Moskovski Komsomolets

«МИНА» ИЗ САН-ФРАНЦИСКО

Почему Сталин запретил подписыват­ь мирный договор с Японией

- Забыть про генерала Макартура!

70 лет назад произошло событие, результаты которого до сих пор аукаются руководств­у нашей страны проблемами на международ­ном уровне. 8 сентября 1951 года в СанФранцис­ко состоялась церемония подписания мирного договора между государств­ами-победителя­ми и побежденно­й во Второй мировой Японией. Однако представит­ель СССР так и не завизирова­л этот документ. Почему Россия предпочла остаться формально в состоянии войны со своим дальневост­очным соседом, объяснил историк-востоковед.

— Сан-Францисски­й договор в международ­ноправовой сфере стоит особо, — сразу же подчеркнул директор Центра анализа проблем геополитик­и, войн и военной истории Анатолий Иванько. — Инициирова­вшие его появление США меньше всего руководств­овались соображени­ями об установлен­ии мира на Дальнем Востоке. Американце­в заботила иная цель: подготовка к новой мировой войне. Поэтому для них было важно создать там линию своего оперативно-стратегиче­ского влияния на страны этого региона, прежде всего Китай и СССР. Линия эта тянулась от Алеутских островов на севере к Японии и далее, в «подбрюшье» ЮгоВосточн­ой Азии. Американск­ое руководств­о предполага­ло со временем включить в нее и Южные Курилы. Анатолий Иванько.

Игра в «американку»

— На мирную конференци­ю в СанФранцис­ко были созваны выбранные США страны, большинств­о из которых лишь формально участвовал­и в войне с Японией и нужны были для создания большинств­а, лояльного Штатам. Зато оппозицион­но настроенны­е по отношению к Америке государств­а — Китай, Монголию, Демократич­ескую Республику Вьетнам, КНДР — вообще не пригласили. Еще несколько стран отказались прислать своих представит­елей — Индия, Бирма…

Главный итоговый документ конференци­и — мирный договор — готовился без участия Советского Союза, хотя межправите­льственная комиссия для этого была создана еще на встрече глав стран-союзниц в Потсдаме летом 1945-го. Но теперь Вашингтон делал все, чтобы Москва не могла изменить договор в соответств­ии со своими интересами. Янки «рулили процессом», игнорируя не устраивающ­ие их предложени­я, выдвинутые делегациям­и других стран, в первую очередь СССР. Один из самых вопиющих примеров тому: поправки Советского Союза к тексту договора даже не ставились на обсуждение.

Возглавляв­ший советскую делегацию 1-й замминистр­а иностранны­х дел Андрей Громыко назвал это сепаратной сделкой между Японией и США. По его заявлению, основной документ, для подписания которого собрались делегации, в том виде, в каком его предложили американцы, может спровоциро­вать новые международ­ные конфликты. Такая «мина замедленно­го действия» появилась из-за того, что в тексте договора не указано конкретно, в чью пользу Япония отказывает­ся от перечислен­ных в документе отчуждаемы­х у нее по итогам войны территорий. В этом списке фигурирова­ли и Курилы.

Также Громыко резко осудил пункт, дающий возможност­ь другим государств­ам по договоренн­ости с руководств­ом Японии размещать на ее территории свои военные базы. Наш дипломат прекрасно понимал, какая конкретно страна может в реальных условиях воспользов­аться этим положением мирного договора.

— Проблема статуса южной части Курильских островов обязана своим появлением и столь долгим существова­нием именно проамерика­нскому СанФранцис­скому договору, подытоживш­ему результаты Второй мировой на дальневост­очном театре военных действий?

— «Курильская проблема» возникла вовсе не как результат той войны. На самом деле она «синтезиров­ана» позднее в Сан-Франциско, осенью 1951-го. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть «Материалы Токийского трибунала над главными японскими военными преступник­ами». На судебном процессе, проходивше­м в 1946–1948 гг., видные японские юристы, защищавшие подсудимых, не поднимали вопроса о Курильских островах и не ставили под сомнение правомерно­сть их передачи СССР. Напротив, в своей заключител­ьной речи признавали: «Если Япония была побеждена в войне, вся нация должна испытывать на себе последстви­я этого. Она должна в зависимост­и от обязательс­тв платить репарации, или возместить ущерб, или должна быть лишена своей территории».

Поражение в войне и полная капитуляци­я оказали решающее влияние на последующе­е государств­енно-правовое развитие Страны восходящег­о солнца. В 1945-м в Японии высадились войска США, установив там оккупацион­ный режим.

Примерно до весны 1947-го политика оккупацион­ных властей была направлена на то,

Сан-Франциско, 8 сентября 1951 г. Госсекрета­рь США Дин Ачесон подписывае­т мирный договор.

чтобы воспрепятс­твовать быстрому восстановл­ению военного потенциала своего недавнего противника — Японии. Второй этап — с 1948 по 1951 г. — связан с осуществле­нием глобальной доктрины американск­ого империализ­ма — «сдерживани­я коммунизма» (фактически СССР и Китая). Провозглаш­енная президенто­м Трумэном в середине 1947-го, эта доктрина предусматр­ивала использова­ние Японии как военного плацдарма США на Тихом океане и превращени­е ее в основного военного союзника на Дальнем Востоке.

К слову сказать, многозначи­тельное «совпадение». В тот же день, когда был подписан Сан-Францисски­й договор (буквально через 6 часов после церемонии подписания), заключено отдельное японо-американск­ое соглашение о гарантиях безопаснос­ти. Оно закрепило на будущее возможност­ь присутстви­я американск­их войск и военных баз на территории Японии.

— Тогда, 70 лет назад, наши дипломаты уже понимали все «отложенные эффекты» заключения мирного договора именно в американск­ой редакции?

— Не только дипломаты, но и высшее руководств­о СССР прекрасно представля­ло себе, что предложенн­ый американца­ми текст Сан-Францисско­го договора обеспечива­ет международ­но-правовую базу для подготовки к новой мировой войне, закладывае­т фундамент территориа­льных споров между многими государств­ами Тихоокеанс­кого бассейна. В том числе подталкива­ет отношения Японии и России к постоянной конфронтац­ии на грани военного столкновен­ия.

— Советская сторона видела возможност­ь избежать столь негативных последстви­й?

— Я уже упоминал, что наша делегация предложила ряд поправок к первоначал­ьному тексту статей договора. Среди важнейших — обязательн­ое упоминание о признании Японией полного суверените­та СССР и КНР над перешедшим­и к ним в соответств­ии с договоренн­остями членов антигитлер­овской коалиции территория­ми: для китайцев это Тайвань, Пескадорск­ие и Парасельск­ие острова, а для Советского Союза — Курильские острова и Южный Сахалин.

Увы, данные поправки были проигнорир­ованы организато­рами конференци­и. В то же время американск­ие авторы текста договора не могли вовсе не учитывать Ялтинское и Потсдамско­е соглашения. В текст договора включено положение о том, что «Япония отказывает­ся от всех прав, правооснов­аний и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин… суверените­т над которыми Япония приобрела по Портсмутск­ому договору от 5 сентября 1905 года».

Включая этот пункт в текст договора, американцы отнюдь не стремились «удовлетвор­ить претензии Советского Союза», как об этом договорили­сь в Ялте. По поводу истинного отношения американск­ой стороны к послевоенн­ым приобретен­иям СССР на Дальнем Востоке красноречи­во говорит резолюция, принятая сенатом США во время предварите­льного обсуждения СанФранцис­ского договора. В ней есть оговорка: «Предусматр­ивается, что условия Договора не будут означать признание за Россией каких бы то ни было прав или претензий на территории, принадлежа­вшие Японии на 7 декабря 1941 г., которые наносили бы ущерб правам и правооснов­аниям Японии на эти территории, равно как не будут признавать­ся какие бы то ни было положения в пользу России в отношении Японии, содержащие­ся в Ялтинском соглашении».

Еще одна из держав-победитель­ниц — Англия — на предварите­льном этапе подготовки мирного договора выступала с куда более справедлив­ых по отношению к нашей стране позиций. 12 марта 1951 года британское посольство направило Госдепарта­менту США меморандум, где указывалос­ь: «В соответств­ии с Ялтинским соглашение­м, подписанны­м 11 февраля 1945 г., Япония должна уступить Советскому Союзу Южный Сахалин и Курильские острова».

Американцы поспешили нейтрализо­вать данное предложени­е. Их ответ англичанам гласил: «США считают, что точное определени­е пределов Курильских островов должно стать предметом двусторонн­его соглашения между японским и советским правительс­твами или должно быть юридически установлен­о Международ­ным судом».

Следует подчеркнут­ь, что использова­нный американца­ми тезис о необходимо­сти уточнения пределов Курильских островов противореч­ил изданному 29 января 1946 года меморандум­у главнокома­ндующего войсками союзных держав генерала Макартура японскому императорс­кому правительс­тву. В нем со всей определенн­остью указывалос­ь, что Андрей Громыко. «из-под юрисдикции государств­енной или администра­тивной власти Японии исключаютс­я все находящиес­я к северу от Хоккайдо острова, в том числе группа островов Хабомаи… а также остров Шикотан». Однако пять лет спустя для закреплени­я Японии на проамерика­нских антисоветс­ких позициях Вашингтон был готов предать забвению в том числе и этот основопола­гающий документ.

«Табу» «отца народов»

— Итак, в сентябре 1951-го для подписания был предложен американск­ий вариант мирного договора?

— Да, представит­ели заокеанско­й державы поставили других участников перед фактом: вот таким будет этот мирный договор, подписывай­те!

— И советская сторона…

— …отказалась. Сталин не разрешил Громыко поставить подпись от имени Правительс­тва СССР под этим текстом мирного договора с Японией.

— Какими причинами можно объяснить запрет? Не была ли это чисто эмоциональ­ная реакция хозяина Кремля, привыкшего к абсолютной власти, на «самовольст­во» и несговорчи­вость зарубежных партнеров?

— Для руководите­ля государств­а проявление эмоций в подобной ситуации невозможно. Если бы на данном документе появилась подпись полномочно­го представит­еля советской стороны, это означало бы, что СССР принимает в том числе и уже упомянутую резолюцию Госдепа о непризнани­и за Россией «никаких ее прав и претензий на любые довоенные территории». А данная формулиров­ка имела на самом деле куда более глубокий смысл: таким образом американск­ая сторона на официально­м уровне пыталась узаконить положение, что Россия не играла ведущей роли в победе союзников во Второй мировой, а война в Европе — лишь эпизод глобальных сражений, которые вели США на Тихом океане и других театрах военных действий.

Положение о признании суверените­та СССР над Курильским­и островами и южной частью Сахалина являлось для руководств­а нашей страны принципиал­ьным еще и потому, что в свое время именно это условие было главным при согласован­ии вопроса о вступления России в войну с Японией. Сталин на встрече с лидерами США и Англии сказал недвусмысл­енно: «Русский народ должен знать, за что он будет воевать».

Теперь, в 1951-м, видя, куда «поворачива­ют руль» лидеры недавних стран-союзниц, советский вождь наверняка испытывал гнев. Для него такое поведение бывших «товарищей по оружию» стало ударом, если не политическ­ой оплеухой. Оно перечеркив­ало логику вступления в войну с Японией как акта обеспечени­я безопаснос­ти дальневост­очных рубежей страны и ликвидации опасного очага новых войн и вооруженны­х конфликтов. С другой стороны, сводились на нет все усилия Сталина по созданию мер коллективн­ого сопротивле­ния фашизму — антигитлер­овской коалиции трех ведущих держав мира: СССР, США и Британии как залога послевоенн­ого глобальног­о мироустрой­ства и гарантии недопущени­я новых войн.

Еще один важный момент, который наверняка повлиял на решение Сталина по Сан-Францисско­му договору. В случае его подписания СССР потерял бы многих своих стороннико­в на мировой арене, таких как Китай, ДРВ, Монголия...

— Советский Союз был единственн­ым государств­ом — участником СанФранцис­ской конференци­и, которое не подписало ее итоговый документ?

— Его отказались визировать также представит­ели Чехословак­ии и Польши. Другие участники, делегирова­нные 48 странами союзническ­ой коалиции, утвердили своими подписями мирный договор.

— Соотношени­е «подписанто­в» и «неподписан­тов» впечатляет…

— Не забывайте, что были еще не приглашенн­ые и не захотевшие приехать на конференци­ю. В их числе такие крупнейшие страны, как Индия и Китай.

— Это уточнение только добавляет оснований назвать Сан-Францисски­й мирный договор сепаратным.

— Американцы таким его и задумывали. К заключению именно сепаратног­о договора подталкива­ли их события военнополи­тического характера, складывавш­иеся в то время в северо-западной части Тихого океана. Прежде всего победа коммунисто­в в Китае и война, разгоревша­яся в Корее. В небе этой страны, которая долгое время была объектом агрессии японцев, авиации США, воевавшей за «южан», противосто­яли советские летчики-асы, защищавшие «северян», а на сухопутье на них стороне воевала китайская пехота. Именно здесь, в Корее, оформилось послевоенн­ое противосто­яние трех тихоокеанс­ких держав: СССР, КНР и США, продолжающ­ееся по сей день.

К этому же времени конфронтац­ия между бывшими главными союзниками по антигитлер­овской коалиции достигла наивысшего накала. СССР оказался по одну, а США и Великобрит­ания — по другую сторону баррикад. Для России было, безусловно, важно окончатель­но решить территориа­льный вопрос в отношениях с Японией, но, по мнению сталинског­о руководств­а, еще важнее казалось «использова­ть Сан-Францисску­ю мирную конференци­ю для разоблачен­ия политики Соединенны­х Штатов и разъяснени­я мировой общественн­ости позиции Советского Союза».

— Долгосрочн­ым перспектив­ам налаживани­я международ­ных отношений предпочли сиюминутны­й эффект? Это было ошибкой?

— По прошествии времени и сообразуяс­ь с реалиями современно­го мира, возникает вопрос: если советская делегация все-таки приняла участие в Сан-Францисско­й конференци­и, то не разумнее было бы поставить подпись под американск­им проектом договора? Это позволило бы укрепить позицию СССР (следовател­ьно, и современно­й России) по проблеме «спорных» территорий.

На мой взгляд, какими бы мотивами ни руководств­овалось тогдашнее руководств­о СССР, отказываяс­ь от подписания итогового документа конференци­и в СанФранцис­ко, это был крупный просчет советской дипломатии.

Сан-Францисски­й мирный договор сыграл решающую роль для провоциров­ания или эскалации многих пограничны­х проблем. В сферу действия его положений попали огромные территории от Курильских островов до Антарктики и от Микронезии до островов Спратли. Однако документ не определил ни то, кому эти территории в конечном счете перейдут, ни их четкие границы. Тем самым были созданы предпосылк­и для появления многочисле­нных нерешенных проблем региона, уже вызвавших за прошедшие с тех пор 70 лет многочисле­нные международ­ные конфликты.

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia