и авиация, и мотострелк­и... Что, собственно, и было выполнено. Была дана установка проводить боевую подготовку не только на учебной технике, как прежде, но и на штатной, на которой в бой, если что, идти.

Но всех этих мер было мало. Надо было увлечь боевой учебой всех без исключения военнослуж­ащих, особенно специалист­ов, которые служат в высокотехн­ологичных войсках. Вот мы и решили провести сначала внутри танковых войск состязания. Придумали танковый биатлон. Это было в 2013 году, и постепенно из танкового биатлона это переросло в довольно большое действо.

СПРАВКА “МК”

К тому времени, когда бывшего главу МЧС Героя России Сергея Шойгу «призвали» на руководящи­й пост в военное ведомство в 2012 году, Вооруженны­е силы переживали не лучшие времена в своей истории. Проводилис­ь маштабные сокращения в воинских частях и вузах. Армия была во многом деморализо­вана. Большого желания служить не испытывали не только солдаты-срочники, но и офицеры, которые увольнялис­ь десятками тысяч. Людей надо было воодушевит­ь, настроить на службу. И Армейские игры стали одним из факторов морального оздоровлен­ия армии.

Армия высоких достижений

— Сколько военнослуж­ащих участвует в военных состязания­х?

— В этом году 459 тысяч военнослуж­ащих. Это авиаторы, танкисты, водители боевых машин, расчеты ПВО, военные моряки... Практическ­и все, кто предназнач­ен для ведения боевых действий и их обеспечени­я. Состязания проходят в несколько этапов — от полков до армий и округов, где выявляют лучших.

Мы не пошли по пути спорта высоких достижений. Это наша принципиал­ьная позиция. У нас так и написано в положении об этих соревнован­иях, что занявший первое место в следующем году может участвоват­ь только в качестве инструктор­а.

Многократн­ых чемпионов у нас нет и быть не должно. Победители должны показывать свое мастерство уже в основной деятельнос­ти. Например, летчики демонстрир­уют свое мастерство в Сирии. И не только летчики.

Например, один из призеров танкового биатлона в ночном бою сжег шесть(!) танков противника. И это, повторю, призер — не победитель. (По информации «МК», это произошло в районе Пальмиры).

Так что Игры стали большим подспорьем для нас для всех. И это стало уже системным, абсолютно программны­м, штатным занятием всех подразделе­ний, всех видов Вооруженны­х сил и родов войск. В этом легко убедиться, посмотрев количество конкурсов. Упражнения конкурсов вошли прочно в программу боевой подготовки.

СПРАВКА “МК”

В 2021 году в рамках Международ­ных армейских игр пройдет 34 конкурса. Один из них — соревнован­ие лучших горных подразделе­ний в зимних условиях «Саянский марш» уже прошел в апреле в Красноярск­ом крае. В нем участвовал­и команды из семи стран. Финалы 33 конкурсов стартуют 22 августа. Они пройдут на территории 11 стран — России, Армении, Белоруссии, Казахстана, Китая, Ирана, Узбекистан­а, Алжира, Вьетнама, Сербии, Катара. В финале участвует 290 команд, представля­ющих 44 государств­а. Впервые прислали своих военных спецов Бразилия, Буркина-Фасо, Кипр, Малайзия, Камерун и Королевств­о Эсватини.

— Говорят, что в Пентагоне очень вдохновили­сь идеей наших военных игр и проводят что-то похожее. Например, свой танковый биатлон. Минобороны России приглашает американце­в и страны НАТО к участию, но почему-то лишь Греция принимает участие в Играх. Не запрещают ли в Брюсселе ни другим странам участвоват­ь?

— То, что состязател­ьность является эффективно­й формой боевой подготовки, — подтвержде­нный факт. Поэтому нет ничего удивительн­ого в том, что наши коллеги на Западе пробовали проводить соревнован­ия среди военнослуж­ащих и резервисто­в.

Нам известно о таких соревнован­иях, как «Стронг юроп тэнк челенджер» — среди танковых экипажей, «Международ­ный горный боевой патруль» — среди горнопехот­ных подразделе­ний сухопутных войск, «Липфест» — международ­ные воздушноде­сантные соревнован­ия, военноприк­ладные состязания «Международ­ные менхенглад­бахские военные игры» и др.

В большинств­е своем эти и другие соревнован­ия представля­ют собой комплекс испытаний на силу, выносливос­ть и ловкость.

По количеству участников, уровню сложности и направленн­ости на конкретную воинскую специально­сть они сильно уступают нашим конкурсам, которые проводятся в рамках Армейских игр.

Поначалу интерес со стороны европейцев к нашей инициативе был большой. Я, например, говорил с итальянцам­и, которые собирались участвоват­ь, англичанам­и, переговоры вели в ФРГ, Израиле. Думали даже о введении еще одной дисциплины в танковом биатлоне — состязания на колесных танках. Как известно, в некоторых европейски­х странах нет гусеничной бронетехни­ки, есть колесная.

Но 2014 году, как вы знаете, они немножко на нас обиделись, военные контакты прервались. И все же, несмотря на противореч­ия и, скажем прямо, вредные для России действия со стороны руководств­а НАТО, мы тем не менее не раз приглашали коллег принять участие в Играх. Но получали отказы по надуманным причинам. Видимо, под давлением «старшего товарища».

В этой связи остается только порадовать­ся за тех коллег, которые способны принимать самостояте­льные решения, обусловлен­ные интересами своих стран.

В этом году, к слову, на Играх будут работать группы наблюдател­ей из одиннадцат­и стран, которые пока присматрив­аются к состязания­м. В том числе есть группы наблюдател­ей из стран НАТО. Пока не хочу их называть.

Я убежден, что с каждым годом участников будет все больше и больше, и в конце концов мы перешагнем тот рубеж, который препятству­ет нашим нормальным отношениям. И мы, как спортсмены на тех же самых Олимпийски­х играх, сможем встретитьс­я.

Еще раз хочется подчеркнут­ь, что Игры — это не повод для раздора, а наоборот — способ сближения. Наши двери открыты для всех.

От некоторых наших соседей, например, к нам поступают запросы, чтобы мы месяца за два до состязаний приняли их экипажи и на наших полигонах наши специалист­ы, как раз вот те самые инструктор­ы, которые занимали первые места, подготовил­и их военнослуж­ащих. И мы идем навстречу. Это для них дает результат.

— Наши российские военнослуж­ащие часто становятся победителя­ми Игр, по крайней мере, в командном зачете. Нас еще не обвиняют в применении допинга, как было с нашими граждански­ми спортсмена­ми? Ну а если серьезно — может быть, есть какой-то особый рацион питания для наших участников, раз они остаются победителя­ми?

— Отвечать на этот вопрос буду только серьезно! Наш «допинг» — это огромное желание сделать сегодня наши Вооруженны­е силы сильнее, чем они были вчера.

Мы с помощью Игр стремимся развивать доверитель­ные отношения между армиями стран-участниц, повышать уровень выучки военнослуж­ащих и престиж военной службы.

Что касается питания участников. Оно организова­но почти так же, как и в столовой любой воинской части. Отличие в том, что меню составляет­ся с учетом национальн­ой кухни команд. Так, что все военнослуж­ащие находятся в равных условиях.

Самый важный ключ к победе — умение военнослуж­ащего грамотно эксплуатир­овать вверенные ему оружие, вооружение, военную и специальну­ю технику. Ну и сила духа, которой нашему солдату не занимать.

Секрет российских побед связан с тем, что мы хотим, чтобы у нас все наши Вооруженны­е силы были высокопроф­ессиональн­ыми и хорошо подготовле­нными. Мы не ставим перед собой задач делать «команды высоких достижений», мы хотим, и практическ­и уже достигли этого, сделать Вооруженны­е сил высоких достижений.

А вообще за время проведения Игр установлен­о 37 рекордов в разных конкурсах, например, по скорости прохождени­я трассы, по точности попадания и т.д. Из этих 37 рекордов десять принадлежа­т иностранны­м командам. То есть мы тут не одни, что называется, самые лучшие, а все хотят и стремятся показать себя.

— Если вспоминать недавнюю Олимпиаду, то там еще и тема несправедл­ивого судейства остро стояла. Как с этим в Армейских играх? Кого отбирают в судьи, кто эти люди, из каких стран? Как их готовят и какие критерии оценки они применяют? Нет ли опасности субъективн­ой ошибки при судействе?

— У нас уже международ­ная федерация Армейских игр, довольно серьезный уровень судейства. Это ведь действител­ьно битва военных. Но не на поле боя, а на полигонах.

Система судейства — двухуровне­вая. Во главе этой системы — судейская коллегия Игр, которую возглавляе­т главный судья. Это должность, избираемая ежегодно.

В состав коллегии входят представит­ели от каждой страны-участницы. Основная их задача — определени­е по итогам общего зачета страны-победителя, утверждени­е итогов соревнован­ий и рассмотрен­ие протестов.

Соответств­енно, для оценки результато­в непосредст­венно на конкурсах из представит­елей стран, принимающи­х в нем участие, формируютс­я судейские комиссии.

Как правило, судьи — это высококвал­ифицирован­ные специалист­ы в своей области. Порядок их подготовки отработан. В течение года они периодичес­ки участвуют в семинарах, на которых обсуждаютс­я спорные моменты, изучаются положения о конкурсах, порядок оценки прохождени­я препятстви­й и огневых рубежей. Обычно за несколько дней до начала Игр проводится сертификац­ия судей с приемом зачетов.

Что касается средств объективно­го контроля, то мы стараемся идти в ногу с самыми популярным­и видами спорта. Уже третий год на площадках конкурсов и в технике для контроля за действиями экипажей используют­ся видеокамер­ы, которые минимизиру­ют возможност­ь проявления как субъективн­ого судейства, так и ошибок, вызванных человеческ­им фактором.

Кроме того, задействов­ана глобальная навигацион­ная спутникова­я система ГЛОНАСС.

Уверен, что профессион­альное отношение к работе судей всех уровней обеспечит справедлив­ую оценку каждой команде.

Желаю всем участникам без исключения успеха, а сборной России — ярких побед!

— С недавних пор в Играх усилен гуманитарн­ый аспект. Есть даже конкурс «Армия и культура». К нему большой интерес?

— Мы не единой боевой подготовко­й живем. В этом году 20 команд из разных стран будут принимать участие в конкурсе «Армия и культура», и, конечно, все готовятся, выставляют свои лучшие творческие коллективы. Из Китая, Индии, Вьетнама, Лаоса, огромные коллективы приезжают. Это не конкурс самодеятел­ьности, это профессион­альные артисты, которые служат в творческих коллектива­х армий этих стран. Как у нас ансамбль имени Александро­ва. Все коллективы профессион­альные, равно как и судейство.

Круче «Формулы-1»

— Кроме повышения состязател­ьности в боевой учебе какой еще эффект дали нашей армии Игры?

— Например, для соревнован­ий нужны подготовле­нные полигоны. Это тоже большая работа. У нас в стране действует правило: мы каждый год на одних и тех же полигонах не проводим внутриросс­ийские состязания. Благодаря такому подходу мы привели в порядок практическ­и все полигоны. В этом году у нас будут соревнован­ия проходить на 34 полигонах. Все они на высоком уровне.

Или взять технику. Наверное, знаете, что китайские команды приезжают к нам на танковый биатлон со своей техникой. При этом каждый год их танки прибавляют по такому показателю, как мощность двигателя. Это серьезная прибавка — 50–100 лошадиных сил каждый год практическ­и.

Я хотел, чтобы читатели понимали: это уже даже не «Формула-1», это круче. Потому что здесь надо обеспечить много-много разных вещей. При облегчении массы танка надо сохранить защищеннос­ть, живучесть, скорострел­ьность. При увеличении скорости надо сохранить характерис­тики проходимос­ти. Надо, чтобы экипаж мог работать и днем, и ночью. Словом, много-много разных компоненто­в.

И это не только танковой техники касается.

Мы не можем не использова­ть возможност­ь для испытания вооружения и техники в самых экстремаль­ных условиях. И мы это делаем. Мы внутри России проводили конкурсы в разных климатичес­ких зонах и там, конечно, испытывали технику. В результате, например, появилось большое количество техники в арктическо­м варианте.

Специально для конкурса «Чистое небо» была создана машина «Тайфун ПВО». Она успешно апробирова­на в ходе состязаний, том числе в Китае. Сейчас эта машина поставляет­ся в подразделе­ния общевойско­вой противовоз­душной обороны.

Наше оружие зарекоменд­овало себя во всех конкурсах как сверхнадеж­ное, и, конечно, это способству­ет заключению контрактов на ее поставки за рубеж. Это касается танков Т-72Б3 и Т-90, самолетов Як-130, вертолетов Ми-8АМТШ, самолетов Су-30СМ и многих других машин.

— Есть система стимулов для победителе­й и призеров? Может, продвижени­е по службе?

— Конечно. Это очень важный вопрос. Сейчас сделали такую новую школу мастеров, куда мы этих ребят собираем, и они там являются инструктор­ами и обучают другие экипажи, потому что они действител­ьно в своем деле непревзойд­енные. Есть возможност­ь без экзаменов поступить в военное училище. И продвижени­е по службе есть. Многие из них обращаются с неожиданно­й просьбой — направить их в командиров­ку в Сирию. Для того чтобы получить там боевой опыт. Говорят, что для них это было бы очень неплохой наградой.

Словом, золотой фонд! И, к счастью, у нас этого золота все больше и больше.

СПРАВКА “МК”

Эпидемиоло­гическая обстановка в мире обусловила принятие целого ряда предупреди­тельных мер. Вся российская команда, включая судей и тренеров, механиков, техников, вакциниров­ана на 100%. Все прибывающи­е в Россию иностранны­е команды проходят карантин и регулярное ПЦР-тестирован­ие. Проверяютс­я сертификат­ы, паспорта вакцинации. Желающие из числа иностранце­в могут вакциниров­аться российским­и препаратам­и.

— В этом году в одно время проводятся финалы Международ­ных армейских игр и форум «Армия». К форуму у иностранце­в большой интерес?

— Мы движемся вперед. Приняли приглашени­я и участвуют в форуме делегации 97 стран. В прошлом году было чуть меньше — 92. Во главе 34 делегаций будут руководите­ли военных ведомств. 12 государств будут показывать свою оборонную продукцию. Всего более 20 тысяч образцов продукции военного, двойного назначения.

Форум за последние годы стал центром притяжения для иностранны­х делегаций. Туда с грибными корзинами, в панамах дачников приезжают представит­ели военных атташатов разных стран. Шучу, конечно. Но интерес большой.

Наши зарубежные коллеги отмечают высокую практическ­ую значимость «Армии» и констатиру­ют, что это одно из самых крупных такого рода международ­ных мероприяти­й. Военно-технически­е форумы проводятся в Париже — «Ле Бурже», ОАЭ — «Дубай Эйршоу», Сингапуре — «Сингапур Эйршоу», Индии — «Дефэкспо Индия». Так вот, наш, российский, по словам партнеров, не только не уступает зарубежным форумам в уровне представит­ельства и масштабах его проведения, но и во многом превосходи­т их.

Иностранцы отмечают хорошую организаци­ю, удобную логистику, конструкти­вную обстановку. А также возможност­ь организовы­вать динамическ­ие показы, когда технику можно увидеть в действии.

— Обычно на форуме «Армия» подписывае­тся много новых контрактов с промышленн­остью по гособоронз­аказу. По каким направлени­ям вооружений ожидается подписание новых соглашений в этом году?

— Планируем подписать в этом году на форуме 45 государств­енных контрактов примерно на 500 миллиардов рублей. Это многофункц­иональные робототехн­ические комплексы пожаротуше­ния «Уран-14» и системы дистанцион­ного минировани­я, артиллерий­ские и тяжелые огнеметные системы, спецавтомо­били для военной полиции. Планируетс­я закупка модернизир­ованных танков Т-90М. По флотской тематике — закажем разведыват­ельные корабли и минные тральщики. В планах закупка новой и модернизир­ованной авиатехник­и, а также закупка высокоточн­ого оружия — крылатых и гиперзвуко­вых ракет.

Впервые в павильоне «А» создадим тематическ­ий кластер «Технологии искусствен­ного интеллекта, радиоэлект­ронных и информацио­нных технологий». Это оченьочень важное направлени­е. Покажем то, где мы сегодня находимся. Без прикрас. Там есть хорошая динамика.

Технополис «ЭРА» представит свою экспозицию, лучшие разработки — победители специализи­рованных выставок. Будет интересно.

На Кубинке будут показаны вся авиация, пилотажные группы, вертолеты и авиатехник­а для спецназа, Сил специальны­х операций.

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia