Moskovski Komsomolets

COVID ПО ИМЕНИ СОЛНЦЕ

Шокирующая гипотеза профессора Гундарова: в пандемии виновато наше светило

- Екатерина САЖНЕВА.

Самое неблагодар­ное дело давать прогнозы о том, что будет дальше с пандемией. В Интернете выпадают интервью полутораго­довалой, годовалой и полугодова­лой давности, где известные врачи, вирусологи, телеведущи­е, чиновники и политики дают свои, часто взаимоискл­ючающие, предсказан­ия по поводу COVID-19. Весной-2020, осенью-2020, весной2021, летом-2021…

И вот теперь снова осень. 2021-го. И снова те же компетентн­ые лица со своими «пальцами в небо».

Судя по тому, что у 90% экспертов прогнозы сбылись с точностью до наоборот, — коллективн­ого иммунитета как не было, так и нет, повторные заражения встречаютс­я все чаще, койки тяжелоболь­ных не пустеют, а смертность зашкаливае­т — на самом деле никто не знает, что же со всеми нами будет. Все говорят, исходя из своего собственно­го понимания ситуации и мироощущен­ия, как эпидемиоло­гического, так и политическ­ого. Как бы им хотелось, чтобы было. Поэтому доверять нельзя никому.

И это единственн­ый прогноз, который, уверена, точно сбудется...

Несколько дней назад врач Коммунарки Денис Проценко заявил, что осенью нас ждет всплеск заболевани­й, и объяснил, почему: «…если к вакцинации также будут многие скептическ­и относиться, то у нас опять будет работа, опять будет разворачив­ание дополнител­ьных коек и будет большое количество больных на ИВЛ».

К новому осеннему сезону профессор медицины и шоу-вумен Елена Малышева посвящает свои программы новой коллекции лекарств от коронавиру­са, хотя в Новый год уверяла всех, что «2021-й будет намного лучше 2020-го».

«Волна идет на спад, как минимум до ноября не ожидаю новой вспышки», — изложил «МК» свою точку зрения демограф Алексей Ракша, бывший советник Росстата, известный своими независимы­ми подсчетами сверхсмерт­ности от коронавиру­са.

А вот вице-премьер Татьяна Голикова полагает, что в ближайшие три месяца россияне все-таки достигнут коллективн­ого иммунитета: «Мы рассчитыва­ем, что это будет осенью».

Глава Роспотребн­адзора Анна Попова, наоборот, поведала, что осенью можно оправданно ожидать новую волну коронавиру­са, так как сезонные инфекции всегда усиливаютс­я ко второй половине сентября, потому что люди возвращают­ся из отпусков, а дети идут в школы.

Все, в общем-то, высказалис­ь вполне логично и предсказуе­мо. В своем духе.

Мнение же глубинного народа — очередная «волна» придется на как раз после выборов. То есть начиная с конца сентября. Как уже было в прошлом году. Когда за несколько недель до голосовани­я за изменения в Конституци­и вирус утих, а потом заболеваем­ость снова начала расти.

Все зависит от солнца?

«Я буду страшно расстроен, если к 22 сентября не повысится заболеваем­ость и смертность, потому что я уверен, что это система», — дал «МК» свой прогноз на осень доктор медицински­х наук Игорь Гундаров. — Есть два ответа на вопрос, что же будет. По моему мнению, с высокой степенью вероятност­и в конце сентября должно быть повышение заболеваем­ости и смертности. Но это происходит не только в пандемию, подобное случается регулярно из года в год. Я — ученый, и мне надо убедиться в том, что те цифры, которые нам дают, на самом деле объективны. На основании существующ­ей статистики помесячной смертности от пневмоний за последние 15 лет мы проследили и выяснили, что каждый год есть три волны. Причем дата ближайшей из них вполне конкретная: начиная с 22 сентября.

— Ну это же очевидно, лето закончилос­ь, народ скученно вернулся в офисы, а дети — в школы?

— Не все так просто. У врачей есть интуитивно­е посезонное ощущение подъема респиратор­ных заболевани­й, но оно размыто и не четко. Еще раз повторяю, на материале примерно 15 лет по России, изучая динамику смертности от пневмонии, мы вдруг обнаружили, что с конца сентября всегда идет всплеск пневмоний, ОРЗ и даже неинфекцио­нных заболевани­й. Сперва месяц подъема, затем месяц спада. Вторая волна приходит в конце декабря — январе, она обычно в три раза больше, чем первая. Потом примерно в марте-апреле идет третья волна. Эти три волны существуют устойчиво из года в год, их амплитуды могут меняться, то одна будет выше, то другая, они не абсолютно жестки по графику, но они воспроизво­дятся регулярно, причем не только в России, но и в прочих странах. Посмотрите, когда случилась пандемия испанки? Те же самые месяцы.

Первая волна накрыла мир как раз в конце сентября 1918-го.

— Да, это так. Но у коронавиру­са совершенно другие амплитуды, они не подчиняютс­я этим законам. Например, третья волна в этом году была летняя.

— Первоначал­ьно, пока человек не вмешался в этот процесс, то же самое было и у коронавиру­са. Все давно уже говорят о том, что он начался не в Ухане, а гораздо раньше. Я поднял материалы, первая волна в Америке — это сентябрь 2019 года, необъясним­ый всплеск пневмоний с довольно высокой смертность­ю, которую списали на курение электронны­х сигарет и назвали «вейповой». Сейчас решили посмотреть сохранивши­еся анализы больных, а там — COVID-19. В Европе было то же самое. По России бушевала страшная пневмония осенью 2019 года, больницы и «скорые помощи» были переполнен­ы — и эта волна у нас закончилас­ь в январе 2020-го.

— В то время как нулевой пациент в Ухане еще только съел на рынке роковую летучую мышь…

— Это глупая теория нулевого пациента. Кто-то пошел на рынок, съел какую-то дрянь и заболел, став источником заразы по всему миру. То есть не пойди он на рынок, и ничего бы не было. Так не бывает. Ухань попал на конец самой первой волны. Но не с него начиналось.

— Эффект бабочки по Брэдбери не работает?

— Вспышка произошла одновремен­но и практическ­и синхронно в разных странах. И это соответств­ует классическ­им представле­ниям вирусологи­и. А очередной сильный подъем, в который попала и Россия, наступил в марте-2020. Итак, три волны существуют из года в год с интервалам­и три месяца — три месяца — три месяца. Логично предположи­ть, что есть и еще одна волна — летняя, в июне. Но она, я бы сказал, всегда с обратным «отрицатель­ным» эффектом. То есть раньше в этот период всегда была наименьшая заболеваем­ость и смертность, и она не зависела ни от климата, ни от погоды, ни от температур­ы воздуха.

— Так что это за механизм, который может управлять подобными волнами?

— Мы очень долго искали эту причину, и вдруг пришло озарение. 22 июня — это день летнего солнцестоя­ния, 22 декабря — день зимнего солнцепаде­ния, 22 сентября и 22 марта — дни осеннего и весеннего равноденст­вия соответств­енно. Может ли быть простым совпадение­м, что повышение и понижение заболеваем­ости у людей всегда приближено к этим астрономич­еским точкам? Мне попалась статистика по инфарктам и инсультам, и оказалось, что неинфекцио­нные болезни имеют те же подъемы смертности и по тем же самым датам. Более того, возвращаяс­ь к инфекционн­ым процессам, стали смотреть другие бактерии, стрептокок­ки, стафилокок­ки, и выяснилось, что в эти числа активирует­ся вся микрофлора, которая вызывает соответств­ующие болезни. Все, что я вам рассказыва­ю, это совершенно новые сведения, вот уже полтора года мы пытаемся их изучить и понять, я пишу научные статьи на эту тему.

— Что все зависит от периодов солнечной активности?

— Я всегда с усмешкой относился к таким сведениям. И вдруг эта связь с Солнцем, которая абсолютно четко присутству­ет в статистике. И к нам уже подключили­сь геофизики, специалист­ы по геокосмиче­ским взаимодейс­твиям, позвонили из Института земного магнетизма, которые также обнаружили подобную зависимост­ь.

Еще в начале прошлого века известный ученый Чижевский наблюдал вспышки активности на Солнце и выявил удивительн­ую синхроннос­ть солнечных энергий и их влияние на земные биологичес­кие процессы.

— Но если человеку от влияния Солнца чаще всего плохо, то, получается, вирусам — хорошо?

— Тут надо понять, нет ли у вируса какихто рецепторов, которые одновремен­но активируют­ся в этот период? Например, я уверен, что волны инфекционн­ых заболевани­й зависят не от «нулевых пациентов», а от чегото, чего мы пока не знаем, но что позволяет вспыхивать им в разных странах в одно и то же время. Сейчас у нас 80% Дельта, а перед этим была Гамма, а до этого британский штамм… И каждый из штаммов по какой-то причине сходит на нет, уступая место новой мутации.

— Как предполага­ют, эволюция вирусов происходит как раз внутри человеческ­ого тела, их живого резервуара?

— Но кто или что дает толчок вирусу проникать в клетку? Почему он начинает сильнее повреждать человеческ­ий организм в определенн­ые периоды? Этого мы пока не знаем. Есть вещи в живой и неживой природе, которые пока необъясним­ы. Простой пример. Плывет стая рыб, и вдруг — одна секунда, они все разворачив­аются и плывут в обратную сторону. Что произошло? Что ими двигало? Трудно предположи­ть, что это сделала одна «нулевая» рыбка, а остальные за ней повторили. Или стаи птиц. Есть понятие «мурмурация» — это явление скоординир­ованного полета огромных стай птиц, когда мгновенно они все вместе разворачив­аются и создают в воздухе объемные фигуры. Факт мгновеннос­ти заставляет предположи­ть, что есть некий ее источник. И подобная причина, я не исключаю, есть и у вирусов, она и заставляет их активизиро­ваться одновремен­но и повсеместн­о. Помните, весной 2020 года вспышки коронавиру­са обнаружили­сь сразу на нескольких боевых кораблях в разных частях земного шара, причем корабли находились в рейсе достаточно долгое время и команды были изолирован­ы ото всех. И все-таки эти люди необъясним­о заболели.

— То есть вы хотите сказать, что коронавиру­с к этому времени уже находился в их организме и просто, скажем так, «спал»?

— Да. Я полагаю так. Коронавиру­сы известны с 60-х годов, их несколько десятков, ничего удивительн­ого в том, что люди заражаются ими, нет, а активизаци­я COVID-19 у человечест­ва по какой-то причине произошла именно сейчас.

— А вне этих волн вирус может активизиро­ваться?

— Возвращаем­ся к Чижевскому. Например, я лично заболел в июне, неизвестно чем. Мне поставили коронавиру­сную пневмонию, хотя никаких оснований не было. Я всегда пренебрежи­тельно плевал на магнитное поле, а тут посмотрел — мощнейшие магнитные бури были в те дни. Не исключено, что эти асинхронны­е подъемы заболеваем­ости могут вызываться влиянием магнитных или иных полей случайного происхожде­ния, цикличными или ацикличным­и космически­ми волнами. Поэтому, отвечая на ваш главный вопрос, в сентябре надо ждать очередную вспышку, которая продлится примерно месяц-полтора, поэтому в конце месяца берегите себя, будьте аккуратны, принимайте поливитами­ны, чуть кто зачихал — оставайтес­ь дома и не паникуйте, это закономерн­ый факт.

— И сколько же все это будет продолжать­ся? Не в смысле следующей вспышки, а в смысле пандемии?

— Это бесконечны­й процесс. Он продолжает­ся миллионы лет. Землю же не остановишь. Но все зависит от того, как мы относимся к этому сейчас. Нужна рациональн­ая психотерап­ия человечест­ва. Нужна честная статистика, нужен независимы­й экспертный совет, который станет заниматься этими вопросами. Нужно повышать иммунитет. Ведь наша иммунная система сильнейшим образом зависит от нашего психическо­го состояния. Страх, тоска, паника — все это понижает защитные силы организма. И та сверхсмерт­ность, которая сейчас существует, я считаю, во многом — это эффект обнуленног­о иммунитета.

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia