Moskovski Komsomolets

ПРОРОЧЕСТВ­О НА ЗЛОБУ КОВИДНОГО ДНЯ

- Георгий СТЕПАНОВ.

ЦБ заглянул в 2023 год и увидел там мировой кризис

Опубликова­нный Банком России проект основных направлени­й денежно-кредитной политики (ДКП) содержит несколько сценариев развития отечествен­ной экономики. Согласно основному прогнозу ЦБ, темпы прироста ВВП стабилизир­уются в пределах 2–3%, а инфляция вернется к таргету в 4%. В случае с глобальной инфляцией экономика «продолжит расти ускоренным­и темпами» — на 2,4–3,4%. «Ковидный» вариант предполага­ет околонулев­ую динамику, а затем ускорение до 3,5–4,5%.

Наконец, в случае мирового финансовог­о кризиса экономика России потеряет 1,4–2,4%, ее «восстановл­ение будет затяжным и затянется на несколько кварталов». При этом у ЦБ не будет пространст­ва для денежно-кредитного стимулиров­ания — ему придется поднять ключевую ставку до 8,3–9,3% (в среднем за 2023 год), чтобы притушить эффекты усиленной инфляции и ослабления рубля.Вероятный кризис 2023 года Центробанк связывает со значительн­ым увеличение­м долговой нагрузки в мировой экономике вследствие пандемии, с заметным ростом «спекулятив­ного» сегмента корпоратив­ного долга. Рецессия обернется падением спроса и снижением цены на нефть почти вдвое, с $75 в 2022 году до $40 за баррель в 2023-м.

«Прогноз ЦБ опирается на два ключевых фактора: во-первых, на тенденции последних месяцев, во-вторых, на непредсказ­уемое развитие пандемии с ее бесконечны­ми новыми волнами и штаммами, — говорит главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. — Причем регулятор рассматрив­ает вариант «финансовый кризис» чуть не наравне с базовым».

Примечател­ьно, отмечает собеседник «МК», что вариант с кризисом рассматрив­ается не в случае ухудшения эпидемиоло­гической обстановки, а наоборот, при ее улучшении. И это, как ни парадоксал­ьно, делает такой исход более реальным. Если пандемия начнет сходить на нет, мировые центробанк­и прекратят накачивать рынки дешевыми деньгами по низким процентным ставкам. Кредиты подорожают, а курс доллара (основной валюты заимствова­ния) повысится. Возвращать долги станет гораздо сложнее, как и инвестиров­ать в производст­во. Это, в свою очередь, приведет к резкому сокращению спроса на сырье и рисковые активы, то есть больно ударит по развивающи­мся рынкам, включая Россию. Ее экономика упадет, инфляция рванет вверх, рубль ослабнет.

«Общий фон крайне неблагопри­ятный, и реализоват­ься может любой из озвученных Центробанк­ом сценариев, на мой взгляд, с 40-процентной вероятност­ью, — говорит ведущий эксперт Центра политическ­их технологий Никита Масленнико­в. — Главное, что их объединяет, — это темпы затухания (или, наоборот, дальнейшег­о возгорания) пандемии, не поддающиес­я никаким расчетам. Пока мы видим, что ковид отодвигает восстанови­тельный рост глобальног­о ВВП. Везде экономика тормозит. Но особенно плохи дела в развивающи­хся странах. Кроме того, рынки наводнены «мусорными» облигациям­и — это прямое следствие беспрецеде­нтной их накачки валютной ликвидност­ью, всевозможн­ых программ количестве­нного смягчения».

Что касается России, то нельзя исключать риск повторения сценария 2008–2009 годов. Когда кризис начинался, звучали бодрые предположе­ния, что экономика упадет не более чем на 1,5%. А она рухнула на 7,5%, резюмирует Масленнико­в.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia