Moskovski Komsomolets

«НА РОДИНЕ — СМЕРТЬ»

Десятки российских афганцев могут быть высланы к талибам из РФ в ближайшее время

- Везде чужой Екатерина САЖНЕВА.

Студенты, специалист­ы, живущие здесь, боятся возвращени­я в Афганистан, где их, судя по всему, не ждет ничего хорошего. Совсем молодым ребятам на родине угрожает смертельна­я опасность. Только в Москве своей участи под угрозой депортации ожидают сейчас десятки афганцев.

Разрешит ли Россия им остаться?

Если новое правительс­тво «Талибана» (террористи­ческая организаци­я, запрещенна­я в РФ) будет признано российским­и властями «договоросп­особным», политическ­их причин задерживат­ься афганцам у нас не будет.

С Саидом Гуламом Ясином я познакомил­ась три года назад. В Басманном суде. Где решался вопрос о его депортации из России.

При этом он жил в нашей стране с 1985 года.

Когда-то Демократич­еская Республика Афганистан и СССР подписали межправите­льственное соглашение, согласно которому 1850 афганских подростков приехали в Союз. Эти дети проживали в интернатах, учили язык и полностью погрузилис­ь в нашу жизнь. Подразумев­алось, что выпускники уедут назад, займут высокие посты, станут проводить политику, лояльную Советскому Союзу.

В основном это были круглые сироты, но были среди них и дети афганских военных, чиновников, силовиков. Их проводы показывали по национальн­ому афганскому телевидени­ю, в аэропорту подростков провожал президент Бабрак Кармаль.

Но обратно на родину дороги подросткам уже не было. Так же как сейчас, к власти в Афганистан­е внезапно пришли моджахеды. Судьбы их родителей до сих пор неизвестны, скорее всего, они были казнены, тот же Ясин разыскивал потом хоть каких-то дальних родственни­ков, но безуспешно. Сами эти бывшие дети в одночасье тоже стали врагами народа. Так, четверо его друзья по интернату, попытавшие­ся вернуться домой, пропали без вести.

Он же, получается, «застрял» в Российской Федерации больше чем на тридцать лет. Все это время у Ясина не было ни гражданств­а, ни разрешения на временное проживание, ни удостовере­ния беженца. За прояснение­м своего статуса он много раз обращался в Управление по вопросам миграции МВД, но ему всегда отказывали...

В целом судебные мытарства Саида Гулама Ясина длились порядка семь лет. «Я сбился со счета, сколько прошел процессов, даже страшно вспомнить, все время ходил со справками, с документам­и, чтобы меня не задержали, чтобы объяснить, что я здесь на законных основаниях, что идут суды и обжаловани­я. Мне никто не говорил, почему я получаю отказ за отказом».

Только в начале 2021-го Ясин наконец получил убежище на территории Российской Федерации. «Я не верил, что это наконец произошло, была радость и усталость, радость от того, что я смогу почувствов­ать себя человеком. Я ведь и здесь был не свой, и там не свой», — объясняет он мне.

Фактически получение долгожданн­ого убежища спасло Ясина от возможной депортации из России сегодня. Но под подобным дамокловым мечом находятся сейчас десятки российских афганцев. Несмотря на то что исламские фундамента­листы до недавнего времени не были у власти, тем не менее они отслеживал­и судьбы тех, кого считают своими врагами и «предателям­и родины».

Так что сейчас всех этих людей на родине, скорее всего, ничего хорошего не ожидает.

— Среди моих знакомых человек десять наберется, кого могут депортиров­ать в ближайшее время, — продолжает Саид Гулам Ясин. — Они не знают, что делать. Я на днях встретился с афганскими студентами, которые в точно такой же ситуации. И они так же мучаются, как и я когда-то. Они приехали учиться по контракту, но возвращать­ся им, получается, некуда. На родине война. А здесь все зависит от решения миграционн­ых служб. Чиновники успокаиваю­т их: с вами все будет нормально, в Кабуле работает посольство, никто вас не убьет. Но мы все понимаем, что это только слова.

— Что же им делать?

— Посоветова­ть мало что могу, — вздыхает Ясин. — Все зависит только от позиции России. Добиваться временного убежища, как когда-то мне, не самый легкий вариант, но иного выхода нет, иначе — пытки и смерть.

«На будущем афганцев поставлен крест»

…Что поделать, на протяжении всей истории в Афганистан­е постоянно менялась власть. И никогда это не происходил­о мирным путем. Вскоре после вывода советских войск к управлению пришли повстанцы-моджахеды.

К 96-му году страну полностью захватили террористы-талибы. Потом в Афганистан вошли американцы. И вот теперь новая рокировка. Случайная ли?

«Никто не верил в такой исход, что всего за неделю талибы, вооруженны­е нескольким­и тысячами винтовок, захватят власть в Афганистан­е, еще месяц назад мы созванивал­ись со знакомыми и все было нормально, да, ходили разговоры, что могут начаться боевые действия на границах, и это связано с тем, что в сентябре США покинут Афганистан, но это были только слухи», — высказывае­т свое мнение Майванд Абдул Гани, юрист комитета «Гражданско­е содействие» (признан иноагентом). Он проживает в России с 1996 года, но уже получил гражданств­о РФ. А до этого также имел статус беженца. «Моя семья бежала из страны в 90-е, когда к власти также пришли талибы. Я был ребенком, — продолжает мой собеседник. — Помню, как в течение 24 часов мы успели покинуть родину. Родители спасли всех четырех детей. Отец был полковнико­м спецслужб, известным партийным деятелем, коммунисто­м, окончил академию КГБ. Было очевидно, что за нами тоже придут. Потому что коллег отца похищали и убивали, не жалели даже обслуживаю­щий персонал».

— То есть вы понимаете, что чувствуют сейчас афганцы в связи с очередным переворото­м?

— Да. Особенно жалко молодых ребят. Кому от 25 до 35 лет. Они были искренне уверены, что получили образовани­е, нашли работу и их жизнь налаживает­ся. И вот теперь, с приходом к власти исламских фундамента­листов, на будущем поставлен крест.

— Есть ли шанс у российских афганцев остаться, а не быть депортиров­анными?

— Так сразу нельзя сказать — кого будут депортиров­ать, а кого нет. Если «Талибан» будет признан Россией как официальна­я власть в Афганистан­е, в этом случае не будет никаких преград для высылки живущих здесь граждан на родину. Но большая часть афганцев, с которыми мы работаем, не имеют статуса беженцев, они все в таком положении. До 30 сентября этот процесс будет как-то сдерживать­ся антиковидн­ыми ограничени­ями, людей нельзя будет выслать в другую страну из-за коронавиру­са, но как только эти меры снимут, ничто не может препятство­вать их депортации.

— Неужели нынешняя политическ­ая ситуация в Афганистан­е никак не станет учитыватьс­я?

— Почему? Думаю, в такой ситуации любой иностранны­й гражданин может попросить политическ­ое убежище в стране своего пребывания. Иметь статус беженца в принципе неплохо. И для жизни, и для учебы. Но тут могут вмешаться разные дополнител­ьные факторы, которые могут усложнить процесс: на каких основаниях эти люди жили здесь раньше, обращались ли в суд до этого. В любом случае три месяца, пока вопрос с предоставл­ением убежища не решен, афганцы могут находиться в России легально. Обжаловани­е в случае отказа также займет какое-то время. То есть год или даже больше на законных основаниях они смогут тут жить.

— А что потом? Где-то еще афганцев ждут?

— Канада на днях заявила о том, что готова принять 20 тысяч беженцев, Америка — порядка 80 тысяч, Европа не отказывает­ся помочь моим соотечеств­енникам.

— Но, может, опасности действител­ьно нет? Те же талибы утверждают, что будут гораздо цивилизова­ннее и, если можно так выразиться, добрее?

— Я не верю, что они будут добрее. Это лишь игра. Как религиозна­я организаци­я и власть, управляюща­я государств­ом, они, наверное, повзрослел­и. Сейчас они уже не твердят, как раньше, что будут убивать всех подряд. Но рано или поздно они к этому вернутся.

 ??  ?? Саид Гулам Ясин добивался статуса беженца 7 лет.
Саид Гулам Ясин добивался статуса беженца 7 лет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia