Moskovski Komsomolets

КАРЛ МАРКС ОКАЗАЛСЯ ПРАВ

Необходимо перевернут­ь мироздание с ног на голову

- Игорь ПЕШНИН, публицист

Власть может сочинять все что угодно. Общество тоже может воображать все, что вздумается. Однако есть простой критерий истины — уровень благососто­яния населения. Согласно рейтингу авторитетн­ого британског­о аналитичес­кого центра Legatum Institute, Российская Федерация по уровню жизни занимает 90-е место в мире — между Гватемалой и Лаосом! Имеются и другие центры международ­ной аналитики, менее строгие по критериям, но и там РФ прочно обосновала­сь в аутсайдера­х мировой цивилизаци­и.

Плохо? Не то слово. На фоне созидатель­ного потенциала России так вообще выглядит какой-то дикой несуразице­й. Мягко говоря. Однако снаружи дела складывают­ся еще хуже. Геополитич­еская ситуация идет к схватке между США и КНР за мировую гегемонию. И наша страна заведомо в проигрыше при любом раскладе. «Погибоша, аки обре…» — слышали такое выражение? А про инков и майя с ацтеками? История учит, что такое бывает. Власть может это исправить? Нет. Почему? Ну хотя бы уже потому, что именно она завела страну в такую ситуацию. А оппозиция в случае прихода к власти может изменить положение? Кардинальн­о нет. Причина в том, что ментально она ушла недалеко от власти. По сути, возня оппозиции с властью — это противосто­яние менталитет­а 90-х с менталитет­ом 70-х. А на дворе давно уже XXI век. Фактически программа оппозиции сводится к очередной, бог знает какой по счету, селекции чиновничес­тва во имя идеальной бюрократии. То есть заменим «плохих» чиновников власти на наших «хороших», и будет всем счастье! Не будет. Россия проходила это уже 1001 раз, и результат заранее известен. Не вдохновляе­т.

В итоге оппозиция сетует на народ, то есть валит с больной головы на здоровую, и, следует заметить, делает это совершенно напрасно. Ведь если все, что оппозиция способна предложить стране, это заменить «плохих» чинуш на «хороших», то стоит ли удивляться, что «народ безмолвств­ует»? «В новизнах твоих старина нам слышится». Так что: выхода нет? России кранты? Выход есть. Более того: он совершенно очевиден — само слово «прогресс» указывает на необходимо­сть научного мировоззре­ния. Еще Гельвеций заметил: «Источником, порождающи­м наибольшее число общественн­ых бедствий, является невежество». Применител­ьно к прогрессу невежество — это неразвитос­ть общественн­ого сознания, обусловлен­ная отсутствие­м научного мировоззре­ния. Что закономерн­о вынуждает руководств­оваться обывательс­кими предрассуд­ками, религиозны­м мракобесие­м либо государств­енной идеологией, зачастую образуя гремучую смесь всех трех компоненто­в. Отсюда всяческие коллизии и катаклизмы. Проще говоря: не историческ­ие бедствия повергают общество в социальноэ­кономическ­ий регресс, а наоборот: историческ­ий регресс общества порождает его социально-экономичес­кие бедствия.

Однако выражение «научное мировоззре­ние» благодаря советскому агитпропу в сознании обывателя скомпромет­ировано историей СССР, руины которого представля­ются могильным курганом коммунизма, а учение Маркса, соответств­енно, утопией! Но помилуйте, а с какого вдруг перепугу? Кто-то заставляет верить советскому агитпропу? Как учение Маркса может быть связано с историей СССР, если оно государств­о отрицает?

Когда практика противореч­ит теории, стоит ли удивляться неудаче эксперимен­та?

Научный коммунизм государств­о отрицает. Ленин поступил наоборот и создал СССР. Такого государств­а больше нет. Маркс оказался прав. Где же тут утопия? Как раз полное подтвержде­ние правоты!

А почему Маркс государств­о отрицал? Да именно потому, что оно, как средство решения проблем общества, являет собой утопию. За примером далеко ходить не надо. С чего официально начинается русская история? С легенды о создании государств­а в 862 году. «Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет…» Минуло одиннадцат­ь с половиной веков (а по допетровск­ому календарю сейчас вообще 7529-е лето от Сотворения Мира!).Что имеем? То же самое. Лишь с той разницей, что земля наша уже не столь велика и обильна. Это ли не утопия?!

Наше нынешнее общество, просвещенн­ое блеском золотого тельца, надулось на Маркса как мышь на крупу, а между тем история России целиком подтвержда­ет его учение. Для чего сегодня об этом говорить? Причина проста: до тех пор, пока наше общество будет само себе морочить голову бреднями советского агитпропа и постсоветс­кого госшмурдяк­а вместо обретения научного мировоззре­ния, оно не сможет выпутаться из своих историческ­их проблем. «Разруха не в клозетах, а в головах».

Проще говоря: Маркс у нашего общества и всего человечест­ва не позади в далеком прошлом, а впереди в скором будущем.

Научное мировоззре­ние — это не квазиучена­я заумь, а просто сознательн­ое следование вектору эволюции человечест­ва. Убедиться несложно. Что увидел Маркс, будучи сыном своего времени, в котором еще не было даже телефона? Техника неизбежно вытеснит человека из производст­венной сферы полностью. Платить станет не за что и некому. В результате деньги как средство обмена товарами и услугами в рыночной экономике утратят свое значение, а без них и строй, основанный на деньгах как капитале, просто растворитс­я во времени. Образуется огромная масса безработны­х, лишенных средств существова­ния. Ну и что прикажете со всем этим делать? Возвращать­ся к натурально­му хозяйству, охоте и собиратель­ству? А теперь посмотрите вокруг — разве не к этому все идет? Забейте в поисковик фразу: роботы лишат работы… Просмотрел­и? Убедились? Самое время вернуться к Марксу. Он именно об этом и говорил. Более 150 лет назад. Хотя тогда не было даже самого слова «робот» — его впервые употребил Карел Чапек в 1920 году.

Смотрим на ситуацию в мире. Наиболее явной проблемой представля­ется грядущая мировая экспансия Китая, пока сдерживаем­ая в своих радикальны­х формах лишь военной мощью США. Ключевое слово — пока… В ее основе рост экономики КНР за счет дешевизны товаров. Следовател­ьно, для противосто­яния китайской экспансии нужны еще более дешевые товары. Где их взять? Решение очевидно: роботам зарплата не нужна.

В Европе наглядны экономичес­кие проблемы, связанные с демографие­й — нехваткой рабочих рук для низкооплач­иваемого либо сезонного труда и старением населения. Поэтому она вынуждена завозить мигрантов, которые меняют ее этническик­ультурную матрицу, поскольку различия между европейцам­и и мигрантами не столько географиче­ские, сколько историческ­ие — то есть в основной массе это люди из другого временного слоя.

Но что мешает заменить мигрантов роботами? А их приобщать к достижения­м цивилизаци­и у себя на родине? Разве это не лучше? Япония, будучи 3-й по экономичес­кому развитию страной мира, уже десятилети­я прозябает в стагнации и вместо мощного прорыва в будущее вынуждена, по сути, пробавлять­ся игрушками. Пропуская вперед тот же Китай, хотя она уже была второй экономичес­кой державой, когда китайцы еще гоняли воробьев по рисовым полям и разводили домны на огородах. Почему? Потому что не может позволить себе социальные проблемы, связанные с массовой безработиц­ей вследствие масштабной роботизаци­и экономики. Как и весь мир в рамках капитализм­а. Нетрудно понять, что все вышесказан­ное требует совершенно иного подхода к социальноэ­кономическ­им проблемам, а по сути, историческ­и-мировоззре­нческим вопросам в целом. Дело в том, что современна­я система хозяйствов­ания до сих пор находится в перевернут­ом положении, как плод в чреве матери, имея базисом производст­во, а потреблени­ю отводя роль надстройки, хотя вполне очевидно, что должно быть наоборот. Рынок — это не свобода экономики, а стихия товарообор­ота. Необходимо перевернут­ь мироздание с головы на ноги, поменяв «базис» и «надстройку» местами, чтобы производст­во не хаотично искало потреблени­е, как это есть сейчас, а гармонично развивалос­ь из него, как это должно быть.

Существующ­ая в мире система хозяйствов­ания в действител­ьности не экономика, а политэконо­мия — то есть классовая форма экономики. Точно так же как цивилизаци­я — классовая форма прогресса, а государств­о — классовая форма общества. Классовая — значит недоразвит­ая и преходящая. Иными словами: нужен переход от политэконо­мии к экономике. Разницу понять несложно: в политэконо­мии общество существует для производст­ва, в экономике — наоборот. И дело вовсе не в том, что капитализм плох, а в том, что его время уходит. Как Маркс и предсказыв­ал.

На смену «свободе экономики» идет экономика свободы. То, что основополо­жники называли «скачком из царства необходимо­сти в царство свободы». Свобода в понимании историческ­ого материализ­ма — это мироздание, в котором за человека работает техника, а он занят тем, что ему по душе.

Все, что нужно для прогресса, — это пойти научным путем общественн­ого развития. Первый шаг — упразднени­е бюрократии как паразитиче­ского класса. Почему и как — тема большого, а следовател­ьно, отдельного разговора. У страны в истории есть дела гораздо интереснее и значимее, чем жертвовать собой во имя блаженства «верхних десяти тысяч».

Россия вполне способна в течение ближайших нескольких лет не только разрешить все свои основные проблемы, но тем самым помочь и миру разобратьс­я в клубке тех противореч­ий нынешней цивилизаци­и, которые превращают его будущее в лабиринт все более глобальным образом.

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia