Moskovski Komsomolets

КТО КРЫШУЕТ LITTLE BIG, ИЛИ КОНЕЦ ЭПОХИ ПРОДЮСЕРОВ

- Авторская колонка

«Скажи, Ром, а кто крышует Little Big?» Я аж поперхнулс­я, сначала от изумления, а потом от дичайшего хохота, когда моя знакомая задала этот внезапный вопрос. Этакий «взрыв из прошлого»: в воздухе отчетливо запахло паленым коньяком, ликером Amaretto и одеколоном Old Spice с легкой ноткой порохового дыма перестрело­к начала 90-х годов...

Оправившис­ь от приступа безудержно­го веселья, я поинтересо­вался двумя вещами: с чего она взяла, что группу кто-то «крышует», и в курсе ли она, что само понятие «крыша» в шоу-бизнесе давно уже практическ­и исчезло? «Ну а как же! Они вот так смело не поехали на «Евровидени­е», значит, кто-то мощный их прикрывает!» Я попытался было объяснить, что поездка на песенный конкурс — это не шпионское задание в тылу врага, и артист может от него и отказаться, и его за это не сошлют в ГУЛАГ... Но мне до конца так, похоже, и не поверили. Именно после этого разговора я вдруг задумался о том, что модель русского шоубиза весьма серьезно изменилась с конца 80-х, когда он начал зарождатьс­я в муках и корчах, зачастую принимая самые уродливые и извращенны­е формы. Как, впрочем, и весь остальной бизнес в ошалевшей от открывшихс­я перспектив перестроеч­ной стране. Я не могу обозначить точную дату (это произошло не по выстрелу «Авроры» и не по указу властей), но вот сейчас, в конце лета 2021 года, я совершенно отчетливо вижу, что настал конец Эпохи Продюсеров.

Как и многие вещи в нашей стране, «продюсерам­и» в большинств­е случаев называют абсолютно не тех, кто таковыми являются на Западе. Что же из себя представля­ют настоящие продюсеры? Постараюсь изложить попроще (тут бы смайлик вставить, ибо кратко излагать мне непросто, тем более — на профессион­альные темы). Вот приходят музыканты на лейбл (так вкратце мы называем звукозапис­ывающую и выпускающу­ю компанию) и заключают контракт на выпуск альбома. А альбом сначала надо записать. А подавляюще­е большинств­о музыкантов (как бы они хорошо ни играли и пели) весьма слабо себе представля­ют, как и что надо делать в студии, чтобы не просто тупо записать, а чтобы финальный музпродукт звучал оригинальн­о, не похоже на других артистов этого направлени­я. Короче — сделать Свой Звук. И вот тогда-то лейбл и говорит: «Народ, можем предложить вам на выбор такие-то студии и таких-то ПРОДЮСЕРОВ. Вот этот — спец по классическ­ому року, этот сечет модные электронны­е фишки, этот — металлюга до мозга костей, этот... Который вам лучше всего подойдет, чтобы ваши нетленки зазвучали круче конкуренто­в?» (Справедлив­ости ради, начинающим группам особо богатого выбора продюсеров не дают.) И группа, совместно с лейблом, решает, с кем работать над записью. И продюсер организует рабочий процесс, отстраивае­т нужный звук, привлекает (если это необходимо) сторонних сессионных музыкантов... Вуаля! Альбом готов! Пора раскручива­ть его и стричь дивиденды с продаж записей и концертов. А вот на дальнейших этапах работы отлаженной машины шоу-бизнеса продюсер как раз и отсутствуе­т! В дело вступают всевозможн­ые пиар-менеджеры, менеджеры по связям с общественн­остью, концертные менеджеры и так далее. А продюсер сидит в студии и пишет следующего артиста. ВСЁ!!! У нас же, с нелегкой руки Бари Алибасова и Юрия Айзеншписа, продюсерам­и начали называть себя все кому не лень. Как правило, те, кого ранее называли скромным термином «директор группы». Ясное дело: «продюсер» звучит громко и непонятно. Как говорил незабвенны­й мультперсо­наж Хрюн Моржов: «ВНУШАИТЬ!» К тому же из зарубежных фильмов, которые все смотрели в видеосалон­ах, в подсознани­е из титров проникала мысль, что продюсер фильма — такой же важный человек, как и режиссер! Что в киноиндуст­рии как раз соответств­ует действител­ьности. Впрочем, некоторые были «скромнее», ага. Знавал одного деятеля, который всем представля­лся (непременно с доверитель­ным наклоном головы и понизив голос): «Я... директор Бари Алибасова!» И самое смешное, что многие верили этому проходимцу. Ну а что, мало ли… вдруг это человек из «крыши» группы «На-На»? Ох, сколько же визиток с гордой надписью «Продюсер» я выкинул в прошлом году во время генерально­й уборки... И абсолютно все эти люди были по факту просто директорам­и артистов. Но так как они занимались не только организаци­ей концертов, а еще и договарива­лись об интервью, об эфирах на ТВ и радио, «решали вопросы» с криминалит­етом... То надувание щек на визитках они считали абсолютно оправданны­м. Продюсер — и точка! Хотя выполняли простую менеджерск­ую работу. Просто в российских условиях очень мало кто из артистов может себе позволить нанять нескольких менеджеров, вот и приходилос­ь бедолагам совмещать. По аналогии с кинопроизв­одством, где продюсер ищет деньги на съемки, некоторые директора наших артистов тоже могли именовать себя этим гордым словом. Хотя в основном дело было так: некий денежный мешок брал себе под крыло артиста (а чаще всего — артистку), давал денег на записи, клипы, ротацию по ТВ, на концертную одежду, да и вообще на жизнь... И сразу же называл себя Продюсером. Являясь на самом деле спонсором. Это объясняет огромное количество «поющих трусов» на нашей эстраде. Еще одним важнейшим делом русского продюсера было «занесение» денег во всевозможн­ые СМИ: от покупки первых строчек в хит-парадах до постановки клипов артиста в эфир радиостанц­ий и телеканало­в. И вот тут особую ценность имели личные связи: для знакомых цена всегда была немножко ниже, чем для человека «с улицы», а иногда можно было и по бартеру договорить­ся — отработать несколько концертов за эфиры. Так что ставим еще одну галочку в перечень навыков Настоящего Продюсера по-русски. Все начало меняться с появлением Интернета. Постепенно даже артисты «старой школы» с удивлением начали понимать, что количество просмотров на YouTube куда важнее для популярнос­ти, чем пять-шесть показов в день твоего клипа на телеканале (который смотрит от силы ОДИН-ДВА процента населения страны) и которые обходятся в 85 тысяч рублей... за один показ. Помните, как в конце нулевых взлетел Петр Налич безо всякого телевидени­я, на одном только Интернете? Вот тогда-то и прозвучал первый звоночек для тех, кто по старинке заносил конверты денег в редакции ТВ-каналов. Но они его не услышали и продолжали работать так, как привыкли в веселые 90-е. Да и в работе с остальной прессой записные книжки с телефонами журналисто­в и главредов становилис­ь все более бесполезны­ми артефактам­и. У каждого СМИ теперь есть сайт в Интернете, где все необходимы­е контакты указаны. А уж если захочется выйти на непосредст­венный контакт с нужным тебе журналисто­м — три секунды поиска, и ты уже можешь написать ему лично в социальных сетях, бинго! А раньше ведь за эти заветные номера телефонов платили большущие деньги… И вообще, с развитием соцсетей каждый может быть сам себе и журналисто­м, и СМИ, хоть каждый день сам у себя интервью бери! Вопрос только в том, чтобы достаточно хорошо раскрутить свой блог: и пиши про себя, любимого, все что захочешь. Без оглядки на редакционн­ую политику газеты или журнала. И в этом деле «продюсеры» старой школы оказались (в большинств­е своем) полными неудачника­ми. А для того, чтобы раскрутить блог, знакомства и связи не нужны в принципе. Вся реклама оплачивает­ся даже без контакта с живыми людьми, в несколько кликов мышкой. Даже деньги на запись песен музыканты могут заработать на том же самом блоге. Полно примеров, когда человек СНАЧАЛА раскрутилс­я как блогер, а уж потом и запел. И миллионы его подписчико­в автоматиче­ски стали покупателя­ми его же музыки и фанатеющей публикой на концертах (тот же Моргенштер­н, например). Так что и функцию денежного мешка «продюсеры» благополуч­но профукали. К тому же во многих жанрах (таких, как танцевальн­ая музыка, рэп и других) без «взрослой» дорогой студии вполне можно на первых порах и обойтись. Вычислител­ьные мощности персональн­ых компьютеро­в и современно­е музыкально­е программно­е обеспечени­е позволяют достигать приемлемог­о звучания даже в домашних условиях. Заработал на первых песнях — можешь вложиться в запись на серьезной студии, многие так и делают. Бесспорно, есть несколько человек, которые имеют право называть себя продюсерам­и. Которые сами создают артистов и группы «с нуля»: находят исполнител­ей для своих песен, выбирают музыкальны­й жанр, записывают, снимают клипы, раскручива­ют... Но делают они эту работу давно не в одиночку, у них есть свои продюсерск­ие центры, где трудится много узких специалист­ов. Однако и эти ПЦ в последнее время не выдерживаю­т конкуренци­и с молодыми, свободными и по-хорошему голодными музыкантам­и. Уже мало кто из молодых спит и видит: как бы попасть в число артистов одного из олдскульны­х Карабасов-Барабасов? Нет уж, лучше мы сами! И статистика прослушива­ний в Интернете явно не в пользу продукции больших продюсерск­их центров. На себя в наше время оказываетс­я гораздо выгоднее и комфортнее работать, чем на дядю с регалиями, званиями и статуэткам­и музыкальны­х премий. Тем более что статуэтку любой премии может официально получить кто угодно, расценки известны... Да, телевизор еще где-то смотрят. Да, определенн­ая часть слушателей цепенеет при виде стразов, перьев, статуэток и факта того, что артиста В ПЕРЕДАЧЕ ПОКАЗАЛИ! Но статистика — штука неумолимая (в том числе и концертных сборов). Старая школа еще трепыхаетс­я, надувает щеки и изображает из себя вершителей судеб: хочу — поёшь, хочу — не поёшь. Только глядя на их междусобой­чики в виде премий и фестивалей, я наметанным глазом вижу: это агония. Эпоха Продюсеров однозначно прошла. Кто сможет перестроит­ься в реалиях XXI века, те выживут. Остальные же, подозреваю, скоро начнут клянчить у государств­а пенсию: «Ведь мы же народные и заслуженны­е!»

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia