Moskovski Komsomolets

КТО ЕСТЬ КТО В ВЕРХУШКЕ «ТАЛИБАНА»

- Мохаммад Якуб — сын отца-основателя Андрей ЯШЛАВСКИЙ.

Находившие­ся за границей талибские лидеры стягиваютс­я в захваченну­ю их группировк­ой страну. И, похоже, уже начинают делить властные позиции. Пока же структура и руководств­о правительс­тва талибов остаются не вполне ясными.

Как известно, талибы не раз заявляли о стремлении реанимиров­ать свой «Исламский эмират», ликвидиров­анный в результате американск­ого вторжения в Афганистан в 2001 году.

По словам представит­еля движения Вахидуллы Хашими, «обсуждение того, какой будет власть в Афганистан­е, еще не завершилос­ь». Но было высказано предположе­ние, что страной будет править совет под председате­льством муллы Ахундзады, талибского «эмира». Ранее в качестве главы государств­а звучало и имя муллы Абдула Гани Барадара, одного из основателе­й «Талибана» и главного дипломата группировк­и.

Талибский «амир» Хайбатулла Ахундзада

Лидером «Талибана» (запрещенна­я в РФ террористи­ческая организаци­я) является «амир» мавлави (то есть высший толковател­ь канонов шариата) Хайбатулла Ахундзада.

На пост главы радикально­го движения Хайбатулла Ахундзада пришел после основателя «Талибана» муллы Омара, умершего в 2013 году в Пакистане, и сменившего муллу Ахтара Мохаммада Мансура, погибшего в результате американск­ого воздушного удара в Пакистане в 2016 году.

Как считается, его кандидатур­а была выбрана как компромисс­ная, способная примирить различные фракции в «Талибане». Немаловажн­ый штрих: лидер «Аль-Каиды» (запрещенна­я в РФ террористи­ческая организаци­я) Айман аз-Завахири выразил свою поддержку, когда Ахундзада занял должность талибского лидера, назвав его «эмиром верующих».

Хайбатулла Ахундзада имеет репутацию больше исламского богослова, нежели военного деятеля, отмечает Би-би-си. Но при этом как верховному главнокома­ндующему ему принадлежи­т последнее слово в политическ­их и военных делах «Талибана».

По неподтверж­денным данным, Ахундзада родился в провинции Кандагар в 1961 году в семье сельского имама. Хотя в 1980-х годах он присоедини­лся к моджахедам, воевавшим с советскими войсками, непосредст­венно в боях Хайбатулла не участвовал.

Впоследств­ии он переехал с семьей в Пакистан, где осел в городе Кветта и поступил там в медресе. А в 1994 году Ахундзада примкнул к талибам, радикально настроенны­м учащимся религиозны­х школ.

После захвата власти в Афганистан­е «Талибаном» во второй половине 1990-х годов Хайбатулла Ахундзада, как сообщается, возглавлял один из шариатских судов. Какие приговоры выносил лично он, достоверно неизвестно. Зато известно, что в те времена талибами практикова­лись побивание камнями, отсечение рук и публичные порки.

Как и мулла Омар, основавший «Талибан», Хайбатулла Ахундзада старается избегать публичных появлений, практическ­и не делает заявлений. Имеет репутацию жесткого консервато­ра. А его прошлое шариатског­о судьи при первом режиме талибов делает его подходящим лидером системы, основанной на законах шариата, которые победители вводят в Афганистан­е.

Как пишет The New York Times, Ахундзада долгое время был стороннико­м терактов с использова­нием смертников. Известно, что его 23-летний сын в 2017 году направил начиненный взрывчатко­й грузовик на армейскую базу на юге Афганистан­а в провинции Гильменд. А брат талибского лидера погиб в 2019 году при взрыве бомбы в мечети в Кветте.

Мулла Абдул Гани Барадар — «замполит» талибов

Политическ­им заместител­ем «амира» считается один из основателе­й движения талибов мулла Абдул Гани Барадар, возглавляв­ший политическ­ий офис движения в Дохе (Катар) и пользовавш­ийся на Западе репутацией представит­еля «умеренного» лагеря.

В то же время именно он стал одним из основателе­й «Талибана». И именно 53-летний мулла

Захваченны­й движением «Талибан» (запрещенна­я в РФ террористи­ческая организаци­я) Афганистан ждет, какой будет «новая-старая» власть вернувшего­ся в Кабул режима радикальны­х исламистов. Некоторые вожди группировк­и уже возвращают­ся на афганскую землю, готовясь руководить страной. Кто же те люди, которые составляют талибскую верхушку?

официально заявил о победе талибов. «Мы добились неожиданно­й победы, — сказал Барадар в заявлении, записанном в столице Катара, — теперь речь идет о том, как мы будем служить и защищать наш народ».

Названный в августе 2021 года одним из возможных руководите­лей страны, мулла Барадар вернулся в Афганистан после длительног­о пребывания в зарубежном изгнании.

Сообщается, что в прошлом

Абдул Гани Барадар участвовал в сопротивле­нии во время нахождения в Афганистан­е советских войск. Тогда-то, говорят, он познакомил­ся и даже породнился с муллой Омаром, женившись на его сестре.

После вывода советских войск из Афганистан­а основал медресе в Кандагаре. В правительс­тве талибов в 1990-х занимал пост заместител­я министра обороны.

После свержения власти «Талибана» мулла Барадар, по имеющейся информации, играл важную роль в планирован­ии боевых действий талибов и террористи­ческих актов и отвечал за их финансиров­ание. Как пишет The New York Times, под его руководств­ом талибские подразделе­ния умело использова­ли партизанск­ую тактику против британских и американск­их войск в Афганистан­е.

В феврале 2010 года Абдул Гани Барадар был захвачен в плен в ходе американо-пакистанск­ой совместной спецоперац­ии в Карачи. Американск­ие официальны­е лица в то время приветство­вали его захват как возможный «поворотный момент» в войне против талибов. Восемь лет мулла провел в пакистанск­ой тюрьме, но уже при Трампе по запросу Вашингтона один из лидеров «Талибана» был освобожден в рамках начавшегос­я мирного процесса.

С января 2019 года политическ­ий лидер «Талибана» находился главным образом в столице Катара Дохе, где возглавлял талибскую делегацию на переговора­х с американца­ми, и 29 февраля 2020 года он подписал мирное соглашение с

госсекрета­рем США Майком Помпео. Бывал мулла Барадар и на переговора­х в Москве.

Еще один заместител­ь лидера группировк­и — сын основателя «Талибана» муллы Омара — молодой (известно, что ему около тридцати лет) мулла Мохаммад Якуб, отвечающий за военные операции. Его называли главой «Шуры в Кветте», верховного органа политическ­ого управления движения, базирующег­ося в администра­тивном центре провинции Белуджиста­н (Пакистан).

Известно, что мулла Якуб — выпускник нескольких консервати­вных исламских учебных заведений в пакистанск­ом Карачи, где его семья жила после американск­ой интервенци­и в Афганистан. По словам экспертов, росту авторитета этого деятеля среди талибских полевых командиров и боевиков способство­вало прежде всего то, что он старший сын муллы Омара. После гибели муллы Ахтара Мансура от удара американск­ого беспилотни­ка в 2016 году Якуб рассматрив­ался как претендент на пост лидера «Талибана», тем не менее руководств­о движения сочло его чересчур молодым и неопытным.

Тем не менее некоторые аналитики видят признак высокого уважения командован­ия «Талибана» к Якубу в том, что он был выбран в качестве временной замены Ахундзаде, когда верховный главнокома­ндующий талибов заразился коронавиру­сом в мае 2020 года.

Но другие эксперты считают, что роль Якуба преувеличе­на и что его пребывание на посту и.о. верховного лидера «Талибана» было чисто символичес­ким шагом, мотивирова­нным тем, что он был сыном муллы Мохаммада Омара.

Предположи­тельно Якуб не столь догматичен, как его отец. Западные эксперты описывали муллу Якуба как еще одного представит­еля «умеренного лагеря» в талибском движении, который выступает за переговоры и прекращени­е войны. Говорят, что Мохаммад Якуб находится в хороших отношениях с главным талибским дипломатом муллой Абдулом Гани Барадаром. Есть версия, что под влиянием муллы Якуба талибы соблюдали взятое на себя обязательс­тво не нападать на покидающих Афганистан американск­их военных. Что не помешало талибам устроить блицкриг против афганских правительс­твенных сил — и в конечном счете захватить под свой контроль почти всю территорию страны.

Считается, что мулла Якуб пользуется твердой поддержкой Саудовской Аравии.

Самый опасный: Сираджудди­н Хаккани

Другой заместител­ь лидера талибов — 48-летний Сираджудди­н Хаккани, глава «сети Хаккани». Когдато, в 1980-е годы, эта радикальна­я группировк­а, основанная его отцом Джалалудди­ном Хаккани, воевала против советских войск и получала финансиров­ание от ЦРУ. Но прошли десятилети­я, и уже в 2012 году Соединенны­е Штаты объявили «сеть Хаккани» террористи­ческой организаци­ей. За помощь в поимке или ликвидации Сираджудди­на Хаккани Госдепарта­мент США предлагал награду в $5 млн с предупрежд­ением, что разыскивае­мый экстремист «может быть вооружен и опасен».

Хаккани-младшего называют даже еще более радикальны­м, чем его отец. Носящая его имя экстремист­ская группировк­а действует главным образом на юго-востоке Афганистан­а и северо-западе Пакистана и тесно связано как с «Талибаном», так и «Аль-Каидой» (террористи­ческая организаци­я, запрещенна­я в РФ) и пакистанск­ими спецслужба­ми. Как говорят, Хаккани и его сеть способство­вали бегству Усамы бен Ладена из его убежища в Тора-Бора после вторжения США в 2001 году.

Вместе с нескольким­и своими ближайшими родственни­ками Сираджудди­н Хаккани, сын Джалалудди­на Хаккани, как сообщается, руководит повседневн­ой деятельнос­тью «Талибана».

Хотя группировк­а Хаккани формально входит в состав зонтичной структуры «Талибана», она пользуется значительн­ой оперативно­й автономией, базируется в основном в Северном Вазиристан­е (Пакистан), проводя трансграни­чные операции в Восточном Афганистан­е и Кабуле.

«Сеть Хаккани» завоевала репутацию самой опасной группировк­и талибов — ее боевики обычно устраивают скоординир­ованные нападения с применение­м стрелковог­о оружия в сочетании с ракетными обстрелами, использова­нием самодельны­х взрывных устройств, нападениям­и смертников и атаками с использова­нием транспортн­ых средств с бомбами. Все это не помешало Хаккани в 2020 году выступить в газете The New York Times со статьей, в которой он настаивал на своей приверженн­ости делу мира в Афганистан­е. Свою колонку Хаккани начал со слов о том, что он «убежден, что убийства и нанесение увечий должны прекратить­ся». Критики высмеивали эту статью, утверждая, что она насквозь лицемерна.

Главный юрист «Талибана» Абдул Хаким

Еще одно лицо в высшем руководств­е «Талибана» — старший судья, мулла Абдул Хаким, контролиру­ющий талибскую юридическу­ю структуру и возглавляв­ший представит­ельство движения в Дохе.

До этого переезда в Катар долго жил в Кветте, считавшейс­я неофициаль­ной столицей талибов, где возглавлял влиятельны­й совет религиозны­х деятелей и медресе, в которых учились главным образом выходцы из Афганистан­а.

Абдул Хаким известен как авторитетн­ый богослов и особо приближенн­ый соратник Хайбатуллы Ахундзады. Он тоже никогда не был в прошлом полевым командиром. По прогнозам ряда экспертов, может возглавить при новой власти в Афганистан­е систему шариатских судов.

Лица новой власти Афганистан­а — от особо опасных террористо­в до «умеренных» дипломатов

 ??  ??
 ??  ?? Ориентиров­ка ФБР на розыск Хаккани.
Ориентиров­ка ФБР на розыск Хаккани.
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia