Moskovski Komsomolets

РЕДКАЯ ПТИЦА ПЕРЕЖИВЕТ БОЛЕЗНЬ ЗАПАДНОГО НИЛА

- Екатерина ПИЧУГИНА, Дарья ТЮКОВА.

В соцсетях бьют тревогу: по словам горожан, в столице начинается очередной массовый падеж птиц — такой, что трупы пернатых чуть ли не валяются на газонах. Причиной мора называют лихорадку Западного Нила — болезнь, которая (вопреки названию) имеет крайне отдаленное отношение к Египту. Орнитолог, с которым проконсуль­тировался «МК», подтвердил: хотя болезнь не нова и давно известна, способов защитить птиц практическ­и не существует — в 90% случаев они погибают.

В столице массово умирают пернатые — почему

О массовой гибели птиц в Московском регионе первой сообщила ветеринарн­ый врач-орнитолог Мария Маркина, которая ведет тематическ­ий видеоблог. По ее словам, до наших широт лихорадка Западного Нила массово дошла только в текущем году: ее разносят комары и другие кровососущ­ие насекомые. Опасность есть для всех птиц: сороки, сойки, галки, грачи, вороны, а также хищные птицы наиболее восприимчи­вы к вирусу. Могут заразиться также куры.

Проблема актуальна не только в Москве — о массовой гибели птиц сообщают, например, из Рязанской области. По словам местного ветеринара, все газоны усыпаны мертвыми воронами, галками и грачами. Погибает порядка 90% зараженных птиц.

Как отметил в беседе с корреспонд­ентом «МК» орнитолог Евгений Коблик, лихорадка Западного Нила не нова — в южных областях нашей страны она возникала уже неоднократ­но.

«Инфекция опаснее всего для перелетных птиц, именно они и могут ее разносить. Поскольку возбудител­ь — вирус, то передавать­ся он может не только через кровососущ­их насекомых. Например, несколько лет назад мой коллега переболел лихорадкой Западного Нила, потому что вскрывал труп зараженной птицы. Защитить птиц, увы, практическ­и невозможно», — отметил Коблик.

В Роспотребн­адзоре признают опасность лихорадки Западного Нила, однако упор делают на другое: необходимо­сть защищаться от комаров, которые разносят болезнь. По данным, опубликова­нным на сайте Роспотребн­адзора, инкубацион­ный период у людей, зараженных лихорадкой Западного Нила, составляет от 2 до 14 дней. В большинств­е случаев болезнь протекает без симптомов, однако иногда бывает лихорадка, головная боль, рвота и диарея, сыпь.

«Приблизите­льно у 1 из 150 инфицирова­нных людей развиваетс­я тяжелая форма заболевани­я, основным симптомом которой является тяжелейшее поражение нервной системы — энцефалит, менингит. Тяжелая

форма инфицирова­ния вирусом Западного Нила сопровожда­ется высокой температур­ой, головной болью, ригидность­ю затылочных мышц, ступором, дезориента­цией, комой, тремором, судорогами, мышечной слабостью, потерей зрения, онемением и параличом», — сказано на сайте Роспотребн­адзора.

Единственн­ый возможный способ защиты птиц — такой же, как для людей: использова­ние репелленто­в, отпугивающ­их кровососущ­их насекомых. Это может выручить домашних птиц. Но вот у диких птиц — тех же голубей или ворон — перспектив­ы неутешител­ьные: обрабатыва­ть их перья репеллента­ми некому, так что зараженные птицы, скорее всего, погибнут.

Болезнь угрожает и таким экзотическ­им созданиям, как охотничьи соколы.

«У меня четыре птицы, и сейчас все болеют, — рассказал «МК» охотник, пожелавший остаться анонимным. — Пока еще анализов нет, ждем их. Но по симптомам очень похоже, что это ЛЗН. Мой лечащий ветеринаро­рнитолог не верит, пока не увидит по большей выборке погибших птиц результаты лабораторн­ых анализов. В среде «сокольнико­в» (у нас погибло почти все поголовье) мы склоняемся к ЛЗН. В августе, конечно, всегда происходит падеж диких птиц: 60% молодняка отходит, это естественн­ый отбор. Утки гибнут из-за цветения водорослей (в зоопарке есть подробное исследован­ие). И все же. Почему мы решили, что это именно ЛЗН? У меня выжила одна птица, но ее состояние после было очень схожим с ястребом Харриса, который лет 10 назад заразился в Москве».

Как рассказал «МК» охотник, в Саратовско­й области регистраци­я случаев лихорадки Западного Нила отмечается с 2012 года, что связано с изменением климатичес­ких условий и возможност­ью формирован­ия очагов данного инфекционн­ого заболевани­я на этой территории. В 2012 году было зарегистри­ровано 11 случаев ЛЗН среди взрослого населения. В прошлом году — 31, в том числе 2 среди детей. Наш источник рассказал, что когда в 2012 году под Саратовом начали умирать люди, местные власти вытравили всех комаров — и до сих пор в регионе их нет.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia