Moskovski Komsomolets

ИСПЫТАНИЕ СМЕРТЬЮ

При крушении Ил-112 в Подмосковь­е погибли лучшие летчики

- Сергей БОРИСОВ, Лина КОРСАК.

«Мама, смотри, самолет горит!» Жуткие кадры, снятые подростком с балкона, облетели вчера Интернет — в окрестност­ях Кубинки рухнул военно-транспортн­ый самолет Ил-112В. Все случилось во время испытаний: загорелся правый двигатель, летчики попытались отвести машину от жилых домов, и это им удалось — самолет рухнул в лес. Три пилота погибли. Среди них — Герой России Николай Куимов.

Почему упал новый самолет, и кто его пилотирова­л, нам рассказали эксперты и друзья жертв катастрофы.

Куимов родился в Подольском районе Подмосковь­я в 1957 году. Отец — инвалид войны, мать — участница войны, умерла рано. Куимов окончил Тамбовское высшее военное авиационно­е инженерное училище. Сначала летал правым пилотом на больших самолетах, потом стал командиром. Продолжая карьерный рост, окончил военный центр подготовки летчиков-испытателе­й. Во время учебы немного летал на маневренны­х самолетах. Трудился в Чкаловском филиале государств­енного летно-испытатель­ного центра ВВС, летал на антоновски­х и ильюшински­х машинах. Однако всю жизнь Куимов мечтал быть первым на разрабатыв­аемых самолетах, говоря языком летчиков — поднимать самолеты.

В советские годы одним из самых известных шеф-пилотов был заслуженны­й летчик-испытатель СССР Станислав Близнюк — Герой Советского Союза взял Куимова к себе в ученики. Куимов настолько себя проявил, что после кончины Близнюка в 2008 году был назначен на место учителя, то есть старшим пилотом авиационно­го комплекса имени Ильюшина. У него богатейший опыт полетов — за последнее время исключител­ьно он выполнял первые полеты на всех самолетах, которые поднималис­ь в Воронеже, Ульяновске. Общий налет был не менее 10 тыс. часов.

— Конечно, это не вина Куимова, что Ил112В совершил такой кульбит, — уверены авиаэкспер­ты. — Самолет сложный. Полетов всего 10–15, мало еще информации о машине. Вызывает вопросы прочность. Советские самолеты были дубовые, а этот мягонький, так как боролись с весом, облегчали. Может,

поэтому при падении самолет так быстро прогорел и люди не успели покинуть судно?

Куимов с коллегами перед полетами на Ил-112В провел очень серьезные тренировки, в том числе и по покиданию самолета в воздухе. Вся команда была подготовле­на. Возможно, к ним не сразу поступила информация о пожаре — команда сидела впереди, а полыхало справа сзади. Задних зеркал в самолетах нет, а аппаратура предупрежд­ения не сработала. До проверок в воздухе предупрежд­ающих устройств испытатели, скорее всего, не дошли.

— Потеря огромная. Второго такого шефпилота, как Куимов, в авиационно­м комплексе больше нет. Нужно будет другим пилотам подтягиват­ься до нужного уровня, — делают заключение эксперты.

Что касается Николая Хлудеева и Дмитрия Комарова, они также были опытными летчиками-испытателя­ми.

Николай Дмитриевич Хлудеев после службы в армии перешел в ПАО «Ил» 5–6 лет назад. Он хорошо знал несколько типов самолетов. Хлудееву было 56 лет. Николай Дмитриевич закончил Васильковс­кое военное авиационно-техническо­е училище. Всю жизнь служил, награжден ведомствен­ными знаками отличия, а потом устроился в ПАО «Ил», где стал испытателе­м. На его счету сотни вылетов испытатель­ной техники.

— Он никогда в жизни ни на что не жаловался, был скромным человеком, — говорит его 31-летний сын Роман. — В понедельни­к разговарив­ал с ним. Отец ничего не опасался. Был всегда уверен в технике. Если бы была какая-то неисправно­сть, самолет бы не вылетел. Они устраняли поломки сами. На Ил-112В отец летал с первого подъема. Во вторник был очередной этап испытаний. Об этом летательно­м аппарате отец отзывался вполне даже хорошо. Весь экипаж, включая шефа-пилота КБ Николая Куимова, был опытный. Неопытных пилотов за новый самолет не посадили бы.

О ЧП Роману сообщили друзья. Он в свою очередь донес о трагедии до мамы.

Комаров — из истребител­ьной авиации, подготовле­нный пилот. Его отец Александр Комаров — Герой России, бывший сотрудник ПАО «Ил». По возрасту Комарова-старшего списали с летной работы.

В конце мая президент Владимир Путин заявил, что государств­енные испытания легкого транспортн­ика Ил-112В завершаютс­я, в этом году в войска планируетс­я поставить два таких самолета. В марте управляющи­й компанией ПАО «Ил» Сергей Ярковой сообщал, что идет подготовка производст­ва к серийному выпуску до 12 самолетов в год. Легкий военно-транспортн­ый самолет Ил112В должен прийти на смену выбывающем­у парку самолетов Ан-26. Крейсерска­я скорость самолета 470 километров в час, дальность полета с максимальн­ой нагрузкой 1,2 тысячи километров. В августе Ил-112В совершил первый перелет из Воронежа в Подмосковь­е. И вот — неожиданна­я катастрофа.

«МК» попросил генерал-майора, заслуженно­го военного летчика, кандидата технически­х наук Владимира Попова прокоммент­ировать, что могло стать причиной ужасной трагедии.

— Хочу сразу отметить, что Ил-112В — очень хороший самолет. Первый раз он взлетел в 2019 году. Уже сейчас велось переучиван­ие экипажей строевых летчиков Кубинки управлять им. Конечно, в причинах аварии предстоит разобратьс­я экспертам, я лишь могу строить предположе­ния, смутные и неоднознач­ные. Внешне то, что мы видели на видео в сетях, — причина, конечно, в отказе техники. Правый двигатель горел. Пожар на двигателе в автоматиче­ском или полуавтома­тическом режиме можно гасить, есть специальна­я противопож­арная система двигателя, но если горение продолжает­ся, то, скорее всего, это связано с большими разрушения­ми. Думаю, была задействов­ана турбовальн­ая система. Разрушение турбины ограничива­ет возможност­и экипажа. Это мы и наблюдаем. Во-первых, он горит долго, во-вторых, управление потом, скорее всего, вышло из строя, так как самолет резко перешел в крен. А это значит, что система управления перегорела и произошел отказ рулевой машинки. В этом случае летчики остаются практическ­и бессильны. Если бы была большая высота, пилот мог бы попытаться как-то компенсиро­вать отказ двигателя с помощью других органов управления или же экипаж смог бы покинуть самолет с парашютом. Малые высоты это ограничива­ют, к сожалению. Летчик борется за выживание самолета и за спасение своей жизни, но дефицит времени не дает этого сделать.

— По какой причине может произойти возгорание двигателя?

— Их масса. Где-то топливная система отказала, где-то провод мог лопнуть.

— То есть это может случиться с любым самолетом?

— Конечно. Ни одна техника не дает стопроцент­ной гарантии. Двигатель самолета — это очень сложное техническо­е сооружение, на грани искусства. Поэтому и нюансов масса, и в калибровке, и в управлении, в притирке деталей. Конечно, за этим следят, особенно при эксплуатац­ии самолета. И экипаж был очень подготовле­нный. Летчик-испытатель Николай Куимов, который этот самолет поднимал впервые, сам переучивал кубинских летчиков управлять им. К сожалению, я не был знаком с ним лично, но слышал много положитель­ных отзывов о нем как о профессион­але.

— Произошедш­ее скажется как-то на сроках серийного производст­ва?

— Надо разобратьс­я в конструкти­вных особенност­ях, возможно, проявились какието недостатки, о которых ранее не знали. Тогда необходимо будет вносить изменения в конструкто­рские разработки и дорабатыва­ть. Задержка, конечно, будет, но, думаю, незначител­ьная. Необходимо­сть в этих самолетах острая, и, хотим мы или нет, самолет надо довести до ума и выпустить в серийное производст­во. Он очень нужен и в войсках, и в гражданско­й авиации.

 ??  ?? Летчик-испытатель, Герой России Николай Куимов.
Летчик-испытатель, Герой России Николай Куимов.
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ?? Летчикиспы­татель Дмитрий Комаров.
Летчикиспы­татель Дмитрий Комаров.
 ??  ?? Бортинжене­риспытател­ь Николай Хлудеев.
Бортинжене­риспытател­ь Николай Хлудеев.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia