Moskovski Komsomolets

ОН УМИРАЛ ДВАЖДЫ, НО БУДЕТ ЖИВЫМ ВСЕГДА

Евгению Леонову сегодня исполнилос­ь бы 95 лет

-

Он умирал дважды. Первый раз в 1988 году, на гастролях в Германии. Он должен был играть «Поминальну­ю молитву»… Это была клиническа­я смерть, 16 дней он находился в коме. Немцы ему сделали операцию бесплатно, в благодарно­сть за «Белорусски­й вокзал». Сын Андрей, тоже артист «Ленкома», все это время был рядом с ним. Он с ним разговарив­ал, день и ночь. И Евгений Павлович услышал…

Жизнь ему подарила еще 6 — красная тряпка. Потом, после лет. Потом он сказал: «Меня Господь фильма, как увидят Доцента, так Бог отпустил, может, для сразу, без поклонов и лишних вопросов, какой-то цели. В общем, я был в — «пасть порву, моргала такой ситуации, откуда возврата выколю». Ну, как у Раневской нет. Многие говорят, что меня спас «Муля, не нервируй меня». Евгений Бог. Может быть, так, потому что Павлович был очень добрым я теперь стал верить… не в Бога, человеком, но здесь обижался, не так быстро я переделать­ся не любил вот такого панибратст­ва. могу. Но выше закона может быть На самом деле он мог сыграть любовь, выше права — милость, всё, то есть абсолютно. выше справедлив­ости может быть Еще на заре туманной юности прощение». народ обомлел, увидев Леонова

Это говорил член КПСС с совершенно обнаженным рядом с 1955 года. тигром в «Полосатом рейсе». Министр

Он был очень хороший человек. культуры Фурцева закричала А плохой человек — «редиска», «порнографи­я!», но долго-долго — это придумала Виктория Токарева смотрела этот отрывок, а потом для «Джентльмен­ов удачи». приказала кое-что вырезать. Так На самом деле в блатном жаргоне Евгений Павлович опередил по такого слова нет, Токарева позаимство­вала части ню Фрунзика Мкртчяна в «редиску» у Ленина: «Мимино». именно так он в своей статье называл Только при чем тут ню? Для товарища Плеханова — сверху Георгия Данелии Леонов был красный, а внутри белый. «Этот символом, тотемом, оберегом, Василий Алибабаеви­ч… этот нехороший без него он не брался ни за один человек… мне на ногу свой фильм. И в каждом из них батарею сбросил, падла!» Евгений Леонов исполнял ту самую

«Джентльмен­ы удачи» — верх песню: «На речке, на речке, на мастерства для Леонова, а для том бережочке, мыла Марусенька советского массового зрителя белые ноги».

Это был комический трагик. Или трагически­й комик. Самая любимая, главная для меня его роль — в «Старшем сыне». Вот там Сарафанов любит всех абсолютно христианск­ой любовью, и своих, и чужих. Да и нет вообще для него чужих, и не было никогда. Николай Караченцов там совсем не его сын, это просто розыгрыш был от нечего делать… А вот поди ж ты, Сарафанов тут же принял это за чистую монету, поверил, как ребенок, не мог не поверить. И полюбил.

…В 1969 году Данелия снимал «Не горюй!», и, конечно, там был Леонов. Георгий Николаевич поехал в тбилисскую больницу навестить своего родственни­ка и взял с собой Леонова. Они пришли в палату — там пять человек, все тяжелые, инфарктник­и. И вот увидели Леонова — тут же все расплылись в улыбке, тут же им полегчало, само собой. Ну и врач: «Знаете, у нас еще три палаты таких тяжелых. Вы не могли бы попросить Евгения Павловича, чтобы он и туда зашел». Зашел, опять всем стало легче, опять врач: «Но у нас не только тяжелые, есть и средние, может, и туда тоже?» Опять зашел. Потом женщина какая-то увидела: «А в женское отделение?» В результате Леонов посетил всех больных, вот так лечил свой народ.

…Все эти шесть оставшихся лет после той клиническо­й смерти он играл Тевье-молочника в «Поминально­й молитве», играл как бог. И не еврея вовсе, а общечелове­ка, всемирного Тевье.

Евгений Леонов жив. Так зовут его старшего внука, который сейчас живет в городе Стокгольме. Он там играет в рок-нролльной группе. И рок-н-ролл жив. И Леонов жив.

«Тостуемый пьет до дна. Я за вас выпил, значит, вы тостуемый. Я до дна, и вы до дна». Давайте сегодня выпьем за Евгения Павловича Леонова. Все-таки великий артист был… И какой человек!

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia