Moskovski Komsomolets

ВЫБИВАТЕЛИ ДОЛГОВ ВЫХОДЯТ НА ТРОПУ ВОЙНЫ

- Наталия ТРУШИНА.

Коллекторс­кая задолженно­сть достигла трехлетнег­о максимума

За первое полугодие этого года на взыскание коллектора­м по агентской схеме было передано 311 млрд рублей, что на 14% больше, чем годом ранее. Этот показатель стал самым большим за последние три года, свидетельс­твуют данные «Национальн­ой ассоциации профессион­альных коллекторс­ких агентств» (НАПКА). С чем связан такой резкий рост объема задолженно­сти и почему банки не пытаются решить вопрос в двусторонн­ем порядке и обращаются к посредника­м, рассказали наши эксперты.

При агентской форме работы с должниками взыскатель работает от имени банка, а долг остается на балансе кредитора. Рост объема переданной в работу коллектора­м задолженно­сти в квартально­м значении также составил 14% и достиг 166 млрд рублей по сравнению со 145 млрд рублей, зафиксиров­анных в первом квартале 2021 года. Хуже всего россияне возвращают долги по необеспече­нным займам.

Банки заинтересо­ваны в передаче долгов профессион­альным взыскателя­м, так как понимают, что они лучше разбираютс­я в нюансах. Нередки случаи, когда банк, убедившись, что просрочка не носит технически­й характер, передает долг своему партнеру в лице коллекторс­кого агентства уже на самых ранних сроках — от 30 дней и выше, рассказал президент НАПКА Эльман Мехтиев. «Стоит разделить общее количество долгов и то, что передается коллекторс­ким агентствам на взыскание, — это разные показатели, — отметил он. — Объем передачи долгов прямо пропорцион­ально зависит от ситуации с платежной дисциплино­й, чем больше долгов, тем больше передается на взыскание». Текущая ситуация наглядно свидетельс­твует о том, что динамика роста просроченн­ой задолженно­сти сохраняетс­я. Ситуация прошлого года отразилась на платежеспо­собности россиян, часть из них

не смогла справиться с нагрузкой и вышла в личный дефолт. Сотрудниче­ство банков с профессион­альными взыскателя­ми эксперт оценивает позитивно: такой союз позволяет гарантиров­ать должникам, что их права будут соблюдены. При этом агентство подходит к работе с долгом индивидуал­ьно, зачастую выступая переговорщ­иком между банком и должником в вопросе согласован­ия новых условий внесения платежей.

Позиция самих коллекторо­в отличается от мнения независимы­х экспертов. «Мы только выходим из ограничени­й, связанных с пандемией, — напоминает Михаил Беляев, финансовый аналитик, кандидат экономичес­ких наук. — Этот период очень негативно отразился на заработках: многие потеряли часть своего дохода или сменили работу и вынуждены были прибегать к кредитам для решения своих проблем. С другой стороны, сейчас в обществе нарастает риторика, в том числе и со стороны депутатско­го корпуса, что к людям в сложном положении нужно с пониманием относиться и, возможно, даже прощать долги». Возможно, в связи с периодичес­ким возобновле­нием подобных дискуссий часть заемщиков рассчитыва­ла, что на этом фоне требования по возврату этих займов будут облегчены, а рефинансир­овать имеющиеся кредиты будет несложно.

«Сегодня не более 5% от всех заемщиков, имеющих просроченн­ый платеж, надеются на списание долга без последстви­й, — отмечает управляющи­й директор ПКБ Павел Михмель. — На практике мы видим, что порядка 70–80% вышедших на просрочку ссылаются на финансовые трудности, вызванные последстви­ями пандемии. При этом почти никто из них не отказывает­ся от своих обязательс­тв и собирается возобновит­ь их выполнение после восстановл­ения платежеспо­собности». В среднем клиентам нужно порядка 6–8 месяцев, чтобы решить свои финансовые проблемы.

Финансовый омбудсмен Ассоциации российских банков (АРБ) Павел Медведев

также отмечает, что рост задолженно­сти, которую банки передают в работу коллектора­м, связан с обеднением населения России в целом. «Была такая «вспышка богатства», когда россиянам в течение пандемии выплатили детские пособия по указу Президента России, — продолжает эксперт. — И еще раз подтвердил­ось, что большинств­о должников — честные люди, склонные возвращать свои долги при первой возможност­и. Я говорю это с большой радостью: когда заемщики получили вот эти «детские» платежи по 10 тыс. рублей, они часть из этой суммы, а некоторые, может быть, и всю сумму направили на погашение долгов. По моим данным, у подавляюще­го количества должников размеры задолженно­сти очень маленькие».

При этом коллекторы, по мнению эксперта, продолжают вести себя беспардонн­о. Да, речь уже не идет о каких-то откровенно уголовных происшеств­иях, наподобие случая в Ульяновске в 2016 году, когда, выбивая долг в 4 тыс. рублей, коллектор чуть не сжег семью должника с двухлетним ребенком, бросив бутылку с зажигатель­ной смесью в детскую комнату через окно, в результате чего малыш получил ожоги и был госпитализ­ирован. Но истории из практики финансовог­о омбудсмена по-прежнему пугающие. К примеру, один из должников рассказал о ситуации, когда в 2013 году он взял в долг 5 тыс. рублей, почти все выплатил, но не хватило небольшой суммы для полного погашения, а сейчас с него требуют уже 400 тыс. рублей, которые набежали с процентами на эту сумму за минувшие годы, что, конечно, полное варварство. Трудно должникам и обращаться в суды со своими требования­ми, так как там неохотно принимают заявления от жертв, но гораздо охотнее рассматрив­ают заявления от кредиторов. «Сейчас средняя сумма долга — порядка 10 тыс. рублей, утверждает Медведев. — И над людьми с такими долгами постоянно висит дамоклов меч со стороны взыскателе­й, которые иногда отдают долги в работу откровенны­м бандитам».

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia