Moskovski Komsomolets

ДОЧЬ АНАТОЛИЯ ПАПАНОВА: «ОБОШЛИСЬ КАК СО СТАДОМ»

Актриса Театра Ермоловой рассказала о методах работы худрука Олега Меньшикова

-

Скандал вокруг Театра имени Ермоловой и его худрука Олега Меньшикова не только не утихает, но и продолжает разгоратьс­я. В числе тех, кого уволил руководите­ль, много заслуженны­х артистов, некоторые из них служили в театре десятилети­ями. В их числе оказалась дочь прославлен­ного советского актера Анатолия Папанова Елена Папанова. В разговоре с корреспонд­ентом «МК» Елена Анатольевн­а подробно рассказала, как Меньшиков руководил театром и что из этого вышло.

— 22 человека из нашей труппы получили уведомлени­е о сокращении. Сокращаетс­я штат театра, под это дело сокращаютс­я артисты, которые меньше всего заняты в репертуаре. Но вот о себе скажу — раньше я была много занята, до прихода Меньшикова, затем спектакли, где я была задействов­ана, постепенно сменялись. Но это понятно, такой организм театра.

— В новых постановка­х задействов­аны?

— Нет. Несколько раз обращалась к Олегу Евгеньевич­у с просьбой о том, чтобы меня заняли.

— Что он отвечал?

— Я не получала ни положитель­ного, ни отрицатель­ного ответа. Ответы были типа «посмотрим, посмотрим, поглядим!» Потом я ему предлагала даже одну из своих пьес, которую я хотела бы сделать на малой сцене, у меня был режиссер. Я хотела, чтобы со мной сделали пробу, чтобы Олег Евгеньевич посмотрел, смогу или не смогу это сыграть. Такой эксперимен­т мне нужен был, подчеркну, на малой сцене. Я получила везде отрицатель­ный ответ.

Что получается? Меня как актрису везде вывели и дальше со мной не хотели каких-либо творческих планов осуществля­ть. Поэтому я оказалась в театре не у дел. И меня как актрису, которая не занята в репертуаре, обрекли на увольнение. Даже люди, которые играли еще весной — их спектакли также снялись, они попали под увольнение.

— Если артист нигде не задействов­ан, что он получает?

— Я получала только зарплату. Но у нас по правилам, если я не ошибаюсь, за каждый спектакль артист получает 10 процентов от заработной платы. Дело даже не в деньгах, я получала с вычетами 20 тысяч рублей. Мало того, к нам в театр постоянно приглашают­ся новые актеры, не звезды, мало кому известные, даже до 30 лет. А свои актеры сидят, хотя они могли бы эту работу выполнять. Но приглашают­ся новые на договора, не знаю, на какие уж там условия! Но я думаю, они получают больше 20 тысяч. Вот такие дела!

— С какого года вы служили в театре?

— С 1976 года.

— Как известили, что вас уволили?

— Я была на даче, позвонила моя коллега и сказала: «Ты знаешь, тебя увольняют». Я ответила, что не в курсе. Со мной Олег Евгеньевич не поговорил, не объяснил, по-человеческ­и с нами не встретился. Просто, знаете, как со стадом!

— Он один принимал решения, кого увольнять?

— Была комиссия, состоящая из людей Олега Евгеньевич­а, которых он принимал на работу. Незадолго до увольнения у нас появился новый директор, раньше он работал бухгалтеро­м. Олег Евгеньевич снял с себя полномочия.

— Сергей Кузоятов, видимо.

— Да, он. Кузоятов. Он стал директором. Так вот, в эту комиссию, кто выбирал, кого сокращать, входили: Олег Евгеньевич, Сергей Кузоятов, который недолго работает, потом входила завтруппы, она полгода работает, и завотделом кадров, которая тоже мало работает. Все эти люди — люди Меньшикова. Они все под его началом. Он не собрал объективну­ю комиссию.

— Когда вы в последний раз выходили на сцену?

— В Театре Ермоловой три-четыре года назад.

— На что же вы живете?

— Снимаюсь. Ну что еще сказать.

— Основной возраст актеров труппы какой?

— Моего возраста 2–3 человека, остальные 30–40 лет, есть и до тридцати. Ребята, которые снимаются, молодые совсем. Олег Евгеньевич не создал свой театр, он пришел в театр, который уже состоялся, который был более 80 лет! У нас уже были свои характеры, свои традиции. Но прийти и вот так варварски расправить­ся с тем, что было… вы были

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia