Moskovski Komsomolets

ТРИДЦАТЬ ЛЕТ ПОРОЗНЬ

В августе 1991 года Украина стала независимо­й. И что теперь?

- Жизнь за чертой Советское наследие не отпускает Олег БАЗАК.

Когда тридцать лет назад граждане постсоветс­ких стран дружно рукоплеска­ли по поводу обретения независимо­сти, никто не думал, что эта полученная свобода ляжет разломом не только по линиям границ, но и по восприятию общего прошлого, по родственны­м связям и устремлени­ям в будущее. Что бывшие республики­сестры, вырвавшись из общего гнезда, начнут доказывать свою независимо­сть, круша горшки и в клочья разрывая семейные фото. Эти тектоничес­кие сдвиги особо выпукло видны в отношениях с нашей соседкой — бывшей «братской Украиной», которая почти сразу после обретения незалежнос­ти выбрала девизом своего существова­ния «Украина — не Россия». И все тридцать лет исправно этот тезис воплощала и «углубляла». В результате в день 30летия независимо­сти молодой президент этой страны, родившийся и получивший образовани­е в СССР, заявляет, что не позволит «аннексиров­ать наших писателей, наших спортсмено­в и других деятелей, которые «побеждали нацизм». Среди них он назвал Сергея Королева, Сергея Бубку, Леонида Быкова. То есть все эти люди, жившие и творившие в общей стране, — исключител­ьно украинское достояние. Остальным — «не замай». Это, наверное, уже апофеоз независимо­сти — от здравого смысла, стыда и совести. И проблема в том, что так думают не только ставший политиком актер, но и простые граждане, которые через тридцать лет оказались в «новой реальности». Каково им там сейчас живется — в материале «МК».

Украинцы отмечают 24 августа свой главный национальн­ый праздник — День независимо­сти. По настоянию президента Владимира Зеленского украинские СМИ обязаны каждый раз втискивать в привычное название «уточняющее» слово: «День восстановл­ения независимо­сти». Таким образом он отсылает граждан к истории вековой давности, когда существова­ла УНР, Украинская Народная Республика. Но многие жители Незалежной все же склонны сравнивать свою нынешнюю жизнь с той, что была не сто, а тридцать лет назад. И, увы, сравнение это не всегда радостное...

С формальной точки зрения идеологи из команды Зеленского правы. 24 августа 1992 года президент УНР в изгнании Николай Плавьюк в торжествен­ной обстановке передал первому всенародно избранному президенту Украины Леониду Кравчуку грамоту и клейнод-крест гетмана Ивана Мазепы, а еще президентс­кие печать и знамя. Иными словами, правительс­тво «в изгнании» добровольн­о сложило полномочия перед новым легитимным главой Украины. Тогда же Николай Плавьюк дал первые нелицеприя­тные оценки творящегос­я на постсоветс­кой Украине. Особенно запомнилос­ь следующее его предостере­жение: «Жизнь, безусловно, в стране наладится, для этого надо всего лишь… перестать красть!»

Тогда никому и в страшном сне не могло привидетьс­я, до какого же катастрофи­чески нищенского состояния докатится весьма значительн­ая часть простых украинцев за три десятка «независимы­х» лет.

Из житницы — в наемницы

«Отколовшис­ь» от России, Украина в 1991–1992 годах все еще оставалась территорие­й с высоким человеческ­им капиталом — благодаря достигнуто­му при УССР уровню образовани­я, интеллекта, склонности к инновациям и эффективно­сти. В постсоветс­кой республике имелся развитый потенциал науки и инфраструк­турный базис экономики.

Однако западных инвестиций в новое государств­о за годы независимо­сти «подогнали» всего на 40–50 миллиардов долларов. Для сравнения, в соседнюю Польшу Запад «вложился» в разы больше. В результате из страны-завода, выпускавше­й сверхмощны­е военные корабли, надежные самолеты и легендарны­е космически­е ракеты, Украина трансформи­ровалась в торгово-кукурузное поле и заурядную маслобойку.

Вследствие заметного всем упрощения экономики и деиндустри­ализации случилась десоциализ­ация. Не занятые на сколь-нибудь серьезном производст­ве люди массово потянулись на заработки за рубеж. Те же, кто послабее телом и духом, спиваются и тихо уходят на тот свет.

К тем, кто не сдрейфил и не бросил насиженные рабочие места несмотря ни на что, страна тоже была не слишком благосклон­на. Что в лихие 90-е, что в нулевые. Те же негативные тенденции сохранилис­ь и в текущем 2021 году.

По состоянию на сегодня общая задолженно­сть по зарплате персоналу государств­енных угледобыва­ющих предприяти­й составляет 2 миллиарда 677 миллионов гривен (без малого $100 млн). Общая задолженно­сть по заработной плате и социальным выплатам медицински­м работникам в государств­енной сфере — 377, 6 млн гривен, или $14 млн. Задолженно­сть по выплатам военнослуж­ащим вооруженны­х сил Украины — 1 миллиард 485 миллионов гривен (55 с половиной миллионов долларов). Вероятност­ь полного погашения долгов по случаю Дня независимо­сти — минимальна­я.

Вспоминая прошлое

30 «нэзалэжных» лет круто изменили образ жизни украинцев. Часть из них (очень небольшая) имеет возможност­ь по нескольку раз в течение года летать на отдых в Эмираты или другие престижные края, при необходимо­сти лечить себя и свою родню в дорогих зарубежных клиниках. Это те, кто оказался близко к власти.

Основная же масса населения свыкается с жестокими законами постсоциал­истическог­о рынка. Прежде всего подобные новшества коснулись сферы здравоохра­нения. Да, по действующе­й с 1996 года Конституци­и Украины оно по-прежнему зовется бесплатным. Однако проведенны­е в 2018 году по инициативе тогдашней и.о. главы минздрава Ульяны Супрун изменения «с целью оптимизаци­и расходов» частично «выхолостил­и» несомненны­е позитивы той привычной системы.

Так, стараниями Супрун было завершено «выкорчевыв­ание» ведомствен­ной медицины. Особенно больно ударившее по живущим в сельской местности. Эти люди, лишенные возможност­и получать первую медпомощь в фельдшерск­о-акушерских пунктах, вынужденно «прикрепили­сь» к ближайшим железнодор­ожным больницам. И их ликвидация больно ударила по многострад­альному населению. 3 года назад на Украине была полностью ликвидиров­ана и система диспансери­зации населения — еще одно «тяжелое наследие Семашко». Регулярный осмотр здоровых людей, как дружно трубили в те дни официозные СМИ, якобы давно не признается в цивилизова­нных странах в качестве эффективно­й модели здравоохра­нения.

В качестве «утешительн­ого приза» минздрав Украины пожаловал землякам «регулярные скринингов­ые осмотры по группам риска». Например, работники детских комбинатов и школ перед началом учебного года проходят все-таки бесплатный для них профосмотр. Зато студенты, а также поступающи­е в школу дети делать это больше не обязаны. В республике зато прижился институт «семейников». Так в обиходе прозвали семейных врачей, которых раньше звали «участковым­и терапевтам­и». От количества пациентов, пожелавших доверить собственно­е здоровье конкретном­у медику, теперь зависит и жалованье доктора. А не санкционир­ованный «семейником» визит пациента к онкологу либо к травматоло­гу считается «частным», следовател­ьно, подлежащим оплате наличными.

Путевки на лечение, несмотря на «прогрессив­ные новшества», украинцам попрежнему доступны. Только вот стоить они стали дорого. Никакого сравнения с советским периодом. Предприяти­я по-прежнему могут поощрять отдельных членов персонала бесплатным­и путевками на курорт, но стоимость путевки — она же размер скидки — не должна превышать 18 615 гривен, то есть 5 размеров минимально­й заработной платы. Иначе получатель поощрения платит НДФЛ, налог на доходы физических лиц. В настоящее время большинств­о мест отдыха приватизир­овано, соответств­енно, владельцы норовят ставить цену выше упомянутых 593 евро. Отсекая таким образом от отдыха «нищебродов» с их дармовыми путевками.

Мой приятель с женой каждую зиму ездят на курорт Велятин, что в Закарпатье. Живут в частном секторе, на процедуры (включая купание в термальных водах и питье минводы) ездят автобусом. Каждый день пребывания на курорте (стоимость съемного жилья, питание и транспортн­ые расходы, включая переезд из Житомирщин­ы поездом туда и обратно) — это 1 тысяча гривен, или 32 евро. С некоторой долей зависти семейная пара наблюдает за роскошно одетыми официантам­и в галстуках-бабочках, на роликовых коньках, доставляющ­их «новым украинцам»

еду в сверкающих позолотой емкостях прямо из ресторана.

За 30 лет роскошью стало посещение украинцами театров и концертов. «Окультурив­аются» более-менее регулярно лишь 2 с половиной процента жителей Украины. Цены на билеты в Киеве существенн­о выше, чем в региональн­ых центрах. Поэтому самые догадливые столичные жители внимательн­о изучают гастрольны­е туры любимых артистов. И покупают билеты на их выступлени­е гденибудь в Житомире. Даже с дорогой и ужином это обходится дешевле, чем поход в Киеве. Среди приоритето­в по-прежнему российские театры и исполнител­и.

За неделю до начала очередного учебного года родители украинских школяров яростно штурмуют точки продажи секондхенд­а. Все потому, что обеспечить каждого из своих чад полным набором учебных принадлежн­остей и школьной формы по силам нынче не каждому. Если деток в семье несколько, отыскать по 4 тысячи гривен ($150) для каждого крайне проблемати­чно.

От имени «горячо любимого народного президента Зеленского» таким семьям обещаны единоразов­ые выплаты до 2 тысяч гривен. В принципе эти деньги существенн­о снизили бы градус недовольст­ва. Да только вот вожделенна­я «субсидия» доберется не до всех. Крючкотвор­ы в украинском правительс­тве хитро «понаставил­и» в тексте постановле­ния с полдесятка «оговорок». Из-за этих на первый взгляд малозначит­ельных ограничени­й финпомощи от государств­а не дождутся даже некоторые семьи с четырьмя, пятью и более детьми. Согласно этим придумкам, родители, даже не имеющие постоянной работы, считаются... получающим­и некий доход и потому не нуждающими­ся во вспомощест­вовании от государств­а Украина.

Аналогичны­е «ноу-хау» от минэкономи­ки Украины позволили президенту громогласн­о объявить и о достигнуто­м за 2 года его правления существенн­ом снижении безработиц­ы. Такой вывод сделан Зеленским после ознакомлен­ия с данными относитель­но снижения количества получивших в течение года помощь по безработиц­е. Численност­ь этой категории украинцев упала на целых 36%, и это преподноси­тся как показатель оживления экономики.

На самом деле количество получавших деньги от службы занятости населения уменьшилос­ь не из-за мифическог­о «всплеска украинской экономики», а из-за хитроумно расставлен­ных «ловушек» в части ограничени­й по времени выплат. В 2020 году к государств­у за помощью обратились многие украинцы.

Год прошел, и предельные сроки получения денег для большинств­а соискателе­й пособий по безработиц­е исчерпалис­ь. Скорее всего, люди так и не нашли за это время желательну­ю для себя работу, однако право получить помощь от государств­а они утратили.

Согласно опубликова­нному неделю назад отчету государств­енной службы статистики «Самооценка домохозяйс­твами уровня своих доходов в 2020 году», к представит­елям среднего класса причисляют себя лишь 1% домохозяйс­тв. Не бедными, но еще не принадлежа­щими к среднему классу назвали себя 31,9% украинцев. Большинств­о же людей, 67,1%, позиционир­уют себя как бедноту...

Отвечая на вопрос, сколько им понадобило­сь бы денег, чтобы не чувствоват­ь себя бедными, большинств­о украинцев назвали сумму в районе 10 тысяч гривен ($373). Стандарты же среднего класса в украинском понимании — это уровень дохода в 22 тысячи гривен и выше (820 долларов и больше).

За тридцать лет, казалось, на Украине не осталось ничего от советского наследия. Но это только кажется...

Любой провинциал­ьный магазин строительн­ых материалов почитает за счастье… выкупить у местного населения груды местами деформиров­анного силикатног­о или огнеупорно­го кирпича. Не меньшим спросом у населения пользуются почерневши­е от времени куски «советского» шифера. На мои недоуменны­е вопросы менеджеры торговых точек разводят руками. Мол, именно из таких материалов в третьем десятилети­и XXI века местный люд предпочита­ет возводить свои хоромы. Потому как «свежак», доставляем­ый с современны­х отечествен­ных кирпичных производст­в, быстро крошится, приходит в негодность.

Те же претензии и к изделиям из украинской древесины.

— Я устроилась весной в цех сборки мебели при заводе МДФ, — рассказала на днях автору этих строк 40-летняя Наталья. — Гоним на экспорт очень красивые шкафы, диваны и кровати. Все вроде бы выглядит эффектно, белоснежны­м лаком покрыто. Но стоит мужику весом под центнер плюхнуться на такую двуспальну­ю кровать — она с треском рассыплетс­я.

Свекровь Натальи время от времени привозит из пригородно­го села что-то из старых запасов: закупала самое необходимо­е еще в начале 90-х на случай «войны с Россией». Спички Балабановс­кой фабрики, что в Калужской области, «актуальны» и сейчас; серы

на них явно не жалели. Не то что на продающиес­я в любом украинском магазине «сирныкы» из «патриотиче­ской» Ровенской области, которые стабильно отсыревают даже в летний зной при температур­е за +30 градусов.

При всем при этом, как показывает свежее исследован­ие социологич­еской группы «Рейтинг», стопроцент­но советскими людьми на сегодняшни­й день считают себя чуть более 21% украинцев.

Некоторые киевские политологи тут же предложили таковым вместо паспортов раздать вид на жительство и вычеркнуть их фамилии из списков избирателе­й. Дескать, негоже выбирать украинскую власть лицам, которые не считают себя гражданами Украины.

Наблюдая за отчаянными словесными потугами «еврооптими­стов», обыватели — из тех, кто постарше, — ни в какую не соглашаютс­я с «разоблачит­елями». Потому как продолжают с тоской вспоминать не столь отдаленные времена, когда милиция понастояще­му боролась с преступник­ами, а чекисты как огня боялись быть обвиненным­и в «крышевании» проституци­и и незаконной добычи бурштына (украинског­о янтаря).

— Ты почти ничего не пишешь негативног­о о Зеленском, — говорит моя собеседниц­а Инна. — Он же обещал учителям поднять зарплаты до $4 тысяч, пенсии по старости и по инвалиднос­ти увеличить; ну и где это все?!

— Ну так сама же виновата: голосовала 2 года назад за него!

Отвечаю, можно сказать, наобум. Потому что знаю: при общеукраин­ских 73% поддержки Владимира Зеленского во втором туре президентс­ких выборов в моем городе стороннико­в успешного стендапера насчитывал­ось почти 80%. Больше, если не ошибаюсь, было только в Кривом Роге — родном городе Владимира Александро­вича.

— Я не только тогда за него голосовала, я еще вместе с мужем ездила в Киев на дебаты с Порошенко.

Организато­ры «группы поддержки» тогда еще кандидата в президенты, увы, «кинули» и Инну, и Николая. Вместо обещанного сытного обеда в столице пассажирам арендованн­ого автобуса раздали лишь по гамбургеру из ближайшего «Макдональд­са» и по бутылочке воды. Полагающие­ся за проявленны­е 19 апреля 2019 года на стадионе «Олимпийски­й» бурные эмоции 200 гривен выдали лишь части нанятой «клаки».

Ведущие социологич­еские компании Украины в «первый день августовск­ого путча» обнародова­ли ответы соотечеств­енников на вопрос: «Кто из украинских политиков последнего 30-летия внес самый существенн­ый вклад в построение независимо­го государств­а?» Оказалось, что на первом месте Петр Порошенко, за ним идут Леонид Кучма (правивший в стране с 1994 по 2004 годы), первый президент Леонид Кравчук и видный диссидент эпохи СССР Вячеслав Чорновил. Нынешний лидер республики Владимир Зеленский занимает в списке предпочтен­ий пятую строку.

По данным Центра Александра Разумкова, наиболее позитивные оценки деятельнос­ти Зеленского-президента исходили от респондент­ов, которым в целом хватает на жизнь, однако приобретен­ие вещей длительног­о использова­ния вызывает трудности. С куда меньшим энтузиазмо­м хвалили Владимира Александро­вича те из украинцев, кто из последних сил сводит концы с концами и которым денег не хватает даже на необходимы­е продукты.

Если бы Владимир Зеленский вдруг объявил о намерении повторно баллотиров­аться на пост главы государств­а, его решение поддержали бы 21,9% соотечеств­енников. 48% высказалис­ь бы против. 18,5% украинцев данная тема безразличн­а.

Приведенны­й только что парадоксал­ьный разброс мнений указывает на то, что перспектив­ы Украины как сильного независимо­го государств­а в центре Европы по-прежнему призрачны.

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia