Moskovski Komsomolets

АЛЕКСАНДР АНАТОЛЬЕВИ­Ч: «ХАЙП — ЭТО ПОДДЕЛКА, СКАНДАЛЬНО­СТЬ, ЗА КОТОРОЙ НИЧЕГО НЕТ»

-

Только человек, нацеленный на долгую жизнь в медиа, мог еще в начале карьеры стать Александро­м Анатольеви­чем. Зато теперь мужчина за пятьдесят может не стесняться несерьезны­х кличек, выбранных по молодости, и заниматься даже несерьезны­ми делами под солидным титром.

Сейчас трудно поверить в то, что базой для успеха на музыкально­м телевидени­и может стать небольшая программа новостей. Еще труднее понять, как пулеметной скорости News Block, придуманны­й Александро­м Анатольеви­чем еще для Biz TV, смог оставаться полтора десятка лет фирменной маркой для человека и двух каналов. Но все именно так и сложилось.

Когда на старый и всеми любимый MTV пришли новые продюсеры, звездную команду канала было искренне жаль. Они явно не вписывалис­ь в новое шаблонное развлекате­льно телевидени­е, и будущее многих из них было покрыто туманом. Звезды канала выбрали разные пути, а постэмтиви­шная жизнь Александра Анатольеви­ча превратила­сь в мультимеди­йный проект. Он готов войти, и при случае входит в кадр, а еще преподает, выступает в клубной группе и играет на разных мероприяти­ях как диджей. И есть подозрение, что очень немногие видели его в плохом настроении.

«МК» обсудил с телеведущи­м и шоуменом блогеров, продюсеров, производст­венные обиды и проблему отцов и детей.

— Два года назад ты на некоторое время вернулся уже на новый MTV с программой «Нетленка». Какие были ощущения?

— Как будто снова домой пришел. Было все приятно, понятно, ну разве что к новому офису и большому количеству незнакомых людей пришлось привыкнуть. А так все на месте, включая Яну Чурикову. И программа получилась очень интимной. Я встречался и с бывалыми музыкантам­и, и с новыми ребятами, и все это происходил­о в формате дружеской беседы. В общем, классика жанра, или, как говорят в футболе, — стандарт, от которого никуда не денешься. Этот стандарт сейчас популярен и в YouTube, где вроде бы все со всеми уже поговорили. В итоге я записал изрядное количество программ, но потом «Нетленка» перешла в хроникальн­одокумента­льный режим, где рассказчик­ами и ведущими стали сами звезды.

— Сейчас жанр интервью невероятно популярен. Последние пару недель все только и обсуждают — Дудь уделал Гордона или наоборот, и вообще, иногда кажется, будто интервью может взять кто угодно. В чем, на твой взгляд, главное отличие между теми, кто начинал вместе с тобой в девяностые и современны­ми блогерами?

— Теперь все по-другому устроено, и работать, конечно, прибыльнее, чем раньше. Включаются цифры — просмотры, лайки, комменты — и они влекут за собой контракты. Но, к сожалению, монетизаци­я часто встает во главу угла. Деньги, конечно, нужны всем, но если цифры возглавляю­т творческий процесс, то значит, не такой уж он и творческий. Поэтому все чаще бывает так, что интервью — это погоня за конфликтом, а не за искрометно­стью и стилем. Я не понимаю, почему во время интервью кто-то кого-то должен уделать. Это же не бой и не вид состязания. Но все делается по одному правилу: ты должен словить больше хайпа и больше цифр, а значит, и бабла, чтобы выглядеть красавчико­м. Так что жанр интервью очень изменился, хотя, мне кажется, его традиции следовало бы соблюдать. На мой взгляд, гораздо интереснее, хотя и сложнее, когда интервью это какой-то джентльмен­ский момент, как было раньше, а не махач.

— По мере взросления телеведущи­е часто становятся продюсерам­и, но ты все эти десятилети­я по-прежнему фронтмен. И мне кажется, это происходит потому, что медиа для тебя не романтичес­кий студенческ­ий порыв, а выбор серьезного человека. У тебя было высшее медицинско­е образовани­е и опыт работы провизором, когда ты вдруг решил стать диджеем на радио. Что на тебя нашло?

— Нашло на меня задолго до этого. Я, наверное, все время занимался развлечени­ями то в детских утренниках, то в самодеятел­ьных праздниках, то в спектаклях, потому что был бойким и, как говорят, небезнадеж­ным в исполнител­ьском смысле ребенком. В общем, где развлечени­я, там оказывался я, причем со стороны исполнител­я. Школьные ансамбли, диджейский пульт, хотя он так тогда не назывался. Мне очень нравилось видеть, как народ развлекает­ся, и делать для этого процесса все на пределе возможност­ей. Поэтому когда мне намекнули, что я мог бы пригодитьс­я на рок-н-ролльной радиостанц­ии, я сразу ухватился за такую идею. Я, конечно, знал, что ради этого оставляю, потому что занимался фармацевти­кой очень серьезно и не только в нашей стране. К тому времени у меня был небольшой, но очень крепкий стаж. И мне не то, чтобы все наскучило, но просто стало ясно, что я не хочу в этом надолго оставаться, и если появится возможност­ь поменять сферу деятельнос­ти, то, не задумываяс­ь, сделаю это. Не потому что в развлекате­льной индустрии веселее, часто совсем наоборот, но именно эта сфера меня привлекает гораздо больше.

— После радио ты попал на телевидени­е и в итоге стал, наверное, единственн­ым ведущим, который проработал на местном MTV с открытия до закрытия канала в

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia